Не просто скромница - Кэрол Мортимер - Глава 1 Читать онлайн любовный роман

В женской библиотеке Мир Женщины кроме возможности читать онлайн также можно скачать любовный роман - Не просто скромница - Кэрол Мортимер бесплатно.

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Не просто скромница - Кэрол Мортимер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Не просто скромница - Кэрол Мортимер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мортимер Кэрол

Не просто скромница

Читать онлайн

Аннотация к роману
«Не просто скромница» - Кэрол Мортимер

Вдовствующая герцогиня Ройстон заключила пари со своими подругами о том, что ее красавец-внук Джастин Сен-Джаст объявит о своей помолвке в ближайшие две недели. Задача не из легких, поскольку молодой герцог вовсе не собирался вступать в брак. Но его бабушка затеяла гениальную интригу, за которой с замиранием сердца следит ее юная компаньонка Элеонора. Она давно уже влюблена в Джастина, в чем не признается даже себе. Да и положение ее безнадежно: у девушки нет ни денег, ни достойного происхождения, зато она умна и необыкновенно хороша собой…
Следующая страница

Глава 1

Питеру, любви всей моей жизни



Эта книга является художественным произведением. Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.



Not Just a Wallflower Copyright

© 2013 by Carole Mortimer



«He просто скромница»

© ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2014

© Перевод и издание на русском языке, ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2014

© Художественное оформление, ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2014



Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

Глава 1

Июнь 1817 г. Лондонский дом леди Сисели Готорн

– Представляю, как тебя взволновала новость о предстоящем браке Готорна и мисс Мэттьюз! – воскликнула леди Джослин Эмброуз, вдовствующая графиня Чембоурн, и одарила сияющей улыбкой хозяйку дома леди Сисели.

Та кивнула:

– Без некоторых сложностей не обошлось, но я уверена, Адам и Магдалена отлично между собой поладят.

Волнение графини слегка улеглось.

– И как она сейчас, когда все проблемы и неприятности уже позади?

– Неплохо. – Леди Сисели тепло улыбнулась. – Юная леди обладает большой стойкостью.

– Которая оказалась ей кстати, когда этот повеса Шеффилд сделал все, чтобы разорить девушку и разрушить ее репутацию, – с негодованием фыркнула Эдит Сен-Джаст, вдовствующая герцогиня Ройстон, третья в компании старинных подруг.

Леди Джослин обернулась к ней:

– А какие у тебя планы по поводу женитьбы Ройстона?

Это трио уже пятьдесят лет, с тех пор, когда они были девочками-дебютантками, связывала прочная дружба. В начале нынешнего сезона они заключили пакт, что устроят свадьбы своим холостым внукам и тем самым обеспечат продолжение семейных ветвей. Первой успеха достигла леди Джослин. Несколько недель назад ее внук объявил о намерении жениться на леди Сильвиане Мурленд. Свадьбу назначили на конец июня. Сама леди Сисели только совсем недавно перестала волноваться за будущее своего внука. Его невестой стала мисс Магдалена Мэттьюз, внучка Джорджа Мэттьюза, недавно почившего герцога Шеффилда. Так что теперь только вдовствующей герцогине Эдит Сен-Джаст оставалось обеспечить своему внуку Джастину, нынешнему герцогу Ройстону, его герцогиню.

Задача не из легких, учитывая, что сей прекрасный, как грех, надменный и самоуверенный джентльмен неоднократно во всеуслышание заявлял, что не собирается жениться, и в свои двадцать восемь лет уверял бабушку, что не готов к браку.

– До конца сезона осталось всего несколько недель. – Леди Сисели с сомнением взглянула на подругу.

Вдовствующая герцогиня величественно кивнула.

– И Ройстон сделает свой выбор до того, как наступит ночь Хэпвортского бала.

Леди Сисели ахнула.

– Но до него всего две недели!

Эдит довольно улыбнулась:

– К этому времени Сен-Джаст будет уже связан по рукам и ногам, я вас уверяю!

