Отщепенцы - Марина Бонд - Глава 7 Читать онлайн любовный роман

В женской библиотеке Мир Женщины кроме возможности читать онлайн также можно скачать любовный роман - Отщепенцы - Марина Бонд бесплатно.

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Отщепенцы - Марина Бонд - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Отщепенцы - Марина Бонд - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бонд Марина

Отщепенцы

Читать онлайн
Предыдущая страница Следующая страница

Глава 7

Со всеми детьми, как с «ангелами», так и с уродцами, провели поучительно-назидательную беседу, чтобы впредь они вели себя в соответствии с их воспитанием и обучением, ибо в будущем им предстоит заниматься всем вместе. В тот памятный день многие ребята испытали настоящий шок от увиденного, и теперь им предстояло как-то пересилить свою брезгливость или зависть – оба эти чувства были одинокого сильны.

Следующим испытанием на прочность стал объединенный обед. На нем девочки показывали свои умения сервировать стол и подбирать яства, а мальчики вели себя, как радушные гостеприимные хозяева, ухаживая за девочками. Чуть позже привели уродцев, которые, судя по всему, не учили как правила приличия, так и элементарный этикет. Последние просто плюхнулись каждый на свое место и начали поглощать все без разбора предложенные блюда, не соблюдая последовательность. Наставники и Помощники сидели во главе стола и строго поглядывали на учеников, стоит кому-то слишком затянуть паузу в светском разговоре или высказаться непозволительно резко. Но это касалось только красивых детей, которых обучали правилам поведения за столом. Уродцам же до обидного позволялось все, кроме дерзости.

Когда одна из прелестных девочек заводила непринужденную беседу о результатах недавно прошедших скачек, только мальчик, подобный ей, мог поддержать беседу. И очень трудно было делать вид, что не обращаешь внимания на то, как мальчик напротив, без носа и рта, грязными руками прямо в тарелке толчет изысканное блюдо, превращая его в однородную кашеобразную массу для того, чтобы класть его в черное отверстие в основании шеи и проталкивать по пищеводу внутрь. Очень сложно контролировать, ровное звучание голоса при виде того, как девочка своими клишнеобразными кистями пытается положить в рот хоть что-то из еды, за невозможностью пользоваться столовыми приборами.

Одна девочка с карими лисьими глазками, длинными густыми ресницами и очень чистой и гладкой кожей и не могла заставить себя не смотреть на сидящего напротив нее мальчика с такими чертами лица, словно их сильно нагрели, и они, расплавившись, стекли по лицу. Он, замечая ее подглядывания, начал есть неряшливее прежнего, фыркая и брызгая слюной во все стороны, позволяя еде вываливаться изо рта, облизывать грязные пальцы и срыгивать остатки пищи прямо на стол перед собой. Он делал это специально, вынуждая ее проиграть борьбу со своими же рвотными позывами, и добился своего: девочку стошнило, едва она успела выскочить из-за стола и отбежать в угол. Ненавязчивая беседа прервалась, а мальчик-провокатор загоготал во всю глотку, перемежая членораздельные звуки со словесными оскорблениями, побужденными завистью к ангельской красоте, в адрес девочки. Всегда сдержанные и чинные Наставники поднялись и вывели этих двоих из залы. Больше их не видели…

* * *

Квартира продалась довольно быстро, и остро встал вопрос, где жить следующий год до окончательной постройки дома? Кроме того, Ян нуждался в автомобиле, и чем работоспособнее будет лошадка, тем лучше. Не тратя время на лишние размышления, он решил нанести визит Беркутовым, тем более, до сих пор у них не был.

Половину огромной территории, куда прибыл Ян, занимала автомастерская. Позади нее стоял дом и сбоку от него был заложен фундамент под еще один. Ростовских направился в мастерскую, смекая, что найдет зятя именно там. В полумраке гаража он тормознул, позволяя глазам привыкнуть к относительной после яркого солнечного света темноте. Огляделся: всевозможные станки и специальное оборудование заполняли просторы гаража. Легковые и грузовые машины, в полу разобранном состоянии или откровенно битые, стояли повсюду, куда ни глянь. Было и несколько мотоциклов, куда без них?

Безошибочно определив рабочее место мастера, Ян побрел на звуки рок музыки. Но вместо Беркутова он увидел старика, по пояс занырнувшего под капот автомобиля.

