Падая в небо - Сергей Шелудько - ЧУВСТВА МЫСЛИ Читать онлайн любовный роман

В женской библиотеке Мир Женщины кроме возможности читать онлайн также можно скачать любовный роман - Падая в небо - Сергей Шелудько бесплатно.

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Падая в небо - Сергей Шелудько - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Падая в небо - Сергей Шелудько - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Шелудько Сергей

Падая в небо

Читать онлайн
Предыдущая страница Следующая страница

ЧУВСТВА МЫСЛИ

«Чувства мысли» – смесь элементов прозы и любовной лирики. Этакая повесть о человеке, встретившем свою Мечту, разбавленная рифмами с яркими поэтическими красками. Герой рассказа, познав чувства настоящей любви, попадает в безвыходную ситуацию, найти просветы в которой, отнюдь, не из легких задач. Напряженное повествование о верности и привязанности. Герой заточен в клетке чувств мыслей, сжимающих все больше внутреннее я. Безвыходная ситуация предлагает испробовать все, что в итоге не сможет его «убить». Изменяя существо, следую за девушкой, прокладывается истинный путь к единственной. Обложка книги – метафора, несущая в себе глубокий смысл сложившихся событий, вынуждающих быть таким, верным чувствам мысли, направленным ей… Просчитывая все возможные исходы некоторых событий времени, потерял меру углубления, точнее грань нахождения вне сложившейся ситуации и контроль над реальностью, которая, между прочим, следовала по его пути, исход которого ему был известен заранее, но не смог этому помешать. Все обернулось запутанной сложностью…

Глава 1. ПРОБУЖДЕНИЕ

Все началось еще тогда – в обычный серый будний день, когда он был отправлен по работе для выполнения «служебного долга». Именно в тот день, который не предвещал ничего столь важного, он встретил ее – эту прекрасную и по-своему очаровательную девушку, с такими выразительными глазами, что в его разуме запутались все мысли. Тогда еще не понимал это странное ощущение, впоследствии нараставшее с каждым днем после встречи с ней. Сам не понимая того, как это произошло, он углубился в свой разум, открывая его как давно забытую книгу, в поисках ответов на то, что ему казалось неизведанным доселе. А в тот первый день встречи он невольно окидывал ее быстрым взглядом, улавливая ее совершенство – что-то зацепило его так сильно, что это притяжение хоть и не было видно, но оно имело право на жизнь. Она почти все время молчала, изредка давая ответы на разные вопросы. В нем проснулся какой-то интерес, пытавшийся услышать ее голос изнутри. Было не по себе. Вскоре он ушел. След необъяснимого чувства оставался, ему хотелось вновь видеть эту милую девушку. Мысли о ней не утихали на протяжении всего времени, пока однажды он не нашел ее в одной из социальных сетей. Чувству радости не было предела – сдержаться было трудно. Интересно кто же она? Как и почему так заинтересовала его, было непонятно. Ответов на вопрос не было совсем. И вот, когда наш герой делал свою работу, неожиданно пришло сообщение в его профиль социальной сети. В нем была усмешка, что вместо того, чтобы работать, просиживает в сети. Так начиналась первая беседа. Они с каждой минутой пытались узнать больше друг о друге и, у каждой стороны видимо были свои интересы, решили начать с того, что могло заинтересовать обоих. И как вы думаете, где же зарыта собака? Не догадаетесь. Выяснилось, что эти люди имели схожие особенности – способность превращать мысли в строки, рифмуя их прямо текущий говорящий текст, а попросту – они писали стихи. Первый вопрос о стихах задала прекрасная половина. За вопросом последовал мгновенный и говорящий ответ – «…о себе, о том, что задевает, о вещах олицетворяя…». Потом она говорила, что весь мир отвернулся от нее, что сделало ее «черной» к людям – она пыталась прощать, но не получалось. Ему стало так тяжело при виде таких написанных строк этим милым созданием, что захотелось поддержать и тут же родились первые строки за столь долгое время, которые ей очень понравились.

 

«Они тебя не слышали»

 

 

Скажи безмолвно мне,

Так тихо, не тая,

Что ты таишь в себе?

Чтобы услышал я.

Не думай – как

И в глубине души

Любой пустяк

Ты нежно задуши.

Представь – все просто,

А мы привыкли усложнять,

И даже не ответив на вопросы,

Должны как есть принять.

Ну да, ты скажешь – не могу,

Они тебя не слышали,

Сейчас поверь врагу —

Чтоб за тебя решали.

Заставь их верить —

Как всем нужна,

Не будет времени проверить,

Что правда не важна.

Все будет хорошо,

Там много времени еще,

Не вычтено совсем,

Ты не грусти – утри им всем.

Свершится замысел,

Тогда поймешь —

Твой враг беспомощно присел

И ты уйдешь…

 

Наверное, никто в то самое время не пытался поговорить с ней и дать шанс выпустить наболевшее. Наш герой был человеком впечатлительным, и сопереживание ему не было чуждо. Разговор немного затянулся. Они договорились, что позже обменяются своими рифмованными переживаниями. На этом диалог был окончен. Наш герой был в восторге от беседы. На следующий день она предоставила ему возможность увидеть твердые и взросло написанные стихи, попросив не судить строго, ссылаясь на то, что при письме мысли пробиваются в голове непрерывным потоком. Он оценил их по-своему и дал возможность созерцать все написанное им до этого. Чего наш герой не ожидал, так это такой бурной оценки! «Просто на одном дыхании прочитала все твои стихи, некоторые перечитывала по несколько раз, ты очень красиво выражаешь в стихах свои мысли, мне нравится. Знаешь, я даже позавидовала той, о которой ты так красиво писал. Я оставлю их себе на память…», – писала она. Он не мог поверить в то, что его слова что-то значат! Казалось, пережитое им было будто пережито ею.

И диалог снова лился чередой из вопросов и ответов. Наверное, им хотелось побольше узнать друг о друге. То самое чувство разгоралось в нем с такой огромной силой, что захватывало дыхание при очередном ответе на все новые вопросы. Рассказы не оставались незаконченными мыслями правды. Им хотелось узнать еще больше, что скрывается внутри обоих. Так пролетело несколько недель. В его голове стали рождаться новые, по-своему особенные строки мыслей, которые впоследствии вылились в новые поэтические формы, выраженные и обособленные – это только для нее, где герой вошел в образ собеседницы и сделал попытку помочь духовно, поддержав ее внутреннее я, хотел «поднять ее с колен». И снова разгорелась беседа – они приоткрывали тихонько двери в свои миры, поглощая настроение обоих и вливаясь мысленно в сложившуюся ситуацию внутреннего накала. Вскоре эта манящая собеседница поделилась новыми мыслями в своих рифмах, на что в ответ ей было брошено искреннее понимание: «чем меньше слов – тем больше смысла,.. они же не горят в огне, как книги умные страницы, запечатленные в уме не улетят как птицы…» Тогда появилось на свет «Взгляд Надежды» – поистине искренне описание героини.

 

«Взгляд Надежды»

 

 

Она красива очень – верно,

Ее краса, поверь, безмерна

И взгляд пронзающий насквозь

Зажжет огонь внутри тебя,

Который ты хранишь тая,

Держа свои лишь руки врозь,

Ты озадачен будешь вмиг,

Какой смягчающий удар

Прошел касательно груди,

Не знаю даже, кто сказал,

Я – демон, это-ангел воплоти.

Ее чарующий ответ

Безмолвных губ застывших

Рисует в голове портрет

Всех чувств давно остывших.

Что запечатлел для наших глаз

Момента кадр счастливый,

Она молчит и говорит за нас.

Услышь из уст тех молчаливых,

Несущих светлую улыбку,

Черты лица заговорят,

Я думаю, что без ошибки

Тебя мгновенно покорят.

Забвенью нет, наверное, предела,

Сквозная рана заживет,

Ты видишь – как она глядела!

И даже пусть тебя убьет,

Неважно будет – все равно!

Печать поставлена давно

И взгляда искра пролетела,

О, как она на нас глядела.

 

Назревал Новый Год. «Ах, как бы хотелось встретить его не в одиночестве», – думал он про себя, но никто этого не слышал. Праздник, как и предполагалось, прошел серовато и обыденно. Хоть и был он не один в ту ночь, но в глубине души он чувствовал себя одиноким. Наш герой думал только о ней. Его захлестывали думы о разном. Даже когда потерял голос от холода и заболел, ему это было не важно. Он хотел снова «слышать» ее, объяснить почему, он не мог даже сам себе. Его переполняли чувства, и ритм сердца было не унять, и об этом он не мог даже поговорить с лучшим другом – он боялся, держал в себе, скрывал все внутри. И вот, в новой переписке они уже подшучивали друг над другом, проверяя тем самым странности своих фантазий. Сколько же до смерти глупых мыслей рождалось в их умах, но было весело и больше ничего не требовалось от столь оживленной беседы в легкой форме. Нелепые мысли со временем перерождались в минуты воспоминаний из жизни обоих, затем снова разбавлялись забавными фактами и действительностью. Он впитывал все ее слова, и неважно было, что они означали, ему хотелось все больше – она была слегка приоткрытой книгой с израненными от времени страницами и вымазанными чернилами абзацами. Нашему герою было интересно, что там дальше после пролога. Его снова и снова захлестывали бурные ощущения от мыслей о ней. Кто она? Простой человек или неизведанная грань чувства мыслей? Он все не находил ответа, поэтому желал прочесть эту книгу до конца, и даже если она не будет такой захватывающей, как ему хотелось бы, она станет частью его одинокой жизни с просветами ярких дней, что довелось лицезреть в «присутствии» прекрасной девушки, разбавляющей его серую как тоску жизнь яркими оттенками сильных чувств. Вскоре парень узнает о том, что она будет рядом на протяжении ограниченного количества временного пространства и это пробуждает в нем беспокойство. Он знал, что станет жертвой собственных чувств. Поскольку сам с собой один, его накроет с головою – деваться будет некуда. Попытки прочь бежать в прошлом сделали его безнадежным и наш герой поник. Он боялся той разлуки, что наступала как всегда там после всех надежд. Все было в нем – его непонимание действия к объекту своего обожания и мнимое чувство отрицания взаимности к нему не давали покоя. Было не понятно, что дальше делать. В терзаниях своих мучительных дум он становился робким. Хотелось забыться, но чувства мысли не давали остыть. Социальная сеть поглотила обоих с головою. Вот они рассказывали друг другу как встретили Новый Год, но в их мечтах он представлялся более ярким, чем хотелось бы. Затем беседа превращалась стремительно в отвлеченный веселый диалог, где каждый извлекал из своих потаенных дум нечто экстравагантное и неординарное – хотелось удивить и рассмешить. Вскоре все действие переросло в так сказать «биографическую» дискуссию обоих. И еще немного друг о друге, потом еще немного – хотелось больше разузнать. Он старался как можно логичнее строить ход своих мыслей и излагать их в целом, признавшись при этом, что языком трепать не горазд, хотя иногда компенсирует это попыткой сконцентрироваться на определенном объекте. В письменной форме выражается непосредственно чувственной точностью, что не мешает порой вгонять себя в смущенное состояние. Наш герой предполагал, что лицом к лицу такая дискуссия не имела бы успеха стать реальностью, но в ответ его обнадеживала: «…может быть и получилось поговорить по душам…». Объясняла это тем, что она такой долго привыкающий к людям человек и мало кому открывающийся, и что есть люди, которые слушают тебя, но не слышат и достучаться до них уже невозможно.