– И ты по-прежнему убеждена, что его суженой станет леди, имя которой ты записала на бумаге и отдала на сохранение моему дворецкому? – Леди Джослин так же сомневалась в успехе этой затеи.

Когда они делились друг с другом своими планами по обеспечению внуков невестами, вдовствующая герцогиня заявила, что уже выбрала невесту для Ройстона и помолвка с этой леди произойдет еще до конца сезона. Нисколько не сомневаясь в выборе, леди Эдит приняла вызов подруг и записала имя девушки на листке, который затем отдала для сохранности Эдвардсу, дворецкому леди Джослин. Записку надлежало открыть в тот день, когда Ройстон объявит о своем намерении жениться.

– Абсолютно убеждена, – по-прежнему уверенно заявила Эдит.

– Но насколько я знаю, Ройстон не остановился ни на одной юной леди нынешнего сезона. – Леди Сисели, самая чувствительная из троицы, не допускала мысли, что дорогая подруга может ошибиться.

– Я знаю, – таинственно заявила вдовствующая герцогиня.

– Но…

– Давай не будем давить на нашу дорогую Эдит. – Леди Джослин успокаивающе сжала руку леди Сисели. – Разве она раньше когда-нибудь оказывалась неправа?

– Нет.

– И сейчас тоже не окажусь, – надменно объявила вдовствующая герцогиня. Однако впечатление портили искорки ликования в поблекших голубых глазах. – Ройстон не просто обнаружит, что его стреножили, но и будет сходить с ума по своей невесте!

Эти слова о высокомерном и циничном герцоге Ройстоне так ошеломили подруг, что они не рискнули развивать эту тему.

Глава 2

Два дня спустя. Клуб «Уайте», Сент-Джеймс-стрит, Лондон

– Личфилд, не пора ли вам признать свое поражение и пойти спать?

– Вам бы так этого хотелось, да, Ройстон? – съехидничал противник по карточному столу. Его раскрасневшаяся физиономия поблескивала от пота в тусклом свете свечей.

– Мне совершенно безразлично, даже если вы проиграете последнюю рубашку, – лениво протянул Джастин Сен-Джаст, герцог Ройстон, и откинулся на спинку стула. Его глубочайшее презрение к этому человеку выдавал лишь блеск прищуренных синих глаз. – Я просто хочу, наконец, закончить эту бесконечную игру!

Он очень жалел, что принял вызов Личфилда и сел с ним играть, согласившись лишь потому, что изнывал от скуки и хотел как-то развеяться.

Скука. Слишком знакомое ему чувство с тех пор, как закончилась война с Наполеоном и маленького корсиканца выдворили на остров Святой Елены. Тогда Джастин думал, что может спокойно вернуться в Лондон, выйти в отставку и принять на себя герцогские обязанности. Но всего через пару-тройку недель осознал, что совершил ужасную ошибку.

О да, его по-прежнему окружали друзья, да и женщин, жаждущих разделить с ним постель, было в избытке. Комнаты в Мейфэре окружали комфортом, он давно решил, что не станет жить в Ройстон-Хаус, и переехал в собственные апартаменты, оставив бабушку в одиночестве в опустевшем доме. Мать после смерти отца удалилась в загородное поместье и жила там затворницей. Однако все это время он постоянно ощущал нехватку… жизни. Совершенно не представлял, чего ему недостает и как это восполнить. По этой причине он и провел остаток вечера за игрой в карты с человеком, который ему даже не симпатичен!

Лорд Драйден Личфилд бросил на него раздосадованный взгляд:

– Говорят, вам дьявольски везет в карты и на женщин.

– Неужели? – пробормотал Джастин. Он отлично знал, что болтают за его спиной в обществе.