– Приветствую! – позвал Ян, привлекая к себе внимание. Старик выпрямился и посмотрел на него своими мудрыми, много повидавшими на своем веку глазами. Губы под седой щеточкой усов расползлись в улыбку, и он довольно крякнул:

– Неужто ты и есть тот самый Ян? – проскрипел он прокуренным голосом. – Инна много о тебе рассказывала. Вы похожи, да. – Ростовских вглядывался, но не мог узнать старика. – Да ты не тужься, все равно не признаешь. Я – Ксан Ксаныч, Механик. Да, да, тот самый дедок, что присматривал за твоей малышкой, пока ты там прохлаждался, – беззлобно поддел тот Яна. Они были заочно знакомы через Инну и вот, наконец, встретились лично. – Рад видеть тебя, парень! – тепло поприветствовал Механик и не просто пожал руку, а по-отечески обнял Ростовских.

– Мне стоит поблагодарить вас за то, что приглядывали за Инной, и за то, что помогали вытащить меня.

– Да, – отмахнулся он, – если б с пользой, а то так… – махнул рукой. – Ты лучше расскажи, чем сейчас живешь?

– Строительством. Пока себе, а дальше заказы надо находить.

– Что колотить намерен?

– Избушку.

– В городе?

– Увольте. Не выношу суматоху. В деревне, где в детстве с Инкой жили, хочу строиться. Фургон нужен, возить стройматериалы и все такое. Вот и ищу Беркутова, чтоб с ним потолковать. Он человек грамотный в этом вопросе, чай, плохого не посоветует. Тем более родственники, как ни как.

– Они в доме обедают, – махнул рукой за спину.

 – Найдешь дорогу?

– Разберусь, – улыбнулся Ян и отчалил.

Ростовских зашел в небольшой каменный дом и через сени, где снял обувь, оказался в прихожей, отгороженной перегородкой от кухни, судя по вкусным запахам. Подобная же перегородка отделяла зону кухни от комнаты. Все стены, как несущие, так и импровизированные, чудесным образом были разрисованы какими-то волшебными пейзажами с невиданными животными. А в кухне… Беркутов вплотную стоял между широко разведенных ног Инны, которую усадил перед собой на стол, и жадно целовал свою жену. Та обвила его за пояс ногами, зарылась руками в его длинную темную шевелюру и не менее страстно отвечала.

– Я могу зайти попозже. Судя по всему, десяти минут вам хватит с лихвой, – вторгся в их интимное общение Ростовских. Молодожены тут же прервались и посмотрели на него: Инна, заливаясь краской смущения, а Зак – с наглой довольной ухмылкой.

– Ты мне льстишь! Пять бы продержаться! – лениво отшутился Беркутов. Оправил одежду Инны, помог ей слезть со стола и подошел поприветствовать шурина.

– Привет, родной, – пришедшая в себя Инна поцеловала брата в щеку и тут же засуетилась. – Мой руки и садись за стол, отобедаешь с нами.

Спорить бесполезно, потому Ян безропотно подчинился.

– Мне нужен фургон. Типа как у тебя. Рабочая лошадка, в общем. Ты в них шаришь, поможешь подобрать? – за обедом спросил Ян Захара.

– Не вопрос. Когда надо?

– Вчера.

– Поищу, – усмехнулся Зак.

– Бюджет ограниченный, сам понимаешь. На новый не претендую, главное, чтоб в рабочем состоянии.

– Понял.

Неожиданно быстро Зак, за те две недели, что даются на съезд из квартиры после заключения сделки, приобрел Яну неплохой пикап и довел его до ума своими мастерскими руками. Денег за ремонт, понятно, не взял. Тогда Ян предложил спроектировать им дом, фундамент для которого уже залит. На том и порешили.

Ростовских не практиковался в вождении несколько лет, но довольно быстро вспомнил все навыки. Приобрел вагончик ко времени окончательного съезда из квартиры и перевез туда минимальный набор необходимых ему вещей. После переезда тихим теплым вечером он сидел в корнях дерева напротив своего участка, откинувшись на его ствол, и курил, согнув ногу в колене и положив на нее руку с сигаретой. С глубоко запрятанной гордостью в стальных серых глазах он лицезрел первые шаги в свое безоблачное будущее.

Ян уже заказал сруб в конторе на самом севере области, и ему повезло отхватить остатки зимнего леса. Со дня на день он ожидал геодезиста, который поможет определить состав земной поверхности на участке, а дальше Ян сам разберется, где и что ему прокладывать и строить. Специалист выложил ему весь расклад, и Ян прокопал скважину в нужном месте. Вокруг залил фундамент и сложил привезенный сруб. Теперь нужно завести стены под крышу и дать отстояться год. А пока провел электричество к участку и в вагончик, приобрел инструмент и сколотил для его хранения сарайку. Купил обычную косу и активно скашивал высоченную траву с участка. Трудился он в одних рабочих джинсах с голым, уже подзагоревшим торсом, и то и дело ловил на себе любопытные взгляды богобоязненных тетушек-соседок. Еще Ростовских взбрело в голову держать кур и козу, и для них нужно построить какое-никакое укрытие от непогоды. В общем, дел невпроворот.