Из вышесказанного было ясно, что ей хотелось бы доверять ему – думал так он. Наш герой признался, как старался заполнять пробелы в общении путем быстрого переключения внимания с одних мелочей на другие, компонуя все в приятную логическую беседу, хотя не всегда получалось, и опять появлялась замкнутость в общении. Признался также в своей склонности к привязанности. Цитировал себя самого: «…в стеклянном мире мысли обречены быть пустотой, иначе не было бы смысла обманом закрывать глаза, и вторить каждый день одно, что там ты слышал голоса – ты слышал лишь разбитое стекло…» («Стекло»). Со временем разговор становился более веселым и незагруженным тяжелыми мыслями повседневности, разбавленный моментами, когда падаешь и встаешь. Тот день настал, когда они пересеклись взглядами на улице, быстро и как-то не вдаваясь в разговор. В этот долгожданный день он был вне себя от ауры обаятельного взгляда. Его заполнял восторг – удар прошел касательно груди. Помнится, было тяжело устоять от столь выразительной улыбки и этого аргумента достаточно, чтобы пасть жертвой чего-то непоправимого и непредсказуемого. Спустя пару дней он заболел, его поддерживала героиня. Впоследствии они немного разминались – если он пришел, то нет ее и наоборот. Это так напрягало. В диалогах социальной сети он забрасывал ее комплиментами, незаметными почти, но такими честными каким и он был с ней на протяжении всего времени. Далее все по кругу снова превращалось в веселое и отвлеченное, что становилось как бы сложившимся постоянством незаменимого общества друг друга. Вместе думали о времени, несправедливости, красоте, доброте и безумстве. Потом она прощалась с ним – нужно было отдыхать. Он знал, что завтра снова встретит это удивительное создание столь редкой необратимости притяжения. Этой же ночью после ее угроз о появлении сновидений наш герой заснул и, чувствуя, как лежит ровно на спине, происходит нежное прикосновение к руке, затем он плавно поворачивает голову и встречается с ее неповторимым взглядом. Неожиданно наступает утро, его глаза открываются, и обрывается будоражащий момент построенного разумом мира. Теперь, когда видел ее вновь утром перед собою, ему становилось так тепло и приятно, как-будто снова чувствовал то теплое прикосновение к его телу, что оно казалось таким реальным, как никогда раньше. Он думал только о ней. Еще прокручивал в себе тот момент, как она, сверкнув своими выразительными глазами, сияла ярко-малиновыми оттенками лица, вызывая с каждой секундой все больше восторженной радости собеседника, показывая, что он сумел завершить свой продуманный до мелочей истинно-неповторимый план по преобразованию настроения в сторону прекрасного и сияющего. Он чувствовал, когда она смотрит не отрываясь, ее зрачки наполняются непреодолимым чувством свободного понимания притяжения, происходящего в тот момент появления предмета, когда сфокусировавшись на нем невозможно долго устоять, потупив взор, повторно преодолевая барьер светового сопротивления, словно дежавю – все повторяется и устоять все сложнее. Это непонятное состояние, ставшее постоянством, влекущим туда, где возможно найти ответы не задавая вопросы, манило. Я бы назвал это синдромом симпатии, объясняя безумное состояние, испытуемое одним человеком перед другим в неограниченном количестве, при любом восприятии друг друга. Как говорится истина где-то там, но на самом деле совсем рядом. И вот опять они вместе в поглощающей в себя с головой сети. Наш герой старался сформулировать по-своему, накрыв красками, «простые» моменты в реальной жизни. Если бы только видела его лицо и ритм сердца, и желание при написании столь «красящего» текста. Иногда казалось, что в нем собирается несколько людей с разными полюсами, которых притягивала попросту открытая душа впечатлительного человека. Так частичное преимущество перед замкнутостью им получено при чрезмерном использовании письменности. Борьба внутри продолжалась, но так построен разум, такой вот сложный процесс склеивания личности и преобладания отличных качеств от стандартных, сделало его немного отличным от других, слабо раскрепощенного снаружи, но горящего внутри. Хотя гореть всегда тоже не стоит, любой предмет ожидает один итог – он перегорает, а с человеком еще сложнее, но некоторые люди не сгорят никогда, чего бы ни говорили другие. Можно гореть, потухать, разжигаться, а можно сгорать и не испарятся – всю жизнь гореть и оставаться. «Не нужно подгибать себя под сложившийся мир, нужно найти таких же психов, как и сам, и спокойно созерцать жизнь», – говорила она. В это время наш герой вспоминает тот самый сон и еще один не упомянутый выше, где неизвестно в какое время дня, но похоже вечером он и девушка в каком-то здании, напоминающем театр или кинотеатр, стоят вместе. Вокруг предметы, будто их даже нет. Он куда-то уходит, встречает (случайно или нет?) неизвестную знакомую, они вместе болтают и им весело, идут… встречают первую девушку, она «срывается» – при виде второй начинает панически что-то произносить. Он пытается успокоить, она разворачивается и уходит. Вторая исчезает в никуда. Герой стремительно прильнул к первой, пытаясь ей объясниться. Помнится, сердце разрывается, и чувствуешь сразу за двоих. Это логичное и понятное, исходя из, наверное, пережитого только не им, а будто он в лице другого. В ответ на это она рассказала о подобной ситуации, случившейся с нею. Он словно чувствовал ее мысли. Невозможно было удержаться и не сказать о том, что той первой девушкой во сне была именно она. Ему стало легче – все выплеснул в словах и письменности этой. Еще ему нравилось, когда она смущается от красноречивых безумных строк этого искреннего увлеченного человека. Теперь в отношении к ней ему была не чужда открытость, все потому что он выворачивал себя как мог всего. До этого он не позволял себе такого. Так что же так тяготило его к ней? Так и рождались вновь и вновь чувства мысли, которые касались только их. Все окружающие их не стесняли души, лишь робость проявлялась там снаружи. Он верил ей, она – ему. Она каждый день выглядела столь прекрасно, а он не верил глазам – это было что-то из ряда вон выходящего, но, как вы помните, безответная любовь сделала его безнадежным в прошлом. Он не мог свыкнуться с мыслями о прекрасной девушке с выразительными глазами и розовыми щеками, сводящей с ума и переворачивающей его нутро. За все это время, проведенное рядом с ней, в голове его рождалось немыслимое количество строк, вызывающих сильное смущение у героини. Она краснела, а ему было все мало. Он знал только то, что теперь живет лишь надеждой. Так рождалось «Живущие надеждой», там где «…он просит еще времени…»

 

«Живущие надеждой»

 

 

Я как все те —

Живущие надеждой.

Вся явь, которая во сне

И каждый раз во мне

«Чем меньше слов-

Тем больше смысла,..

Они же не горят в огне,

Как книги умные страницы,

Запечатленные в уме…

Не улетят как птицы»,

А лишь расскажут о тебе —

Я все придумал,

Словно в ноябре

Снег сыпать передумал.

Забудь слова, которые

Сказали люди мне,

Живущие надеждой,

Которая в тебе.

Ты слышишь голос,

Он просит еще времени,

А время словно волос

Секущийся в конце,

Там в полной темени

Без выхода в ларце

Таится сила тех,

Кого назвать могу

Живущими надеждой

И только громкий смех:

Скажи – я помогу,

Закрой себя одеждой

И не жалей о том,

Что ты не смог.

Вот только оглянись потом —

Ты весь промок

От горьких дум,

В твоей безумной голове

Все выбрал наобум

И после растворил в себе.

А как же те (?),

Живущие надеждой,

Ты – будто как они!

Подумай о себе.

Я вижу, как и прежде

Они давно внутри.

 

Время заставляло его задуматься над часами, которые неумолимо таяли на глазах. Этой зимой было жутко холодно. Погода настроилась против нас. Настали морозные дни, из-за которых она не могла быть там, где хотелось ему. Наш герой переваривал свои мысли, разбавленные чувствами – он был снова сам с собой наедине. Тучи накрывали его внутренний мир, в котором он застыл и медленно, но уверенно замерзал хоть и не от холода. Одиночество убивало. На носу был день Святого Валентина и он решил не упустить шанс подготовить приятный сюрприз – обуздать направленную рифму. Когда план свершился, было даже как то неловко, особенно когда как бы вынудил дать ответ на свою словесность.

 

«День Святого Валентина»

 

 

Настал почти день св [я] тый,

Когда ты выйдешь на крылечко

Пусть прилетит крылатый

И поразит твое сердечко.

Ты жизнерадостная очень,

Улыбка на лице твоем,

Все станет может прочим,

Когда подумаешь о нем,

А может ничего не надо?

И это то, что нужно?

Ведь лучшая награда,

Когда одной не скучно.

Там где вторая половина

Быть может и мечты,

Когда минутою убила

И поразила его ты,

Которого не повторить

И он останется в тебе,

Которого нельзя забыть

И он сгорит в огне,

Пытаясь пламя сохранить,

Он будет жечь себя,

Но истинно любить,

Достойным быть тебя.

Пытаться доказать – излишне

И чувства не понять,

Души сожженной пепелище

Собою нежно накрывать.

Наверное, услышит он,

Что ты хотела прошептать,

Быть может, тоже он влюблен?

Друг друга как понять?

Ответов много в голове,

Не задавай себе вопросы.

Он думает лишь о тебе,

Как мысли книжной прозы

Звучат лишь для тебя

И каждою строкою уносят.

Скажи все про себя,

Они так сильно просят

Роман построить для тебя.

Так можно много написать,

Что сказано не будет,

Так можно не понять

И каждый все забудет.

Считаю – поздравленье удалось

И если нет ответа,

Ты не грусти, ты это брось

И улыбнись лучами света.

 

Они в первый раз в жизни писали поздравления в такой форме в этот день. Как-то она говорила, что в конце успеет сотворить свое коварное намерение. Он был готов на все, на миг вспомнил о той дате, когда, наверное, безвозвратно уйдет его мечта. Он считал дни. Душа рвалась на части от одной мысли о разлуке. Он четко представлял убийственную боль, которую не в силах стерпеть. Просил себя: «…не становись на грабли…» – ведь он стоял на них уже. Теперь наш герой был в смятении и задавался вечным вопросом, чем же отличаются привязанность и любовь и одно ли это и тоже. Получив ответ, ему стало спокойно как никогда. За историю его бытия девушка еще так не подходила к ответу на подобные вопросы. Было достаточно, что это именно она. И всего мира становилось мало. Тяжело даже вспомнить, когда его сердце стучало не впустую. Она – для него все. Герой видел в ней великую чувственность – она подарила ему свет. Герой говорил, что может за все это время надоест видеть друг друга и захочется что-то поменять в жизни, а в ответ – пока менять не хочется. Жизнь она такая, что сегодня есть, а завтра разбилась как стекло. Так не хотелось в это верить. Вообще главный герой по своей натуре человек не общительный, но теперь какая-то непреодолимая сила притяжения позволяла ему с легкостью говорить с ней. Он смотрел ей в глаза, ее красота и черты пробуждали в нем робкую смелость. И лишь настанет утро, прикосновение руки согреет его душу и заставит гореть всю половину дня. Все так запутанно. Противоречиям нет края – он так горит, что не сгорает. Пылает дух его существа, заставляя задерживать дыхание в момент ее приближения. Она так мило говорит, что он лишь смотрит и молчит в ответ в ее бескрайние глаза, утопая все глубже, на последнем выдохе закончился воздух, но его тело живо от мысли и чувств к ней, ее присутствия. Необратимость мыслей заставляла смотреть в ее открытую душу и видеть там женственный образ наичистейшего существа. Наш герой забывался в себе от прикосновения нежных рук. В проведенных часах в соцсети они долго говорили друг о друге, показывая все свои стороны натуры. Неважно было насколько они плохи или хороши – в итоге все становилось прекрасным. Она говорила, если наш герой не в сети, то становится так пусто и грустно. Героиня, наверное, знала, что с другой стороны «этого мира» есть человек, который чувствует тоже самое. Его пустота усиливается во много раз от грусти, не зная, что делать, впадает в по-своему особенную депрессивную думу, что порой вытащить его оттуда становится все сложнее, но он находит силы в себе, когда она «рядом» хоть и на расстоянии. Он продолжал ее смущать – это приносило удовольствие. В душе он ликовал. Пытался чувствовать ее. Мысли захлестывали эмоции. Думать было тяжело и оставалось лишь действовать, доверяя внутреннему голосу. Что же будет в конце? Вопрос, который оставался без ответа будоражил его я. Из-за этого рождались новые вопросы, которые отдаляли ответ на главное и не давали подступиться ближе. Время все шло. Необходимо было обрадовать, поднять настроение и смутить собеседницу, вогнать ее в краску для чего были написаны правдивые строки «Внутри другой».