– …и я уже начинаю сомневаться, действительно ли это удача, а не…

– Осторожней, Личфилд, – негромко предупредил Джастин, внутренне напрягшись от этого невысказанного оскорбления, ничем, однако, себя не выдав, лишь потянулся изящной рукой к бокалу и неторопливо глотнул бренди. Длинные по последней моде золотистые волосы, красивые аристократичные черты с налетом высокомерия – он куда больше походил на падшего ангела, чем на Люцифера. Только, как бы ангельски он ни выглядел, большая часть, если не абсолютное большинство, джентльменов знали: он отлично владеет обоими видами дуэльного оружия, а Личфилд явно напрашивался на дуэль. – Я уже сказал, чем скорее мы закончим игру, тем лучше.

– Высокомерный ублюдок! – Личфилд яростно взглянул на него. Он был лет на десять старше Джастина, но лишний вес, поредевшие рыжеватые волосы с серебристыми прядями и испорченные дешевыми сигарами зубы значительно его старили. Не скрашивал картину едва сдерживаемый гнев из-за постоянных неудач в картах.

– Не думаю, что оскорбления в мой адрес помогут вам улучшить вашу ужасную игру, – заявил Джастин, беря еще один бокал бренди.

– Ах ты…

– Простите, ваша светлость, вам срочное послание.

Из задымленной полутьмы вынырнул серебряный поднос с письмом с небрежно начертанным именем Джастина. Почерк показался незнакомым.

– Извините, Личфилд. – Не удостоив его взглядом, Джастин взял с подноса письмо, сломал печать и быстро прочел. Затем снова свернул, сунул в карман сюртука и бросил на стол карты. – Партия ваша, сэр. – И, коротким кивком отпустив слугу, встал, поправляя белоснежные манжеты.

– Ха, я так и знал, что это блеф! – с триумфом воскликнул Личфилд и, радостно пыхтя вонючей сигарой, сгреб карты, брошенные Джастином. – Что за?.. – через секунду пробормотал он, недоверчиво глядя на сплошные тузы. Его обрюзгшее лицо от гнева пошло багровыми пятнами. Довольно опасно. Джастин не сомневался, сердце Личфилда наверняка сдастся раньше, чем тот доживет до своего пятидесятого дня рождения. – А записка-то от женщины. – Тот, глядя на Джастина сквозь дым сигары, осклабился еще шире. – Вот уж не думал, что когда-нибудь увижу, как дьявольски удачливый герцог Ройстон бросает выигрышные карты и срывается с места по первой просьбе некой особы.

Правда, в данный момент «дьявольски удачливому герцогу Ройстону» безумно хотелось схватить Личфилда за измятую манишку и как следует встряхнуть. Вот ведь пес шелудивый!

– А может, я собираюсь сорваться в ее спальню? – Он насмешливо вскинул бровь.

Личфилд громко фыркнул.

– Никакая женщина не стоит карточного выигрыша.

– Эта стоит, – сухо уверил герцог и одарил его высокомерным взглядом. – Желаю вам насладиться остатком вечера, Личфилд.

Сказав так, Джастин не стал больше попусту тратить время и зашагал к выходу по тускло освещенному салону, по пути коротко кивая знакомым.

– Ройстон, поберегись!

Джастина спасла его знаменитая реакция. Он быстро отскочил в сторону и обернулся. Глаза его округлились от удивления. Чей-то кулак успешно остановил рванувшегося за ним Личфилда, и тот рухнул с изяществом заколотого быка.

Спаситель Джастина присел около него на корточки. Затем выпрямился, и герцог узнал лорда Брайена Андерсона, графа Ричмонда, ладного и грациозного джентльмена лет пятидесяти или около того, с густыми, рано поседевшими волосами.

– Вижу, ваш правый хук, как всегда, безотказен, Ричмонд, – с восхищением произнес Джастин.

– Похоже что так. – Граф поправил манжету, выглядывавшую из-под рукава дорогого черного сюртука.

Оба игнорировали лежащего без движения Личфилда. – Смею спросить, чем же вы так вывели его из себя?