Он нырнул в них с головой и весь месяц что-то привозил, колотил, собирал, устанавливал с таким рвением, будто от этого зависела его жизнь. Он упивался этим трудом, не разгибая спины от рассвета до заката, а потом, как убитый, без задних ног спал в вагончике под звуки мертвой тишины загородной жизни. Так он и жил в своем вагончике в аскетичных условиях: диван, плита с чайником, маленький холодильник, рукомойник, стол и два стула – на одном сидеть, другой заменял шкаф. Мыться он ходил в небольшое проточное озеро за деревней. Как бы сестра не противилась переезду Яна в эту глушь, переубедить его не смогла, а потому два раза в месяц она привозила ему чистое постельное белье и кое-что из домашней стряпни, а грязные вещи забирала в стирку.

Только когда сруб был заведен под крышу, скважина исправно работала и была утеплена на холода, только тогда Ростовских подсбавил обороты и позволил себе небольшую передышку. Словно опаздывая, бежал на поезд, заскочил в последний вагон уже тронувшегося состава, и теперь, сев на свое место, мог спокойно перевести дух. Синоптики спрогнозировали сухую погоду на всю неделю, потому он купил пять кур и молочную козу, и неспешно занялся постройкой жилища для них и проектировкой дома Беркутовых, учитывая все их пожелания.

Он составил список материалов для курятника и козлятника и с самого утра съездил в город в строй магазин. Когда колотил «будку», увидел Софию, кстати, впервые за все длительное время. Забор между участками так и не появился, а потому куры свободно бродили, где им вздумается в поисках пропитания. Козу только Ян привязывал, чтоб не поедала монастырскую капусту. Ростовских накинул на плечи рубашку, дабы не смущать девушку, и по примеру кур пересек границы участка и подошел к ней. Она сидела на корточках возле картофельного куста.

– Здравствуй, София.

Она подняла на него взгляд своих бездонных небесных глаз, и что-то беззащитное просквозило во всей ее позе с запрокинутой головой, глядящей на него снизу вверх.

– Здравствуйте, Ян, – полные губы сложились в полуулыбку.

– Давно тебя не видел. Ты отлучалась?

– Нет. Просто… – она снова опустила голову и продолжила собирать колорадских жуков в баночку, что держала в руке. – Мне не велено разговаривать с незнакомцами.

– Похоже, не тебе одной, – ворчливо вставил свои пять копеек Ян.

– Вы не серчайте. Дело в том, что Матушка-настоятельница не так давно вернулась из больницы, а потому еще сама лично с вами не знакома. Наверняка, скоро ваше знакомство состоится, а уж после того, как она убедится в неопасности с вашей стороны, разрешит и всем остальным сестрам вести с вами беседы.

– Все еще непоколебимо веришь в мою доброту?

Девушка прямо посмотрела на него:

– Да, – уверенно ответила она. Потом скосила глаза на пса, который, виляя хвостом, трусил к Яну, и хитро добавила, – к тому же, мне подсказывают. – Он потрепал пса по загривку, и сел перед девушкой на корточки.

– Что ты скажешь на то, что я четырнадцать лет отсидел на зоне? Ты знаешь, что это такое? Хорошие люди в это адовое место не попадают, – тихо спросил и прищурился на нее Ростовских. Он вдруг четко осознал, насколько ему важен ее ответ, изменится ли теперь ее приветливое отношение к нему.

– На все воля Божья, – снова этот прямой тяжелый взгляд. – Коли Он так наказал вас за свершенный проступок, то вы сполна прошли отмеренную епитимию, раз теперь вы на свободе.

– А что, если не я был виноват, а лишь покарал по-настоящему виновного человека, из-за чего меня и посадили? – не унимался Ян.

– Кто знает, кого по-настоящему считать виновным? Ему всегда виднее и яснее.

– Тем не менее, мирское зло совершил другой, а расплачивался за это я. Где здесь справедливость? Куда смотрел ваш бог? – Ян пытался пошатнуть ее слепую веру в благие деяния Всевышнего, и, возможно, спасти от заблуждений. Девушка сместилась к следующему кусту.

– Пути Господни неисповедимы, и порой нам может казаться, что в его поступках до обидного нет справедливости или смысла, но это не так. Он все знает лучше нас и лишь Ему ведомо, когда и как вернее всего вершить деяния. А мы, простые смертные, лишь много позже можем узреть истинный смысл Его замысла.

– Выходит, человек, что погиб от моей руки – это тоже его замысел?