 

«Внутри другой»

 

 

Я снаружи не тот,

Кто, скрываясь внутри,

Твой огонь разожжет,

Сквозь меня посмотри.

Страницу за страницей

Скрытно меня изучай,

Стань вольною птицей,

Не могу слышать «прощай»!

Каждый день помни,

Взглядом меня убивай,

Мои крепкие корни

Своею рукой разрывай.

Если услышишь меня,

Помни только одно —

Лишь теряя тебя,

Мне не станет тепло.

Твоя близость сильна,

Крики пепла в огне,

Моя смелость слаба —

Закрываюсь в себе.

Эти строки во мне,

Как весною гроза,

Грань судьбы вдалеке,

Сразу слепит глаза.

Руку крепко сжимай,

Улыбнись – ты мила,

Не могу слышать «прощай»,

Но ты снова ушла.

Взглядом нежным своим

Разрываешь мой мир,

Знаю – вместе горим,

Все собой поглотив.

Ты смогла оживить,

Что затерто давно,

Что могло полюбить,

Будто словно в кино

Умереть и восстать,

Выжить в неравном бою,

Пеплом тлеющим стать,

Не упасть на краю.

Я снаружи другой —

Не такой как внутри,

Точно сроду немой:

Не смогу – помоги.

 

Он твердил – понять себя порой нелегко, а осознать понимание еще сложнее. Добавить стоит то, что на понятие другого человека иногда порой может уйти целая вечность, то есть жизнь. Для этого необходимо иметь постоянство близости и доступ к внутреннему миру дорогого тебе существа. Наперекор этому утверждению он отважился продолжить ее творение под названием «Он и Она», объясняя все тем, что этому стихотворению суждено было обрести конец!

 

«Он и Она»

 

 

…это ангел – был изгнан с небес,

Навеки был признан он падшим,

Когда после «смерти» воскрес,

Бога творение – сыном был младшим,

Никогда не хотел вершить суд,

Ему было убить отцом суждено.

Он и Она теперь бездушный сосуд,

Но за него свыше все решено.

Просили дать шанс – им не дали ответа,

Всевышний не слышал громкой мольбы,

Теперь блуждают во тьме души где-то,

Хотели они такой ли судьбы?

За что отправили их в никуда?

Он и Она потеряли друг друга,

Зачем разлучать их навсегда?

И для чего такая разлука?

Все что запомнил он – это глаза,

Она – в руке окровавленный нож

И как на щеках появилась слеза —

То время уже назад не вернешь,

Когда Он и Она за чертою стоят

И дождь утешает несчастные лица,

И только безмолвно они говорят,

Помнишь? Они хотели проститься.

И вот неподвижно два тела лежат,

Как черные листья в багровой тиши,

Их сердца стали секунду назад,

Напомнив нам то, что здесь не души.

 

Через некоторое время они решили вспомнить прошлые моменты своей жизни. Это действительно удалось. Было интересно рассуждать о некоторых моментах с девушкой. Она понимала его как он ее.

Прошло немного времени, потом еще и еще. Проснулись философские истоки. Герой говорил, что умирать в одиночестве, наверное, страшно. И задавался вопросами: «А после есть что-то интересное?.. хм… и откуда она все это знает?», а потом сам как бы отвечал вопросом: «Может быть, потому что она – жизнь?» Он опять погрузился в глубокое раздумье, набирая текст поспешными движениями пальцев. «Тогда тебе нечего боятся», – подсказал ему разум и, действительно – «Это за гранью моих восприятий смысла жизни», – смирился он. Она раскраснелась. Жаль, что этого не видел наш герой, но ему было приятно от одной только мысли, что она смущена. Когда она смущается, снова происходит прекрасное и убийственное перевоплощение в сияющий живой огонек, разбавляющий тьму в его жизни и дающий силу в борьбе с агрессивным внешним миром и сами собой. Они смеялись. Когда она улыбалась в живую, это сводило с ума. Героиня была первым человеком в его жизни, которому он без опаски смотрел в эти светло-сияющие глаза и мог доверить все свои сокровенные секреты. Он был открыт – подобно захватывающей книге, где страница за страницей развивался сюжет, обнажалась вся его жизнь. Вскоре все перешло в правдивую драму. Атмосфера приняла депрессивный характер с элементами хаотичных раскрытых секретов, душивших обоих на протяжении большого количества пережитого времени. Выяснилось, что сделать больно можно по-разному, но в целом боль – это жизнь, герой живет с болью, потому что, наверное, так и должно быть, поэтому пытаешься найти в ней что-нибудь хорошее. Прошло несколько дней. Электронный мир затягивал все больше при мысли что она придет, а в реальности подарит милый взгляд и в заключении: окраса спад и мысли трение, глаза горят, головокружение и смех – сильней звучат, все голоса забвения, сметая мысли вряд. Именно тогда он подарил ей «Восьмое – для тебя».

 

«Восьмое – для тебя»

 

 

Вот и настал тот светлый день,

Когда готов тебя поздравить,

Когда вдруг отступает лень

И женщины все начинают править.

Восьмое – это только для нее,

Давай же скажем это вместе,

Замедлено сейчас дыхание мое

И не сидится мне на месте.

Мне хочется писать опять,

Чтобы наполнить тебя счастьем,

Я знаю, что должна понять,

Какой наделена ты властью.

Ты как цветок бессмертный,

Бессмертна и твоя краса:

Жги мое сердце – я же смертный,

Потушит лишь его слеза.

Не допуская это проявленье,

Позволишь ей себя сжигать,

Наступит прошлое забвенье,

Которое заставит закричать,

Но твоя женственная сила

Смягчит удар и болевой порог,

Как же ты все-таки красива,

Ослабнет и окажется у ног.

Я стану мартовским котом,

А ты погладишь меня нежно

И лишь немного – лишь потом

Внутри меня все станет снежно.

Дарю тебе кусочек счастья —

Пусть радость заполняет изнутри,

Я вижу как в порыве страсти

Моментам ярким не уйти.

Еще я подарю два слова

И ими будут смех и радость,

И появляться они будут снова,

И им неведомо значенье старость.

 

Ему нравилось писать для нее. Это получалось так легко и непринужденно, что остановиться было не в его силах. Герой наш силой снова наделен, которую он отдает ей без остатка. Скажите, кто же все-таки влюблен? Все переросло комом – симпатия, чувства, надежда, влечение. Он задыхался от этой смеси определений. И мысли их застыли в воздухе, и никто не знал, что сказать дальше и чего ожидать, и только догадки возникали кратковременно в голове, прерывая тишину внешнего мира. Погруженные в себя, продолжали следить за строками фраз, волнующих с каждой минутой. Они любовались друг другом. Хватало сполна. В реальном времени сплелись их души, возвышая чувства мысли перед телом. Так рождались «Чувства».

 

«Чувства»

 

 

Кто знает чувства сильные?

Когда сжимает от них грудь,

Дышать возможно лишь с трудом,

Когда все мысли щепетильные

Ставали робко явью и отнюдь,

Так и не смог сказать все ртом.

Движением руки порывы дум,

Ты набросал на лист бумаги,

Как-будто камень пал с души,

Ты делал это просто наобум?

Виски сжимало от той тяги,

А разум шепчет – лишь пиши,

Выплескивай все из себя —

Скажи красиво, что хотел

Ей рассказать о своей боли.

Внутри своем того храня.

Как думаешь, имеется предел

У той, той самой силы воли?

Зашкаливает пульс от чувств,

Которые до этого ослабли

И притаились глубоко в душе,

Затмив былую силу буйств,

Прошу, не становись на грабли,

Ведь ты стоял на них уже.

Прислушайся к себе родному,

Она быть может лишь одна,

Которой сердце можно доверять,

Быть может все и по-другому —

Ее таинственность сильна.

Последний вдох хотел отдать

За то мгновенье небольшое,

Что для других неважно может,

Когда рукою руку мог держать

Мгновенье счастья то немое.

Оно мне жить еще поможет,

Пока я вижу ее рядом

И слышу эти нежные шаги,

Ее изящный тела силуэт

Пусть будет ценным кладом

И не страшны мне все враги,

Когда ее улыбка – мне ответ.

 

Она стала музой для него, ее нельзя было терять, иначе захлебнется наш герой горечью потери и станет мрачным навсегда. Он дорожил общением с этим прекрасным и вдохновляющим существом, коим была донельзя la magnifico. В один прекрасный день они были столь близки, что наш герой, скрипя зубами, сдерживал буйный ритм своего сердца. Он чувствовал ее. Все мысли как одно – он чувствовал ее тепло. Они прижались друг к другу. Касания его взрывали все внутри и переворачивали вновь, все растаяло – страх и боль. Их больше нет. Прильнув к ней, он дрожал от стука в висках. Ее дыхание так близко. Он горел так сильно, что погасив его – ровно, что убить. Касаясь нежно одежд, он видел полный силуэт ее души – это заставляло дышать. Они украдкой глядели друг на друга. Он положил голову на ее плечо – исчезла грань близости и смущения. Было страшно нарушать покой их существования. Безумным оказался день – он был смущен, но признаков не подавал – он был ей нужен. Ее тепло согревало изнутри, как и снаружи, он речь терял, смотря в лицо милому человеку, улыбающемуся в ответ. Наш герой не знал, что говорить. Слова были лишними. Обменявшись взглядами, они как бы переключали внимание на внешний мир, но это был лишь зрительный обман. Он пережил так ровно столько, сколько за всю жизнь не переживал. Ее пылающие уста манили, и он понимал это. Проснулась скромность – второе его я. Было приятно от всего происходящего. Он весь кипел внутри и, как всегда, всего мира становилось мало. Был слышен стук сердец и звук мгновения покоя душ. Он не забудет эти чувства мысли. Впоследствии герой поймет, что этот день стоил того чтобы прожить столько времени в беспамятстве, да и не только, а если точнее – всей жизни!

Настал новый день. Он рассказал ей о своем новом сне, где якобы ее обидел. Герой чувствовал вину по-настоящему, проникнувшись атмосферой своего видения, он погрузился в угнетающий мыслительный процесс для понятия своих деяний. Чувство вины угнетало его мысли. Необходимость в объяснении терзала. «Когда наступит потом?» – спросил он, спрашивая при этом скорее себя, нежели ее. Наш герой считал должным просить прощения за то, чего он не знал, за что обидел сам. Хотя она простила его, не зная за что, в нем родилось «Прости меня» и это было ему нужно.

 

«Прости меня»

 

 

Прости меня за то, что я тебя обидел,

Поверь, что не хотел так поступать.

Клянусь тебе – что точно это видел,

Боялся взгляд твой снова потерять.

Мне очень больно там внутри себя

И боль в груди не умолкает долго,

Я так, наверное, разочаровал тебя,

Мне хочется кричать так громко.