Джастин пожал плечами.

– Позволил выиграть у меня в карты.

– Неужели? – Ричмонд поднял брови. – Учитывая размеры его долгов, можно было предположить, что он скорее будет вам благодарен.

– Можно было, да. – Джастин бесстрастно смотрел, как двое слуг с равнодушными лицами уносят Личфилда. – Спасибо за своевременное вмешательство, Ричмонд.

– Не стоит благодарности, – поклонился граф и с сожалением добавил: – По правде говоря, я получил куда больше удовольствия, чем следовало.

Как и все в обществе, Джастин знал, что недавно овдовевший Брайен Андерсон последние двадцать пять лет был привязан к женщине, которая еще в первые месяцы брака упала с лошади и получила серьезную травму головы, в результате чего умственно превратилась в ребенка и оставалась в таком состоянии до самой смерти.

Но, несмотря на это, Ричмонд не отказался от своих брачных клятв. Во всяком случае, публично. Чем он занимался приватно, оставалось его личным делом и в любом случае не осуждалось обществом. Какая, должно быть, это невыносимая пытка – двадцать пять лет быть женатым на женщине, которая считает себя маленькой девочкой. Без сомнения, те часы, что он проводил за спаррингом у Джексона, были попыткой скрасить несчастную жизнь.

Так же как, вероятно, и удар Личфилду.

– В любом случае я вам очень признателен. – Джастин слегка поклонился. – Простите, мне пора. У меня встреча.

– Конечно. – Ричмонд тоже отвесил поклон. – О, и еще, Ройстон. – Он многозначительно взглянул на Джастина. Тот вопросительно вскинул брови. – Я бы на вашем месте постарался быть с Личфилдом осторожнее в ближайшие несколько недель. В роли победителя он еще менее обходителен, чем в роли проигравшего.

Джастин слегка улыбнулся.

– Да-да, – кивнул Ричмонд. – Много лет назад я имел неудовольствие служить вместе с ним в Индии и знаю его задирой с порочным характером. Его не любили ни солдаты, ни офицеры.

– В таком случае странно, что никто не попытался избавить себя, а заодно и других, от такого тирана.

В армейских кругах ни для кого не было секретом, что завербовавшиеся военные – завербовавшиеся, как же: зачастую им под тем или иным неблаговидным предлогом просто всучали королевский шиллинг – в неразберихе сражения иногда избавлялись от особо непопулярных офицеров.

Ричмонд с сожалением улыбнулся:

– Задержись он в армии дольше, наверняка бы и случилось, но еще раньше произошел нелицеприятный инцидент с женой другого офицера, и вышестоящий офицер поспособствовал, чтобы Личфилд скорее покинул Индию.

Джастин несколько секунд изучал лицо графа, на котором не отражалось никаких эмоций.

– А вышестоящим офицером уж не вы ли, сэр, были?

– Возможно, – мрачно ответил Ричмонд.

– В таком случае запомню ваше предупреждение, – произнес Джастин. – Доброй ночи, Ричмонд.

Не желая терять времени на дальнейшие церемонии, он прошел в холл, надел плащ и шляпу и вышел на улицу.

– Ганновер-сквер, Билсбури, – коротко проинструктировал он кучера, поднялся в герцогскую карету и расслабленно откинулся на роскошных подушках. За ним тут же захлопнули дверцу, и экипаж резво покатил в темноту ночи.

Если какая женщина и стоила потери столь баснословного выигрыша, то, безусловно, та, к которой он сейчас торопился.



Мисс Элеонора – Элли – Розвуд нервно вышагивала по обширному холлу дома на Ганновер-сквер, ожидая ответной реакции на письмо, которое она отослала в начале вечера. Наконец она услышала топот копыт по булыжной мостовой, затем короткое бормотание. Она надеялась, что ничем не выдает снедавшего ее беспокойства. В холл вышел дворецкий Стенхоуп и распахнул дверь, впуская красавца герцога Ройстона, который властной поступью стремительно вошел в дом, принеся с собой вечерний прохладный воздух.