– Конечно. Значит, он выполнил свое предназначение на бренной земле, и пришло его время отдать свою душу на суд Божий, – она отправила очередного жука в баночку и в упор посмотрела на него, – или Господь сам прибрал его, дабы не свершал он более злодеяний, тем самым защитив от него остальных детей своих.

«Скорее это» – поддакнул про себя Ян.

– Допустим. А как ты объяснишь исковерканную судьбу младшей сестры, над которой этот… кхм… – он вовремя прикусил язык, – почти надругался?

– Кто я такая, чтобы критиковать Его помыслы? – вопросом на вопрос ответила девушка.

– Пусть так, но ты, как лицо, приближенное к нему, должна уметь выискивать смысл? – допытывался Ян.

– Бог каждому дает по силе его. То, что произошло с вашей сестрой, сделало ее сильнее и мудрее. Ему нет надобности насильно умерщвлять детей своих, а потому Он посылает лишь те испытания на долю каждого, что он осилить сможет.

Яну все интересней и интересней становилось дискутировать с Софией.

– Незаслуженный кризис, что обрушился на отца еще в моем детстве, отобрав все нажитые непосильным трудом блага, тоже кого-то должен был сделать сильнее? Но не сделал! Отца он сломил, а следом и мать скончалась!

– Стало быть, то нелегкое время было дано, чтобы сделать сильнее вас, Ян. Чтобы вы поняли, что для счастливой жизни вовсе не обязательно иметь все ценности земного мира. Для этого достаточно быть свободным. Кому, как не вам, теперь известно истинное значение этого слова? Не только тюрьма отнимает свободу у человека, но и все материальные ценности, что окружают его. Чем больше человек их имеет, тем больше он зависим от этих благ. Он и сам не замечает, как становится узником своего комфорта. У вас был живой пример перед глазами, и вы, даже будучи ребенком, смогли осознать это, иначе сейчас бы вас здесь не было. Тот период не прошел бесследно для вас, и теперь вы становитесь по-настоящему свободным человеком.

Ростовских ненадолго задумался. Ему никак не удавалось переубедить ее в присутствии во всем справедливого провидения, и она находила ответы на любые его каверзные вопросы.

Девушка сместилась еще чуть дальше. Солнце нещадно припекало, а она вся в черных тяжелых одеждах. При такой жаре свихнуться можно. Поле не маленькое, и, если так осматривать каждый куст, то не факт, что и за целый день управишься.

– Почему бы просто не обработать кусты от жуков специальным раствором?

– Матушка Афанасия не допускает попадания химикатов на вершки, а через них в корешки и на наш стол. Получается «нечистая» отравленная пища.

– Но вручную собирать жуков на солнцепеке, еще и при полном параде – это ж адская работа!

– Ничего подобного в Божьем промысле нет, – София чуть нахмурилась, и Ян понял, что перегнул палку. – Это послушание учит смирению и покорности, кротости и упорному труду. И потом, коли мне поручено это послушание – значит, я с ним справлюсь.

Слишком по-взрослому и мудро рассуждала эта малютка, и Ян засомневался в ее нежном возрасте.

– Сколько тебе лет?

– В день нашей первой встречи мне исполнилось двадцать пять.

«Совсем малышка. Что ж ты прозябаешь в этой богадельне?»

– Что ж тебя оставили в тот день совсем одну? – заглядывая в ее лицо, спросил Ян.

– Мне было суждено встретить вас, – улыбнулась ему София. Об очередной епитимии за ту встречу, она предупредительно умолчала.

Ян, заметив приближение человека, еле оторвал голодный взгляд от ее чистого свежего лица, и перевел его за ее спину. Старушка Божий одуванчик, спешила к ним. Ян встал с корточек.

– День славный! – поздоровалась престарелая монахиня с такими же яркими, пронзительно голубыми глазами. На секунды ему закралась мысль, уж не родственница ли она Софии? Монахиня еле доставала укутанной в черный платок макушкой ему до плеч. – Я – Матушка-настоятельница этого монастыря Афанасия. Вы должно быть наш сосед? – Ян кивнул. – Не откажите нам в любезности разделить наш скромный ужин сегодня в семь пополудни?

Ростовских смекнул, что от них не отстанут, и будут повсюду преследовать, дабы не допустить праздных разговоров, пока он лично не предстанет на суд их старшей. Он кивнул:

– Я приду.

– Будем счастливы! Сестра София, помоги сестре Александре подготовить праздничный ужин и потом накрыть на стол.

.

Получить полную версию книги можно по ссылке - Здесь


Предыдущая страница Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Отщепенцы - Марина Бонд


Комментарии к роману "Отщепенцы - Марина Бонд" отсутствуют


Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Партнеры