Твое лицо бесчувственное только видел,

Не смог поделать ничего совсем никак.

Прости меня за то, что я тебя обидел,

Я был не прав и поступил не так.

В лицо ты даже не смотрела мне,

В момент мне этот лучше умереть

И я бы рад забрать всю злость себе —

Готов на все мучения свои смотреть.

Поверь, что не хотел так поступать,

Убей меня так просто, я прошу!

Иначе снова буду я просить опять —

Ведь своей жизнью я уже не дорожу.

 

Мыслительный процесс продолжался – души обоих были открыты друг перед другом. Они рассказывали о своих безумствах, о том, что гложет, о своих несбывшихся мечтах и глупых поступках. Наш герой имел в тот день хорошее настроение, но что-то тяготило. Не хватало тепла. Именно тогда раскрывались некоторые тайны. Все, что они не могли сказать никому, разделили на двоих. Доверию не было предела. Все раны вылезли наружу и снова кровоточат, но приглушает это все ее существование. Он находил в ней покой. Этот милый голос звучал в его голове, как протяжная мелодия гитарной струны мелодичным звуком напевала, медленно затухая. Этот сладкий звук ее губ. Даже если ее не было рядом, можно было его чувствовать. Глубоко внутри хранил он нечто потаенное, что с каждым днем вырывалось наружу. Проходили мимо дни. Оставалось чуть более недели – герой умирал от временного ограничения. Вот он, пытаясь заснуть, вечером приляг на спину и закрыл глаза. Все чувства смешались с мыслями его и не давали уснуть. Глаза открылись – он, смотря в потолок, не понимал себя и разум свой. «Что со мной?», – мелькнуло в голове. Уснуть невозможно. Все мысли только о ней, и контролировать их было нельзя. Все вышло за рамки пределов, он не выдержал – теплая слеза прокатилась, стремительно скользя по щеке, по его лицу. Он лежал без чувства, смотря недвижимо в потолок. Голова его растворялась от переполнения чувств к ней, и был раздавлен силой мысли. Ее влияние было велико – эмоции выходили из-под контроля, хотя рядом с ней он держался изо всех сил. Хотелось бесконечно смотреть в ее глаза, забыв про все и все дела. Все вокруг мешало внутреннему спокойствию времяпровождения рядом с обаятельной девушкой, которую нельзя представить даже в мечтах. Теперь трепетное сердце билось все сильнее с каждым днем, адреналина не хватало – он гнал в полный газ, чтобы увидеть свет ее прекрасных глаз. Не знал он, как сказать, что он влюблен и так впадал в беспамятство, украдкой забирая ее взгляд. Похоже, что она это понимала. Словами не смогу я передать, как наш герой терзал себя и погружался тотчас с головою в тот мир, где нет барьера, где время не убьет его, не бросит его единственную надежду. Он понимал, что теряя ее, теряет себя. Не повторить такого человека коим она была для него. Хотелось верить, что мир жестокий не проглотит его мечты. Тишина. Строки украдкой ложатся под рифму его печали. Героиня стала для него смыслом жизни. Ее трепетное тело забирало напряженность при нежном прикосновении кончиками пальцев одежд. Как-то странно ощущать себя рядом с ней и слышать ее дыхание, когда смущение близости не давало продолжить миг короткий тот, когда она краснела. Боялся он, что все рассыплется и вдруг забвение придет. Не мог понять герой, как дальше жить, понимая, что ее нет рядом. Нет больше слов для описания состояния, в котором он прибывал. Покидая его, она забирала часть души и он пищу ел едва глотая, он был погружен в мысли, где в облаках летая его мечты так высоко зависли. Улыбка таяла на глазах. Он погружался в темноту и понимал, что его прах ветру будет тяжело нести под тяжесть тех дум, которых с головою было за это время. Назревал внутренний срыв. Он слышал ее везде и видел в лицах прохожих милое лицо этой девушки. Грудь снова сжимало и перехватывало дыхание при мысли, что вдруг он увидит там ее. Но ее там не было. С тяжелым камнем на душе он бессмысленно шептал в уме. Услышав ее имя, он загорался как спичечный короб и резко потухал от понимания ее отсутствия. Было мучительно больно. Чувства мысли убивали. Он не понимал, зачем жил до этого и думал, что незачем жить после. Вы просто не видели его настоящего лица и не представляете его внутренний мир, мир такого впечатлительного человека, что даже ни у одного слова нет объяснения его содержимому. Еще неделя и она уйдет. Уйдет навсегда? Он еле сдерживал слезу, сбивая ее ресницами, чтобы не казаться слабым. Его слабость проявилась из-за сросшихся чувств к ней. Они единое целое – будь то боль или радость, смех или слезы. Время поглощало его разум. «Знай, смертный – трепещи, что час настанет, виновных не ищи, ведь всех когда-нибудь не станет», – не мог успокоиться герой.

 

«Тебя заставят»

 

 

Шаг вперед и шаг назад —

Твой выбор сделан.

Все карты лежат вряд,

Вся жизнь пробелом.

Те говорят, другие верят,

Нельзя сказать о том кто прав,

Пока все не проверят

Насколько хватит их отрав.

Они заставят чувство боли

Твоей души всем лицезреть,

Забудешь навсегда о воли —

Тебя заставят умереть.

Ах, если б не было конца,

Который неожиданно придет —

У смерти тоже б не было гонца,

Который душу ей всю заберет.

Знай смертный – трепещи,

Что скоро час настанет,

Виновных только не ищи,

Ведь всех когда-нибудь не станет.

Забудь про все – молчи,

Земля зовет тебя к себе.

Возьми, держи ключи,

Не говори ни слова мне.

Плечом к плечу со светом

Борись за свою жизнь,

Лишь знай, что тоже где-то

Такие, как и ты за всех дрались.

 

Он чувствовал ее запах, ее присутствие. Ему так хотелось. Ему было это нужно. Он видел прекрасное лицо, частично прикрытое волосами, и ее незабываемый до глубины души взгляд. Впечатленный образом ее величественных форм он всю ее глазами поглощал. Хотелось время повернуть и бесконечно этот текст писать, но мы же смертны – будь что будет. Он знал – она уйдет, наверное, как и все, знал, но не мог смириться с этой мыслью. Он в одиночестве навек и как бы ни были красивы строки, но в реалиях найдется кто-то лучше иль нужнее, но неизвестно лишь насколько тот сможет всю ее впитать. Что там у нее внутри твориться? Какие мысли и о чем? Ему хотелось только лишь разбиться, а может, думает она как он? Не понимая всей той сути, тот прочитавший этот текст, наверное, его осудит, и скажет что в душе там много мест. Герой же наш тут с этим не согласен – в душе есть место лишь одной. Как ни крути – все временем решиться, или убьет его мучительная боль. Родилось собранное из осколков «Я не могу».

 

«Я не могу»

 

 

Я головою вниз поник,

Твердил себе – мне очень жаль,

Я стал на месте – и тупик

Во мне рождает вновь печаль.

Какие строки сорвались —

Они убиты тишиной,

Они к тебе не добрались,

Остались лишь внутри со мной.

Я жду секунды и минуты,

Куда исчезла красота?

Они согреты и обуты,

И не хотят идти сюда.

Я думаю, что мир пропал,

Не видел он твоих обличий,

Глаза я нежно закрывал,

Но не нашел в себе отличий.

Отчаянный искал в себе

Все строки истязанья,

Пытаюсь их отдать тебе,

Пусть это будет как признание,

Что без тебя я не могу.

Теперь весь мир не нужен,

Такое первый раз в моем веку,

Когда я так обезоружен,

Что я могу еще отдать?

Души не жалко отпереть,

Быть может я смогу ее продать?

А ты смогла ее бы лицезреть.

Я жил мечтами, разум укоряя,

Что я привык так жить

И даже не осознавая,

Что я способен так любить.

Тут мысли строк всех пробежали —

В моей душе одна печалька,

Мои уста вдруг замолчали,

Ты улетела словно чайка,

Которая над водной гладью,

Зовут те призрачные берега

Как слово под печатью —

Подальше от земли как от греха.

Поверь же, я так не могу,

Так полюбить и все забыть,

Такое – только лишь врагу,

Прервать все чувства – что убить.

И только это я представил,

Тебя не хочет отпускать —

Я, разум и душа без правил

Готовы для тебя искать,

Что так тебя затронуло во мне,

Что есть так неразрывно,

Опять становится не по себе —

Остановиться в полпути обидно.

Я не могу забыть твою улыбку,

Ведь даже в моих сладких снах

Я допускал нелепые ошибки,

За что готов я обратиться в прах.

Теперь слова во мне не умолкают —

Все говорит лишь о тебе,

Они ключи души не забирают

И позволяют мыслить еще мне.

 

Настала новая неделя, последняя неделя. Все тяготило его разум, и крошечный мир сыпался на глазах. Было холодно, холодно внутри. Разные мысли, но только о чем? Пустота вокруг. Хотелось обмануться. Он резал себя мысленным ножом на множество частей, не задумываясь о последствиях. Некому было остановить его. Он умирал по-своему изнутри. Не видел свет и в этот день не чувствовал тепла. Что творилось в его безумной голове – чувства давили его, не давая дышать. Все не так. Вернее все так, как всегда, а не так как хотелось. Где она, когда она так нужна? Герой уже не понимал сам себя. Его гложет собственное я, и все силы брошены на понимание происходящего. Правильно это или нет? Ему нужны ответы. В ответ тишина. Виски давит под тяжестью мыслей и от обрывков образов становиться так плохо. Он стал задумчивым. Шаг вперед и дальше пустота. Где та самая истина? Только не говорите что где-то там, когда она совсем рядом. Страх прошлого преследовал его всю жизнь, и этот ком становился еще больше. Он чувствовал тот страх – можно было разглядеть в его глазах. Нет сил бороться с собой, с таким, какой он есть. Мертвые мысли селились в его голове от безнадежности. Он, как и те, живущие надеждой. Сколько можно терпеть себя, принимать мир, таким как есть? Забыться он не мог, но и найти себя было невозможно. Где же она? Он вспоминал последний диалог. Хотелось жить бесконечно до этого дня, начиная с первых строк сего повествования. Невыполнимое и нереальное только добавляло холода в его душу. Еще немного и разжечь его будет непосильной задачей. Он так ее ждал каждый день, даже когда ее не было. Ожидание превращалось в жизнь на грани. Она стала частью его, скрытого от чужих глаз, потаенного мира. Он жил любым напоминанием о ней. Скажите, это не сумасшествие? Да оно самое. Хотелось дышать ею. Никто не может ее заменить – в своем роде одна такая для него. Наш герой знал, что не случайно встретил эту прекрасную и по-своему очаровательную девушку, с такими выразительными глазами. Он ждал этого всю жизнь. До этих самых строк родились «Нить страсти» и краткое ранимое «Не уходи».

 

«Нить страсти»

 

 

О, как хотелось о мечтах ее узнать,

Пытаться вновь, но не с кем поделиться.

Поверь – я терпеливо буду ждать,

Чтобы твоим присутствием напиться.

Я вижу лишь ее насквозь —

Душе не скрыться под сосудом,

Сомненья есть, ты это брось,

Не бойся – я другим уже не буду.

Я догонял – она бежала,

В моей груди что-то стучало

И было трудно не понять,

Мне так приятно это осознать,

Об этом точно знала,

Что я хотел ей обо всем сказать.

Моя душа разорвана на части,

Их сдерживает только нить,

В ней столько накопилось страсти

И я не мог найти, куда ее излить.

Искал тот самый лучик счастья,

Который предо мной теперь.

Я опьянел – забыл про все ненастья,

Передо мною приоткрылась дверь.