И как всегда, при виде этого сильного и импозантного джентльмена Элли тут же лишилась дара речи.

Джастин Сен-Джаст был очень высок, статен, на пару дюймов выше шести футов, с золотистыми волосами, уложенными в небрежную прическу по последней моде. Резкие аристократичные черты, ярко-синие глаза, высокие скулы, длинный нос, красиво вылепленные губы, квадратная решительная челюсть. Элегантный плащ, черный сюртук и белоснежная льняная рубашка выгодно подчеркивали широкие плечи и узкую талию, панталоны из буйволовой кожи с черными гессенскими сапогами обтягивали длинные мускулистые ноги, словно вторая кожа. Без сомнения, самый красивый джентльмен, какого Элли только видела в своей жизни.

– Ну? – поинтересовался он, срывая с себя шляпу и плащ и вручая их Стенхоупу. Затем пересек холл и приблизился к Элли, стоявшей у подножия широкой изогнутой лестницы.

«А еще самый высокомерный», – подумалось Элли. Она набрала в грудь воздуха.

– Я посылала вам записку с просьбой прийти…

– Что и явилось причиной моего здесь присутствия, – прервал он ее.

«И самый нетерпеливый!»

– Я ожидала вас несколько раньше.

Герцог застыл на месте.

– Неужели я слышу в вашем тоне упрек?

Под обманчивой мягкостью тона прятались стальные нотки, у Элли вспыхнули щеки.

– Я… нет…

Он расслабил плечи.

– Рад слышать.

Элли решительно вздернула подбородок.

– А вот ваша бабушка, я думаю, ожидала от вас более скорого визита, ваша светлость.

Старая леди, с тех пор, как поручила Элли, своей компаньонке, отправить записку, каждые пятнадцать минут интересовалась, нет ли новостей от внука. И появление герцога спустя столько часов было, мягко говоря, несколько запоздалым.

– Я приехал сразу, как только получил записку.

Элли подняла брови.

– Неужели?

Джастин смотрел на нее так, словно впервые видел, впрочем, так оно и было. Герцоги никогда не обращают внимания на компаньонок пожилых леди! Его прищурившиеся глаза вспыхнули синевой, надменный взгляд скользнул по стройной фигурке в простом коричневом платье, оглядел от рыжих волос до самых туфелек и вновь вернулся к вспыхнувшему лицу.

– Мы с вами, кажется, какие-то дальние родственники?

Это было не совсем так. Около десяти лет назад ее овдовевшая мать вышла замуж за кузена герцога. Элли в ту пору было девять лет. Однако потом произошел трагический случай, мать и отчим погибли в перевернувшейся карете, и это низвело ее родственные отношения с герцогом до незначительных. И если бы не доброта бабушки, которая взяла ее к себе в компаньонки, Элли вряд ли бы еще, хоть раз в жизни увидела кого-то из семьи Сен-Джаст.

– Весьма отдаленные, ваша светлость, – сипловато ответила она.

Герцог поднял бровь. Его волосы золотились в сиянии свечей, а глаза скрывались за тяжелыми веками, не позволяя прочесть выражение.

– Дорогая кузина Элеонора, – насмешливо откликнулся он. – Дело в том, что, когда доставили вашу записку, меня не было дома, и моему слуге понадобилось какое-то время, чтобы определить, где я нахожусь.

Джастин не понимал, зачем оправдывается перед этой девушкой. Она всего лишь дальняя родственница, даже не по крови. Он не мог припомнить, чтобы вообще хоть раз разговаривал с ней. Хотя, разумеется, замечал, пусть скучающий циник, тем не менее он же мужчина!

Ее волнистые волосы отливали интересным оттенком рыжины, несмотря на все попытки их обладательницы приглушить впечатление строгостью стиля. Потрясающе ясные зеленые глаза в обрамлении густых темных ресниц, россыпь веснушек на сливочно-бледных скулах, дерзко вздернутый носик, губы… Ах, эти губы! Полные, четко очерченные, естественного цвета созревшей земляники. Мужчине ничего не стоит вообразить им куда лучшее применение, чем разговор или поглощение пищи!

Она совсем миниатюрная, и по росту, и по фигуре, однако стройную талию и бедра выгодно оттеняли полные груди, выступающие в вырезе простенького коричневого платья. Маленькие изящные ручки. Красивые кисти. Тонкие длинные пальцы в кружевных перчатках.

Джастин хорошо помнил, как бабушка сразу прибрала к рукам этого осиротевшего птенчика, пригласив к себе компаньонкой. Эдит Сен-Джаст нравилось производить впечатление надменной и высокомерной леди, но близкие отлично знали, что за этой раковиной прячется доброе и отзывчивое сердце.

– Ваша записка подразумевала срочное дело? – многозначительно протянул Джастин.

– Да. – Ее бледные щеки порозовели. Я… К вдовствующей герцогине сегодня вызвали доктора.

– Доктора? – резко перепросил герцог. – Бабушка больна?

– Не думаю, что она стала бы звать врача в ином случае, ваша светлость.

Джастин с подозрением прищурился. Она что, смеет его дразнить? Но зеленые глаза смотрели прямым и ясным взглядом, без единого намека на эмоции, которые он тщетно пытался в них отыскать. Однако это не означало, что их не было, они хорошо замаскировались за раздражающе холодным фасадом.

– В чем же причина болезни? – холодно поинтересовался он.

Она пожала плечами:

– Ваша бабушка меня в это не посвящала, сэр.

Джастин с трудом обуздал нетерпение.

– Но вы наверняка слышали ее разговор с врачом. Хотя бы частично.

Она опустила глаза под его пронизывающим взглядом.

– Меня не было в комнате в это время.

– Могу я поинтересоваться, какого дьявола вас там не было?

Его богохульство шокировало Элли, но она только взмахнула длинными ресницами.

– Она попросила меня принести ее шаль из малой гостиной. А когда я вернулась, доктор Франклин уже уходил.

Нетерпение Джастина все усиливалось.

– И тогда, как я понимаю, бабушка приказала послать за мной?

Элли кивнула:

– Она еще просила, чтобы вы сразу же, как придете, поднялись к ней в спальню.

А об этой просьбе ему явно забыли сообщить. Возможно, ее отвлекло его прибытие? Такая возможность его заинтриговала и позабавила.

Джастин кивнул:

– В таком случае я сейчас же к ней поднимусь. Вы не могли бы передать, чтобы к моему возвращению в библиотеку принесли бренди?

– Конечно. – Элли с облегчением ухватилась за возможность сделать что-то полезное. Всепоглощающая мужественность Джастина разом лишила ее привычной спокойной деловитости. – Хотите, чтобы я вас проводила?

Герцог резко остановился на второй же ступеньке лестницы, обернулся и пронзил ее взглядом.

– Мне отлично известно, где находится спальня бабушки, но, если желаете, можете подняться со мной и убедиться, что я не сбегу с фамильным серебром.

– Но ведь это «фамильное серебро» уже принадлежит вам, разве нет? – Элли понадобилось изрядное самообладание, чтобы не отреагировать на эту колкость.

– Принадлежит. Неужели дражайшая кузина боится, что я заблужусь в собственном доме?

Элли отлично знала, что это его дом. Как и все, что связано с герцогством Ройстон.

– Наверное, мне лучше поискать Стенхоупа и распорядиться, чтобы в библиотеку принесли графин бренди.

У Элли загорелись щеки при одной мысли, что она может сопровождать герцога наверх. Она знала, что румянец совсем не идет к ее волосам.

– И два бокала, – добавил герцог.

Элли удивленно подняла брови:

– Вы ожидаете гостей?