Лучи того невидимого света

Рождали все в моей безумной голове,

Ну а когда давали искры и просветы

Мне время рассказало о тебе.

И я боялся самой той разлуки,

Что наступала как всегда,

Когда в душе испытывал я муки,

Но понимал – деваться некуда.

Когда я слишком много говорил

Лицо мое от мыслей так немело,

Когда я рядом с нею был

Душа моя немела и кипела.

Кому до этого есть дело?

Быть может ей лишь только знать?

Того, чего она хотела

Во мне найти – меня понять.

 

 

«Не уходи»

 

 

И снова искра света убежала,

Мой мир стал пуст и приуныл —

Его мне стало очень мало,

Мгновенья образ лишь застыл.

Не слышно голоса ее,

Пусть даже если и не рядом,

Во мне живет дыхание твое,

Что есть и будет лучшая награда.

Прошу, не уходи – постой,

Побудь со мной еще немного,

Я знаю, что я человек простой

И мне не нужно слишком много.

Я тихо умер, улыбаясь,

Мой круг так неожиданно уплыл,

Волнами медленно качаясь,

Вот я тут есть, теперь я – был.

 

Последний диалог был столь растянутым, там наш герой изнемогал. Все мысли он копил, творя из них простые рифмы, лишь для нее. Он принимал все так всерьез, она же только лишь шутила, внутри рождалось столько гроз, под их удары сердце билось. На расстоянии было «слышно» ее дыхание пока она писала. Внутри его кипела и бурлила вся ценная и важно-жизненная сила, пока он мог с ней говорить и старался не убить тот диалог. Тогда хотелось жить. Глоток света рассеивал по его телу ее присутствие. Руки спешили за мыслью его, но вот сейчас нет рядом нежности восторга его грез. Он знал, что не придет, но так хотел услышать хотя бы голос на другом конце. «Наверное, она забылась в гуще своих дел», – успокаивал себя главный герой. Теперь он ждал ее в сети, но вовсе не было ответа. «Она должна! Должна прийти! Ну что же там еще случилось?» – он спрашивал себя каждую минуту и разбавлял свое одиночество безответными сообщениями. Один в себе. Нет больше сил. Разбиться так хотел о тишину. Он так судьбу просил, чтобы та пожалела хотя бы немного. Он про себя забыл, но лишь о ней забыть никак не мог. Сегодня в ожидании весь день прошел, но наш герой верил. Он искал ее – прекрасную частичку своих мыслей и представлений.

Она вернулась и вновь пришла весна в его сердце. Он ждал ее, и сила воли помогала устоять, но он был на краю до этого момента. Открытость между ними росла. Держа ее руки и согревая нежные пальцы, наш герой забирал холод себе, желая отдать свое тепло без остатка. Хотелось жить этими прикосновениями. Таинственные мысли обоих оставались при себе, но взгляды их сближались. Как никогда раньше он был столь близко к потаенной мечте своих желаний. Его руки замерзали, но было некогда переключать внимание, и был рад, что подарил тепло и мог по-своему тот миг принять. Мир окружающий погас, и стало видно всю чудесную девушку, и так ликующе смотрел ей в ярко-пламенные очи, что обжигало нежно все края души – казалась вечностью безмятежность. Их руки обвивались мягкостью прикосновения. Рука об руку прижались два притягивающихся существа и умиротворенно бросали взгляд друг другу, поглаживая так приятно и трением вводя ликующую гладь нежной кожи робких тел в иной мир. Отпускать так не хотелось. Герой все сильнее, но не торопливо пытался удержать ее поближе, что чувства мысли рассыпались там внутри, но не теряли связи, пока она трепетно прильнула к крепкому плечу. Слова были излишними и если все же звучали, то лишь чтобы разбавить тишину. Наслаждаясь присутствием друг друга, они молчали, попеременно сталкиваясь ровным дыханием друг с другом, изредка пробуждая в себе дар речи. Он «вдыхал» ее жизнь и кажется, забыл про все. Видели бы вы, как он спешил с утра, машину разгоняя и чувствуя сполна, как приближается немая, близости полна, его желанная мечта. Наш герой прибыл рано. Приятно было осознавать, что в ожидании томленья она откроет дверь и в помещение впорхнет, направит руку в сторону его и так с ума его сведет своим лишь только появлением. Вот именно тогда счастливому моменту не было предела чувственных охот. Сердце билось за двоих и руки так дрожали, ему с трудом удавалось просто взять и унять их. Не подавая вида, как пленен ее чертами, наш герой был только с ней, а не со всеми, кто присутствовал. Нельзя оторваться от такого умиротворяющего существа как она. Героиня влекла его мечты за собою, закрывая двери в его внутренний мир посторонним. Работа уходила на задний план. Он всячески пытался сдвинуть время ради близости ее, что так искусно удавалось, что минуты были лишь на их стороне. Чувства разбрелись по всем углам их душ, озаряя самые темные стороны приятными моментами существования обоих. Просить дать времени больше так тяжело и трудновыполнимо, что он старался ей «напиться» снова еще и еще. Боялся наш герой разбиться как словно хрупкое стекло. Желаниям не было предела, приятны были все прикосновения к пылающей и женственной душе ее. Так зарождались чувства мысли…

 

«Куда девался Хомик»

 

 

Ну что случилось?

Что произошло?

Куда девался Хомик-

Как получилось?

Два дня уже прошло.

Она наверно заболела

И вся в печали дома-

И целый день не ела,

О, бедный, бедный Хома.

Ну как же так?

Холодный ветер тут-

Простудится хомяк,

Пустые дни пройдут.

Он тоже весь в печали,

Что Хомы рядом нет и,

Грусти ноты прозвучали,

Прикосновение в обед.

Как жаль и не понять —

Большие яркие глаза

Тебя могли обнять,

Два дня пустая полоса.

Прекрасный Хомик мой

Вернись и улыбаясь,

Я все еще живой,

Ты взглядом поделись.

Куда девался Хомик?

Она наверно, заболела?

И лишь черты и облик —

Она всегда краснела,

Просила потушить,

Все разгораясь

И смущаясь больше,

Хотелось попросить,

Сидел и, улыбаясь,

Не мог огонь убить.

Теперь все темное

И вся в печали дома,

Биенье сердца ровное,

О, бедный, бедный Хома.

 

 

«Я не могу»

 

 

Я головою вниз поник,

Твердил себе – мне очень жаль,

Я стал на месте и тупик

Во мне рождает вновь печаль.

Какие строки сорвались —

Они убиты тишиной,

Они к тебе не добрались,

Остались лишь внутри со мной.

Я жду секунды и минуты,

Куда исчезла красота?

Они согреты и обуты,

И не хотят идти сюда.

Я думаю, что мир пропал,

Не видел он твоих обличий,

Глаза я нежно закрывал,

Но не нашел в себе отличий.

Отчаянный искал в себе

Все строки истязанья,

Пытаюсь их отдать тебе,

Пусть это будет как признание,

Что без тебя я не могу.

Теперь весь мир не нужен,

Такой впервые раз в моем веку,

Когда я так обезоружен,

Что я могу еще отдать?

Души не жалко отпереть,

Быть может я смогу ее продать?

А ты смогла ее бы лицезреть.

Я жил мечтами, разум укоряя,

Что я привык так жить

И даже не осознавая,

Что я способен так любить.

Тут мысли строк всех пробежали —

В моей душе одна печалька,

Мои уста вдруг замолчали,

Ты улетела словно чайка,

Которая над водной гладью,

Зовут те призрачные берега

Как слово под печатью —

Подальше от земли как от греха.

Поверь же, я так не могу —

Так полюбить и все забыть,

Такое только лишь врагу,

Прервать все чувства, что убить.

И только это я представил,

Тебя не хочет отпускать —

Я, разум и душа без правил

Готовы для тебя искать,

Что так тебя затронуло во мне,

Что есть так неразрывно.

Опять становится не по себе —

Остановиться в полпути обидно.

Я не могу забыть твою улыбку,

Ведь даже в моих сладких снах

Я допускал нелепые ошибки,

За что готов я обратиться в прах.

Теперь слова во мне не умолкают —

Все говорит лишь о тебе,

Они ключи души не забирают

И позволяют мыслить еще мне.

 

 

«Научи меня жить»

 

 

Я устал жить одним днем

Где слеп всегда глазами,

Хочу сорваться в нем,

Чтобы все точно знали

Как правильно мне жить,

Вы лицезрели все вокруг —

Как можно научить любить

И кто есть настоящий друг.

Так научи меня тогда

Тому, что под запретом,

Я не забуду никогда

О дне счастливом этом.

Вдохни в меня мечты,

Где в моем жарком теле

Все мысли – только ты,

Все прочие мечты сгорели.

Ты распахни души врата,

Прошу тебя – лишь научи

И может быть тогда

Ты подберешь души ключи.

Я знаю – я такой,

Меня так трудно понимать,

А нужен ли другой?

Чтобы покрепче обнимать.

Жить чувствами – мой мир,

Смеются те, кто не был там.

Я сам себе внутри кумир

И не хочу я верить вам.

Хочу, чтоб жизни научила

Моя единственная красота,

Хочу, чтобы меня любила

Вчера, сейчас и навсегда.

 

 

«Первая»

 

 

Все неожиданно пришло,

Все странно получилось,

Мне что-то помогло —

Часть внутреннего я разбилась.

Сделал шаг последний —

Не оступился как всегда,

Почти все внутренние страхи

Пропали разом в никуда.

Прикосновение мягких губ

Убило жгучую печаль

И закрутилось все вокруг —

Близка казалась даль,

Боялся я проснуться вдруг.

Как изменить всю свою жизнь?

Одна дорога там ведет.

Я говорю себе – держись,

А время лечит иль убьет.

Я задаю себе вопрос,

Услышь свою надежду,

Не думай, что мир прост,

Ты сделал выбор между

Той самой пустотой,

Которая жила в тебе

И теплою надеждой той,

Ты вторишь вот себе —

Быть может и поймешь,

Что потеряешь много,

Того, что больше не найдешь,

Впитай жизнь понемногу.

Среди безмолвных дней

Она – единственная сила,

Ты думаешь теперь о ней,

Печаль тебя совсем забыла.

Вкус в сладостных устах

И яркий выраженный взгляд,

Улыбку, ямочки в щеках,

Запомни, как глаза горят.

И мне уже не больно —

Меня согреет образ твой,

Ты можешь говорить невольно

И прятать счастье за собой,

Но я готов шагать к тебе,

Смотреть на твое тело.

Все это порождается в уме —

Хочу, чтобы душа горела.

Вдыхая запах твоей жизни

Я пустоту всю разрушаю,

Где застывали мысли —

Они итак все на краю.

Не слышно крик моей души

О бесконечной этой боли,

Прошу тебя все сокруши

И выпусти меня на волю.

Ты первая моя и навсегда

Теперь ты в моем сердце,

Где там была лишь пустота —

Была закрыта туда дверца.

 

 

«Первый поцелуй»

 

 

Лишь предвкушая страстный поцелуй

Делю я мир огромный наш с богами,

Устами нежными своими ты балуй,

Так крепко душу задержав руками.

Твой голос нежный мне приятен —

Поговори со мной еще немного,

Сотри с души моей нелепых пятен,

Позволь почувствовать вот богом.

Мне не хватает твоего тепла,

Когда нужна тебя нет рядом,

Лишь ты согреть меня смогла —

Осыпала вот чувствами как градом.

Я и сейчас сплетаю свои мысли,

Их собираю только для тебя,

Затем их наделяю смыслом жизни,

Я это делаю безумно и любя.

Хочу украсть то робкое дыханье,

Забрать себе и тихо сохранить.

Тебе одной дарю признанье —

Я так не мог до этого любить!

Я ощутил свой первый поцелуй,

Касаясь трепетно тебя губами,

Внутри меня душа кричит, танцуй,

Душа с твоей – они все с нами.

Так подари еще мне времени,

Где я хочу лишь быть с тобой,

Где нет, и не бывает темени,

Влеки всегда меня ты за собой.

 

 

«Страх»

 

 

А я и не увидел страх,

Что заполнял мою Мечту,

Он прятался в твоих глазах,

Я в сердце заливаю яд,

Строку лишь вспомни ту —

Мои желания безудержно горят

И делать больно я привык себе.

Вот каждый день мечтал,

Где рядом человек любимый,

Но страх твой только врал

И подставлял твой образ мнимый.

Заполнил он твое нутро —

Контроль за ним решения,

Когда-то это ведь не помогло

И родились теперь сомнения.

Да я и может быть не прав,

Тебя бывает не поймешь —

Так норовишь дать всем отрав,

Потом меня с ума сведешь.

Конечно, это так приятно,

Знать, что это была ты,

Запри ты страхи аккуратно,

Иди на свет из темноты.

Как много мыслей затерялось,

Сегодня я убит был разом,

Погода пасмурной казалась,

Летел по встречной под экстазом

И снова страх отвлек,

Как и тебя вот так сейчас,

Сегодня от аварии предостерег —

Он бережет всех нас.

Наверное, права ты точно,

Не обожжет лишь тех,

Кто принял меры срочно,

Нашел грань тонкую утех.

Мне остается времени просить,

Твой страх не успокоить,

А мне тебя позволил полюбить,

Моя вся жизнь того и стоит.

 

 

«Эйфория»

 

 

Моя печальная до нитей жизнь

Мне вторит словно совесть,

За то, что сделано держись —

Ты пишешь собственную повесть.

Минуты радости с одной

И глупость в тот же миг,

Все вместе – внутренний покой,

Мой раскрывают тотчас лик.

Здесь видно проблески нужды,

Она нужна тебе поверь,

Она – одна и все твои мечты

Сплетет тебе сейчас апрель.

Ты жив, пока зависим

От тех шагов, что за тобою,

Ты написал ей виртуальных писем,

Ты пропитал все их собою.

Кто радость эту не поймет

Не знает, что судьба лукава

И с кем она тебя сведет,

Мы не узнаем без обмана.

Я знал, что день придет

И ты узришь, что есть твой путь,

В душе дождь затяжной пройдет

И лучик света даст шагнуть.

Ты без нее никто,

Она – твой вдохновитель,

Она в мир новый твой окно —

С ней ты найдешь обитель.

Не торопи ее вопросами —

Пусть скажет что сама

Устала жить этими допросами

И как ей жизнь тогда лгала.

Пусть опьянила твою жизнь,

Если ее считаешь настоящей,

Покрепче за нее держись,

Считай до этого всю спящей.

Не говори ни слова про себя

Когда ты с ней наедине,

Прижми к себе, тепло храня,

И вспомни о своей судьбе.

Скажи ей, как питаешь чувства

И от которых ты зависим,

Все выплесни наружу буйства,

С зависимостью зубы стиснем.

 

 

«Глубоко внутри другая»

 

 

Стою на берегу пруда

И наблюдаю за закатом,

Вокруг одна холодная вода

И ты другая только рядом.

Я много думал в тот момент,

Там глубоко внутри

Твоих обличий нежных

Сокрыт незримый элемент

Твоих страданий вечных.

Верни себя ту мне

Такой, какой я видел,

Такой, какой была во сне,

Быть может, я тебя обидел?

Поверь – ты не другая,

Хотя бывает иногда

Ты вовсе не такая,

Смотрела на меня когда.

А знаешь все же так

И глубоко внутри себя

В нас есть и друг и враг,

Он хочет думать за тебя.

Я долго устоять не смог,

Тебя увидеть мне нельзя,

Никто мне в этом не помог,

Я путь проделал этот зря.

Скажи мне только правду —

Движение губ горячих

Перенесешь на завтра?

Или совсем их спрячешь?

Да кто она – другая?

Я не придумал, точно!

Там глубоко нет края —

Срастались мысли прочно.

Надеюсь на ответ теперь,

Я силу мысли берегу,

Возьми за руку и проверь —

Ты думаешь, что я смогу?

Не пасть так глубоко,

Стоя на берегу пруда,

Поверь, что так легко

И нежно манит взгляд вода.

Нет сил мне чувства жечь —

Ты есть та самая одна,

Которую мне хочется сберечь,

Впитать тебя сполна.

Другая точно не нужна —

Ей думаю все не понять,

Как ты теперь важна,

Как я хочу тебя обнять.

Все глубоко внутри

Скрывает сущность нашу,

Открой себя и посмотри

Насколько для тебя я важен.

Внутри тебя другая

Есть странная Мечта,

Когда вдруг вырвется вторая,

Чтоб не убила пустота.

 

 

«Весна»

 

 

Открой тепла частичку для себя,

На небе светит ярко солнце,

Оно открыто также для меня,

Украдкой постучит тебе в оконце.

Пока светило не пылает жаром,

Зеленая трава растет везде,

Пока не окатило все пожаром

И мысли не потеряны в листве.

Почувствуй ветер на своих щеках,

Он хочет так сказать тебе,

Что все находится в твоих руках —

Не дай пропасть весне во мгле.

Мы неспроста затеяли игру,

Плывут по небу быстро облака,

Вся власть твоя в одном кругу —

Я жду, когда протянется рука.

Не убивай весну так резко,

Ждала момента вырваться из стен,

Кивни своею головою дерзко,

Не знал, что попаду в твой плен.

Шепни губами мне на выдохе,

На вдохе забери мои мечты —

Ты различишь, как в листьев шорохе

Я строю для весны зеленые мосты.

Продли минутное мгновение часов

Когда мне в сердце не найти покоя,

Я слышу миллионы разных голосов

В бескрайности весеннего устоя.

 

 

«Снова сон»

 

 

В тринадцатое пятницу мне вновь,

Как старых дум всплыла картина,

Приснился сон, где радость или боль —

Не знаю, что тогда сокрыто было миром.

Я видел нас сквозь пелену его,

Мы вместе – что там происходит?

Не помню ничего совсем того

И мысль он нем так далеко уходит.

Что это значит не пойму —

Та неизвестность растворилась,

Не разгадать все это моему уму,

Так что же там случилось?

Я знаю, пятница скрывает от меня,

Скорей спасает мою раненую душу,

Она так не хотела напугать тебя

И не дала все вынести наружу.

Вчера с догадками в ночи глубокой

Не мог заснуть как раньше сразу,

Я чувствовал как под моей дорогой

Там прорывались мысли фразы.

И первый сон вдруг явью показался,

Теперь я понял то, что он несет

И очень рад, что с другом я остался,

Что в нем исполниться меня убьет.

Прости меня если в твоих глазах

Он всплыл тогда и может быть

Там зародил в мечтах вновь страх,

Хотел ли всех предупредить?

Прости за сны мои, прошу,

Они не виноваты в том, что я такой,

Знай, что я ими сильно дорожу,

Пусть каждый даже среди них плохой.

 

 

«Вторник»

 

 

Хочу, чтоб завтра стало ярким

И вторит каждый день,

Что этот будет точно жарким,

Что не хватает сладенькой моей.

Я много думаю сейчас обо всем

И даже о неважном также,

Что будет скрыто этим днем?

Как скрылось пламя в саже.

Мы говорили только по душам,

Я правду даже не скрываю,

Я разглашаю тебе тайну сам,

Да, потому что этого желаю.

Мне нечего скрывать все мысли —

Во вторник все тебе скажу,

Скорей мне разум ты очисти,

Я так об этом лишь тебя прошу.

Согрей своим теплом мне руки —

Оставь мне теплоты немного,

Боюсь – не выдержу разлуки,

Ты дорога как путнику дорога!

Теперь надежда только завтра

Мне сможет подарить свой взгляд,

Я расскажу и только правду,

Увидишь, как мои глаза горят.

 

 

«40»

 

 

Не замечаю времени течение —

Все замерло вокруг меня,

Все это – все твое влечение,

Я забываю всех и вся.

Они проходят незаметно,

Приятно слышать голос твой,

Мне все равно, что это вредно —

Держать так долго с головой.

Приятно, что ты будто рядом,

Хотя и далеко сейчас,

Словами я хочу как градом

Посыпать хорошенько раз.

Да что мне эти чудеса,

Что превращают воздух в голос,

Чудесней их твои глаза

И нежный блеск твоих волос.

Я знаю, брошены слова не зря —

Ты стоишь этого поверь!

Чтоб распинался пред тобою я,

Искал ключ подходящий в дверь.

Мне хочется минуты подарить,

Ты ценишь, это точно знаю,

Когда могу тебя любить,

Я иногда глаза не закрываю.

Секунды нежности не прячь —

Мы превратим их в вечность,

Сквозь стену многих неудач

Забудем про беспечность.

Их много, как и мало их,

Мы это даже не заметили,

Что нам не нужно тех чужих,

Которыми когда-то бредили.

Ты даришь каждый раз себя,

Когда по телефону отвечаешь,

Пропитываешь ты собой меня,

Как будто крепко обнимаешь.

 

 

«Ведьмочка»

 

 

Какая странная девчушка

Вдруг появилась на глазах,

Шепнет которая на ушко

И заколдует вечный страх.

Не сможешь устоять от чар,

Которые сильней тебя,

Она зажжет в душе пожар —

Найдешь второго ты себя.

Не торопись тушить огонь —

Тебе не стоит так бояться,

Он заглушает в сердце боль,

Которой следует убраться!

Поверь ей словно как себе

И пусть душа изранена ее,

Она открыла всю тебе,

Пронзила самолюбие твое.

Считай, так нужно было —

Собраться силами с собой,

Когда ее улыбка мило

Следит везде лишь за тобой.

Она наполнила собою душу,

Так нежно проникая в мир,

Который не показывал наружу,

Целуя сладко, ты забыл

О странностях твоей мечты.

Ты думал, что непробиваем?

Она разрушила твои мосты,

Которые казались «раем».

 

 

«Дождь»

 

 

Капли по твоей щеке стекали,

Ты так прекрасна под дождем,

Они со мною и тобой играли

И наши души утопали в нем.

Не мог представить я тогда,

Как мы другу друга понимали,

Не чувствовал я никогда

Так, чтоб минуты утопали.

Дождь стал мне другом,

Когда я понял тот намек

И голова шла только кругом —

Усвоил первый тот урок.

Что сделал мокрый для меня

Я не забуду никогда теперь,

Позволил чувствовать тебя,

Я ощутил все, мне поверь.

Так не хотелось расставаться

С моей желанной красотой,

Не мог я храбрости набраться

Смысл выложить моих простой

Попыток удержать еще немного

Такого ангела в глазах моих,

Просить продлить у бога

Миг радости любви двоих.

Хотелось повторить тот день

И вновь напиться взглядом,

Я вижу, как боится ее тень

Мою держать так близко рядом.

Исчезли силуэты на земле,

Вдруг тучи натянули свежесть,

Я думаю лишь только о тебе —

Ты для меня одна такая прелесть.

Вот только дождь не захотел

Пролиться медленно с ведра,

Внутри себя я только пел,

Украсть мой мир себе смогла.

 

 

«Стена»

 

 

Стою ногами на бордюре,

Передо мной сейчас стена,

Все мои мысли, словно после бури —

Во мне перевернула все она.

Вопросы в голове моей

Все время лишь тревожат

И вторят только лишь о ней,

Я знаю – мой наркотик мне поможет.

Ее нет рядом – хочется звонить,

Подумав о ее влекущем взгляде,

Не знаю, что мне говорить,

Что я скажу своей любимой Наде?