Тот факт, что герцога трудно было сегодня отыскать, наверное, намекал на иные занятия, и, скорее всего, не слишком благопристойные. Даже если и так, Элли не представляла, чтобы он пригласил в дом кого-то из своих, мягко говоря, сомнительных друзей. Особенно в компании леди.

– Нет, я ожидаю, что ко мне присоединитесь вы, – со вздохом пояснил герцог.

Элли распахнула глаза:

– Я?

Джастин чуть не рассмеялся при виде ее ошеломления. Вполне естественная реакция, учитывая, что это их самый долгий разговор за все время.

К своему удивлению, он обнаружил, что ее неискушенность его забавляет, обычно его очень редко что-то забавляло.

Его детство прошло в загородном поместье, после чего в десятилетнем возрасте его отправили в школу. Окончив ее, он почти не виделся с родителями, а во время редких встреч чувствовал себя исключенным из той глубокой любви, что они питали друг к другу. Причем до такой степени, что это повлияло на его собственное отношение к браку. Он признавал, что должен жениться, дабы произвести на свет наследника герцогства, но его собственное одинокое взросление приводило к мысли, что брак должен состояться по расчету. Такой союз не вытолкнет детей из семьи, как в свое время вытолкнули его.

За три года герцогства он ни в чем не знал отказа, и, естественно, ни от одной женщины, к которой выказывал хоть малейший интерес, не говоря уже о тех, к кому такового не выказывал, например, чужих жен или дочерей одержимых браком мамаш.

Будучи компаньонкой бабушки, Элеонора Розвуд, разумеется, к ним не относилась. Их призрачное родство никогда бы не позволило им стать на одну ступень в обществе. И одновременно именно данное обстоятельство не позволяло рассматривать ее потенциальной любовницей. Печально, но факт.

– Ваша светлость?

Джастин нахмурился, раздраженный настойчивым употреблением его титула.

– Мне кажется, мы установили, что являемся своего рода кузенами, а значит, должны обращаться друг к другу «кузина Элеонора» и «кузен Джастин».

Элли в ужасе распахнула глаза, едва подумав о подобной фамильярности с таким распутным красавцем. Джастин Сен-Джаст, двенадцатый герцог Ройстон всегда держался весьма напыщенно и надменно, смотрел на всех и вся свысока, Элли никогда не рассматривала его как кузена, не говоря уже о том, чтобы так его называть.

– Полагаю, вы, возможно, и говорили что-то в этом роде, ваша светлость, – упрямо твердила она.

Он выгнул светлую бровь, в его глазах внезапно блеснуло веселье.

– Но вы не согласны?

– Нет, ваша светлость.

Он посмотрел на нее с внезапным разочарованием.

– Думаю, мы должны обсудить эту тему, когда я вернусь от бабушки.

Элли напряглась:

– Я… да, наверное.

Джастин нахмурился.

– То есть вы опять не согласны?

Элли считала подобный разговор пустой тратой времени. Какой смысл спорить о том, как называть друг друга? Да им такая возможность еще год не представится, учитывая, что за прошлый они поговорили в общей сложности едва ли пару минут!

– Уже очень поздно, ваша светлость, и вдовствующей герцогине наверняка не терпится с вами поговорить, – мягко, но настойчиво напомнила она.

– Разумеется. – Он явно сердился на себя, что отвлекся на разговор. – Надеюсь, по возвращении я найду в библиотеке графин бренди, два бокала и вас, – безапелляционно добавил он и снова стал подниматься по лестнице.

«Как будто он считает меня какой-то собакой, которую можно дернуть за поводок, – с негодованием подумала Элли. – Или лошадью, которую дергают за уздцы».

.

Получить полную версию книги можно по ссылке - Здесь


Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Не просто скромница - Кэрол Мортимер


Комментарии к роману "Не просто скромница - Кэрол Мортимер" отсутствуют


Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Партнеры