Поэтому стена пытается расти,

Не знаю, как мне это описать —

Лишь близость с ней могла спасти,

Смотря в глаза, могу все рассказать.

 

 

«Первый ушел»

 

 

Где же он скромный первый?

Я не верю что он пал ниц,

Играли струнами лишь нервы,

Когда он видел миллионы лиц.

Он так боялся близости,

Что прятался за маской лжи —

В нем стало много сырости,

Его теперь ты только не ищи.

Так неужели прочь ушел?

Где притаилась его личность?

Как дождь он затяжной прошел,

Был для меня как вечность.

Мне кажется, сейчас он с нами —

Частичка поселилась его в нас,

Разводим мы неистово руками,

Но вот он все-таки погас.

Ты хочешь, чтобы он совсем исчез?

Скажи без размышлений нот,

Скажи мне прямо только – без

Попыток сделать резкий поворот.

Ты ведь его не знала никогда —

Сама призналась, что не думала,

Что он таким был именно всегда,

Но ты его освободить смогла.

Он, может, благодарен на века,

Захочешь – можешь сохранить

И для тебя он в замке из песка,

Подуй и можешь вмиг его убить!

 

 

«Обещай мне»

 

 

Просил тебя пообещать мне

Когда я буду сам не свой —

Поверь теперь мне как себе,

Я должен быть убит тобой.

Огонь зажженный погасит

Моя единственная в мире,

Твоя рука не задрожит,

Открой глаза еще пошире.

Узри мое падение тогда,

Когда я, может, кану

И сгину прочь, и навсегда —

Захлопнуться судьбы капкану.

Ты мне должна пообещать,

Что сможешь сделать,

А если нет, мне умирать

И ничего не переделать.

Я сам смогу себя убить,

Когда твоя душа бессильна,

Она еще пытается любить,

Я сделаю пусть и насильно.

Кругом не видно ничего,

Когда я думаю о том,

Прошу убей скорей его,

Когда он учинит погром.

Остановиться не должна,

Пообещай мне, я прошу!

Ты больше жизни мне нужна —

Я лишь тобою дорожу!

 

 

«Скажите, что ей снится»

 

 

Я долго думал – голову ломал,

Что сниться постоянно ей?

Хоть об этом точно знал,

Ее все сны моих лишь злей.

Скажите, что же сниться милой?

Ее глубокий мир внутри

Как смысл, сокрытый за картиной,

Вам не понять, как ни смотри!

Все сны – стена сплошная,

Разбить и обойти которую,

На все попытки обрекая

Свою ты думу можешь долгую.

Кричи нам всем – не слышим!

Это ведь твой мир такой,

В котором мы не дышим,

Который всех для нас другой.

Что там ей сниться вновь?

Испепеляя все потоки мысли,

Сны о себе, в них боль?

Я знаю, ужасы ее загрызли.

Вот если их совсем изгнать

Из твоей взрослой головы,

Как сможешь ты понять

Где настоящее, а где мечты?

Я точно знаю, что ей сниться!

Скажите мне и вы тогда —

Вы думали, что можно скрыться?

От снов деваться некуда!

 

 

«Мое проклятие»

 

 

Все было хорошо совсем недавно,

Но вскоре заболела неожиданно,

Она так вдруг поникла плавно,

Как будто время это выдано.

Не знаю только лишь откуда

В ее прекрасные и милые уста

Нашла лазейку чертова простуда!

Догадки только – не с проста.

Теперь я понял, как помочь

И знаю точно это все проклятье

Мое и должен выгнать его прочь,

В безумной голове найдя заклятие.

Она все время отнимала недуги —

К себе их без опаски позвала,

Забрала все их в свои руки —

Как собственное горе приняла.

Я должен их остановить сейчас

Пока они не уничтожили мечту

И не снесли весь яд на нас,

Пока весь этот мир прочту.

Отдай мое проклятие обратно!

Я не хотел тебя заразою убить

И не увидеть тебя завтра —

Я не могу так поступить!

Отдай простуду только мне,

Я место для нее в себе найду,

Верну всю душу чистую тебе,

К тебе здоровой снизойду.

 

 

«Воздух на двоих»

 

 

Мы делим каждую минуту встречи,

Что окружает всегда нас с тобой,

Где протекают собственные речи —

Они для нас текут всегда рекой.

Знай, что это только для двоих —

Особенно пропитанный для нас,

Ты скажешь снова, что я псих,

Лишь он таким быть может раз.

Вдохни в себя поглубже – рядом

Будь хотя бы больше времени,

Когда пересечемся взглядом,

Мне хочется, чтобы навеки верили —

Теперь ведь этот воздух на двоих,

Теперь я не забуду каждый миг.

 

 

«С тобой так хорошо»

 

 

Спроси меня во сне —

Что я нашел в тебе?

С тобой так хорошо —

Хочу к тебе, хочу еще!

Я в постоянной тишине

Искал тебя повсюду,

Ты знаешь, что ведь мне,

Мне не сказать – забуду.

Всегда твой нежный голос,

Твой нежный мягкий волос

Там будут жить внутри

И вторить мне – храни!

Ты и не знал что это,

Которое надумал, оживет

И та – единственная где-то

Расплавит крепкий лед.

Ты был на грани мысли,

Дождя беззвучный звон

Шумел и нервы грызли —

По крыше разбивался он.

С тобой так хорошо —

Я даже и не представлял,

Теперь хочу тебя еще,

Я мысли все твои украл.

Молчи – дай мне закончить

То, что начал говорить,

Чтобы смогла запомнить —

Тебя всегда хочу любить!

Я буду чувствовать тебя,

Ты вечно будешь моим сном!

Когда уйду я навсегда,

Мы будем в нем вдвоем!

Слова летят за ветром —

Они не брошены впустую,

Я знаю, что не первый,

Хочу любить тебя любую!

С тобой так хорошо —

Отдай себя, хочу еще!

Позволь мне прикоснуться

К твоей щеке и улыбнуться.

Твой взгляд меня с ума

Сведет в который раз,

Ты знаешь это и сама —

Из-за тебя ловлю экстаз!

Касанье рук твоих меня

Так здорово заводит очень,

Я чувствую всегда тебя

И прогоняю в себе осень!

Здесь я, но ты не рядом

Только вот сейчас со мною,

Мой мир теперь с азартом

Пропитывает все тобою.

Я понял, что с тобой так

Хорошо – никак иначе быть

Не может – просто мрак

Пытаться должен я убить!

Ты – моя скрытая мечта,

С тобой так хорошо!

Смеешься как всегда,

Хочу к тебе, хочу еще!

 

 

«Три малышки»

 

 

Мне помнится, как я увидел —

Они шли вдалеке от нас,

Предупреждаю, чтобы не обидел —

Не принимайте близко вы сейчас!

Шли три малышки нам навстречу:

Одна – любимая, вторая – средняя,

А третья скромненькая вечно,

Но среди них и не последняя!

Они все стоили друг друга,

Такое трио поискать еще

И каждая для всех подруга,

И этому я полностью польщен.

Какие странные и разные малышки,

Все как одна, единственная лишь

Одна взрывная – ей нужно книжки,

Вторую я не понял, третья любит тишь.

Ну, посмотрите ж мне в глаза,

Кто скажет, где из них малыш?

А внешность, словно как гроза,

Сначала гром попробуй-ка услышь.

Они такие разные совсем,

Но точно знаю, все же могут

Так смело утереть нос всем,

Все так же сделать шаг помогут.

Они такие близкие малышки,

Как помниться в библиотеке

Там на последней полке книжки

Хранятся в памяти на веке.

 

 

«Я болен ею»

 

 

Кому сказать – мне не поверят,

Как я схожу с ума по ней,

Не верят – да пускай проверят,

Ты только не беги быстрей.

Я думал, канули все беспокойства,

Но внемлет разум мой опять —

Он мне приносит те расстройства,

Пытаясь повернуть все вспять.

Я болен ею – признаюсь сейчас,

Ее тот самый взгляд сильнее

Всех тех, дурманящих мой глаз,

Хочу сейчас, хочу быть с нею.

Я болен и никто мне не поможет,

Решил так есть и будет так!

Она меня поймет, быть может,

Всю волю взяв – в руке кулак.

Пронизан ею до костей мозгов —

Я сильно болен только ею

И выдержать попробовать готов,

Пытаться все бежать за нею.

Она все понимает – она умна,

Особенна по-своему – другая!

Я знаю, что любви ко мне полна,

Её взаимно безусловно понимаю.

 

 

«Беспокойство»

 

 

Там возвышается светило высоко,

Мы все должны ему поверить,

Нам будет точно нелегко,

Когда решим его проверить.

В сердцах запекшиеся раны

Оно нам подарило как всегда,

Не чувствуя его кошмары,

Сгорает настоящая мечта.

Его крылом горящим накрывает

Невидимая боль рассвета,

Кровавой иногда бывает,

Сжигает, муками одета.

Проси всевышнего дать шанс,

Заметишь ангела когда,

Твоя вся жизнь без глаз

Вся испарится в никуда.

Ты станешь избавителем души

Своей от долгих мук,

Все слезы разом просуши,

Почувствуй нежное касанье рук.

Она пришла, но все сомненья

Скрывать приходиться в себе,

Она заметит это тленье

И беспокойство то в тебе.

Светило разрешит остаться,

Ты так уверен и весь мир,

Который знал, начнет ломаться,

Поверь – ты часть его убил.

Не сожалей о прошлом только,

Она ведь рядом – ангел твой,

Ты помнишь было горько —

Ходила тень все за тобой.

Не оставляй свою надежду —

Старайся этим чудом дорожить!

Не выбирай ты между,

Ради нее ты должен жить!

 

 

«Пятно»

 

 

День начинался как всегда опять,

Мне снова на работу нужно,

Я спал и не хотел вставать,

Мы встали с ленью дружно.

Представь, что я заставил

Поднять себя, встать на ноги,

Кровать конечно не поправил

И вот в пути – в дороге.

Знаю – встретимся сегодня мы

С тобою – рядом буду,

В моих мозгах лишь ты

И управляешь куклой Вуду.

Вот я навстречу отправляюсь,

Я знаю – точно не одна,

Но я с тобою только не стесняюсь —

Ты адским притяжением полна.

Я рядом, вот присел к тебе,

Дыхание перевожу на ты,

Как быть теперь же мне?

Ты – потаенные мои мечты.

Но вот так незадачка,

А желтый цвет идет мне сзади!

Да, отомстила лавочка —

Придется мне пятно нести.

До этого не верил, что оно

Прицепиться случайно именно

Ко мне на заднее число,

Как лейбл смотрит фирменный.

Мне этот день напомнит

То самое, то желтое

И джинсы не испортит

Красивое, не стертое…

 

 

«Две капли»

 

 

Переплетаются сердца ударами,

В нас ищет голос утешенье,

Устал – он утомлен пожарами

И искрами внутри сомнения.

Дождь идет, две капли на стекле —

Мы так похожи как они,

Как те две капли чистоты,

Которые дрожат в пустом окне.

Их ветер, солнце растворят

И вскоре ничего не станет,

Сейчас они нам говорят:

Держись или тот день настанет,

Когда две капли расстаются,

Найди все силы, что в тебе

Ради нее одной найдутся!

Разбей всю голову себе,

Знай счастье там в твоих руках!

Ты помнишь строки все ее

И голос ласковый в висках

Перевернет тотчас нутро твое.

Отдай свой мир лишь только ей,

Той капле, той, которая похожа,

Ты каждый день – ты все о ней

И дрожь все пробирается по коже.

Две капли на моей щеке

Напомнят обо всем ведь тоже,

Останутся сырой дорожкой на руке,

Мы сильно так с тобой похожи!

 

 

«Когда ты рядом»

 

 

Когда ты рядом мир вокруг не замечаю

И чувствую твое тепло,

Которым только ты согреешь.

Когда ты рядом ничего не различаю

И греешь только ты нутро,

Теперь весь только твой лишь.

Представь, что я не знал, что теперь знаю

Совсем, что можно так любить,

Любить тебя, тебя и больше жизни,

Что если чувствую – теряю,

Мне хочется себя убить

И для тебя все мои мысли.

Да, я такой и не скрываю —

Такой простой перед тобою только

И я горжусь по праву, что с ума

Сошел, на части разум разбираю,

Летят все прошлые обиды, было горько,

Ты для меня как вечная весна.

Когда ты рядом чувствую себя на небе

И с высоты полета птиц

Осознаю, что где бы ни был

Нуждаюсь я в тебе как в хлебе,

Что дал для всех людей жизнь без границ,

Стать воздухом твоим вот мне бы.

Дышать смогла бы каждый день

Моим присутствием с тобой на веки,

Вдыхая часть меня – я умирал бы вновь.

Меня не уловить – я словно тень

Рождался вновь тотчас и мысли реки,

Не чувствовал я никогда с тобою боль.

Моя желанная, когда ты рядом

Я задыхаюсь от прикосновенья рук

Моего тела, моего существа странного.

Ты заполняешь чувствами – как градом,

Перемешаешь рвенья страсти вдруг

В попытках поиска мирка обетованного.

Я разрываюсь пополам и отдаю ту часть,

Которая во мне теперь отдельный случай,

На суд и погребенье где-то глубоко.

Мне хочется с тобою в сон упасть!

Прошу, его ты только лишь не выключай,

Когда ты рядом на душе легко.

 

 

«Запретный плод»

 

 

Мои гормоны решили изучить все зоны —

Запущен механизм желанья радости,

Твой верный друг в тебя влюбленный

Желает вкуса рифмы сладости.

Он обречен быть между тех,

Которые составили его обличие,

Он слышит их растущий смех

И чувствует всегда внутри наличие.

Один не хочет выплеснуть всю страсть,

Другой так жаждет чувствовать тебя,

Кому не дашь из них пропасть?

Кому свою отдашь из них себя?

Ты плодом стала первому запретным,

Второй пытается его отнять

И в тоже время себя вредным

Всем тем, кто лицезрел, всем показать.

В нем половина от обоих

И кто-то разом больше может проявиться,

Ты чувствовала боль их —

Они желали так тебя добиться.

Для первого – запретная мечта,

Второй рожден был лишь тобою —

Тогда же и зажглась в душе звезда,

Ты их двоих вела все за собою.

Но все же, они вместе искали потаенные

Места твоей всей ласки грани,

Они в тебя без памяти влюбленные,

Они тебя всю изучить мечтали.

 

 

«На мне»

 

 

Безумству не было предела —

Держал ее огонь в руках,

Ее божественное тело

Рождало счастье на глазах.

Так глубоко дышали вместе,

Переполнялись страстью —

Нет времени стоять на месте,

Я твой – под твоей властью.

Мне так по нраву – запах

Свой оставила на мне,

Забились мы в мечтах

Что не одни в тепле.

Но было не до этого тогда,

Я прошептал как смог —

Ты только не кричи, когда

Я вызывал в тебе восторг.

Моя вся страсть как ты,

На мне так дерзко

Обняла мои желанные мечты

И обвивала телом резко.

На мне захватов пальцев

Рук, следы вносила в тело,

Я понял жизнь страдальцев,

Что мыслили так не умело.

Дотронься робко языком

Моего пристального жеста,

Все в комнате кругом —

Как будто не хватало места.

Скрипел и мелодично

Звучал внизу как черт,

Так было вовсе непривычно,

Так не хватало верст,

Что пробегал я иногда.

Собрал все силы для тебя,

Обнял мою как никогда

И направлял как ты меня.

Сцепились дерзкие начала —

На мне без лишних слов

Твоя душа кричала,

Своим теплом дала любовь.

Твоя пылающая грудь

Бросала вызов силам

Робости, которую вернуть

Моим хотелось миром,

Но было поздно очень —

Я уж твой теперь,

На мне ты, между прочим,

Ты словно ярый зверь.

Горела как свеча моя

Безудержная слабость,

Я всю желал в себе тебя —

Ты моя чувственная радость.

Как жарко стало вдруг,

А ты не замечаешь?

Как вне себя твой друг,

О чем сейчас мечтаешь?

На мне оставь свой мир,

Я поцелуем жарким сохраню.

Его потерянный кумир

Вновь жив, обрел мечту свою.

Утихли звуки – мы молчим

И только сердца стуки

Твердят в уме, как мы кричим

И снова страсти полны руки.

И тело влажным становилось,

Твои глаза горели чувствами,

Что с нами приключилось?

Как мы остались с буйствами?

Дыхание сводило снова

С ума твоего верного поэта,

Но он не смог и молвить слова —

Весь речи дар там сгинул где-то.

Движенье тела так близко,

Ну да! Ведь ты на мне!

Но мне с тобой легко —

Открыть себя всего тебе.

Ты там во мне рождала,

Во мне там глубоко,

Где всех начал моих лежала

Жизнь, что раскрылась широко.

Я сам не свой и от греха

Ты там на мне слегка

Разбрасывала потроха

Немого – просто дурака.

Я на тебя смотрел

И жар держал в руках,

Я чувствовал и пел

Они в восторге – на краях.

Моя конфетка сладости полна,

Но вот пришла пора тиши —

Прервать безумства и волна

Теперь мне говорит – пиши.

Мне не забыть как ты на мне

Всю силу женственности показала,

Я знал, что все в тебе —

Ответы на вопросы что искала.

 

 

«Твой поэт»

 

 

Прекрасное начало дня рекомендует

Все время с этого момента для меня

И ветер вновь туда, где я подует,

Я рад сегодня, рад мои друзья!

Такие чувства пробуждает в нем —

Твоем поэте том, что греет душу

Все тем, лишь тем твоим огнем,

Которым свой мирок разрушил.

Я – твой поэт, который внемлет,

О том, что нет преград его

Безудержному гению внутри – болит

Душа, тоскуя так же за него.

Та страстная мечта поэта повстречала,

Физическая близость разум мой

Раскрепощает и заглушает боль начала,

Так пишет раненый поэт лишь твой.

Он полон радости – сегодня снова,

Ее тот самый взгляд увидеть был

Так рад, что так хотел без слова

На всю округу закричать, остыл.

Ее рука пыталась нежно уста

Поэта так легонько прикрывать

И лучик света пробивался у куста,

Он, как и наш герой хотел кричать.

Цыганка молвила, что счастье будет

И твой поэт поверил тут же ей,

Он верит – чувства не забудут!

Которые их сделали сильнее и светлей.

 

 

«Он ждал»

 

 

Сегодня день окончен был

На ровной ноте заморочек,

Я знаю, точно не забыл —

Оставил в памяти кусочек.

Он ждал и, представляя,

Как хлопанье ресниц ее

Увидит, мира оставляя

Реалий всех кроме нее.

Он ждал, ему казалось,

Покажется знакомый силуэт,

Там за углом подкралась?

Но мысли все сказали нет.

Он ждал ее и видел рок,

Как медленно спускалась,

Ступени прикоснулись ног

И снова вся ему казалась.

Все двадцать долгих как

Вся жизнь минут бросали

Остальное в темный мрак

И тоже постепенно угасали.

Он ждал ее дыханья звук,

Везде она – вокруг повсюду,

Не знал, что столько мук

Он вспомнит, говоря, забуду,

Все мысли прочь – уйдите!

Она устала – день тяжелый,

Вы ей сегодня помогите!

Герой умчал домой веселый

Снаружи, только мрачный

Вот внутри – раздавлен,

Он ждал момент удачный,

Но был теперь отравлен.

И мнилось, будто открывая

Ту дверь на входе робко,

Знакомый взгляд бросая,

Она его обнимет ловко.

Наверное, все видится немая

В его безумной голове,

Которая, наверное, другая,

Которую придумал сам себе.

Он ждал, она устала!

Ты не тревожь ее зазря,

Которая, наверное, не стала

Тревожить тоже и тебя.

Ну вот, теперь ты дома —

Спокойно пишешь обо всем,

И не напишешь ты другого,

А только лишь о нем,

Который ждал мечту свою —

Ту сладкую капель на сердце,

Который не скрывал люблю —

Не знал, куда ей деться.

Хотел кричать, но знал,

Что не услышит ту печаль,

Когда так по дороге гнал —

Ему все чувства было жаль.

Он вспоминал ее глаза,

Тот самый и неповторимый

Взгляд – несравненны небеса

Его единственной любимой.

Он успокаивал в себе

Все двадцать тех минут,

Но все казалось как во сне

Вот мысли быстро так уйдут!

Он ждал и верил как всегда —

Наивность без предела

Вселялась в сердце и тогда

Его душа так и хотела.

Почувствовав потерю времени,

Герой наш головой поник

И скрылся тотчас в темени,

Скрывая от людей свой лик.

Он ждал, уже не зная

Чего хотел от дня сегодня,

Он ждал, и тихо умирая,

Не чувствовал как больно,

Не нужно было даже дня,

Он мог позволить – вольно

Дать приказ своим мечтам —

Не думать больше чем другие,

Забылся на мгновенье сам,

Хотел, но в этом мире

Не мог – он ждал и так,

Казалось, ветер весь развеет

Нависший над главою мрак

И в его сердце потеплеет.

Уже не знал, но ждал

Ее присутствие с собою

Рядом, так изнутри рыдал!

Его слезам завидовало б море.

Внутри себя так тяжело

Держать всю под контролем

Любовь и все ее тепло

И не травить их горем.

Он ждал ее как никогда

Ни разу никого не ждал,

Он – сам себе беда,

Он сам себя всей ею убивал.

Она устала – не мешай

Мой друг, все хорошо!

Пиши ей и всегда мечтай,

Проснешься – все прошло.

Дари ей километры слов —

Ты можешь только для нее

Дарить свою горячую любовь

И ей отдать тепло свое.

Ты ждал, но не грусти!

Прими как есть весь этот мир —

Всегда готовь свое прости,

Не убегай, все чувства погубив!

 

 

«Рядом»

 

 

Услышав вновь безрадостный ответ,

Герой не знал, что делать с этим,

Не получился пламенный привет,

Он снова в час тот самый бредил.

Она и шанса не дала все объяснить,

Ее последние слова – не буду!

Они должны ведь были все простить,

Сказать друг другу верное забуду.

Но так бывает только в грезах век —

Печали радости сменяются во снах,

Я, как и ты лишь только человек

И проливаю счастье в тех слезах,

Которых хватит на всю жизнь.

Сорвался тотчас прямо к ней,

Мой конь из стали, ты держись —

Моей руке как никогда поверь.

Еще немного – цель так рядом!

Пока в дороге в темноте к ней мчал,

Наполнил свое тело мыслей ядом,

По всей коробке черепной гулял.

Вот прибыл в назначенья пункт,

Взял в руки телефон и позвонил.

Ей плохо, а слова ее мне врут,

Теперь-то понял, что я натворил.

Прощанье оказалось скоротечным,

Он так решил отныне для себя —

Чтоб не казалось расставанье вечным,

Ему так нужно рядом задержать тебя.

Герой решился не сдавать позиций,

Знал – точно выдержит все время,

Которое тогда впитало всех амбиций,

Знал – точно для него то бремя.

Пристанищем ночлега была скрипучая

До боли лавочка у дома рядом,

Где собрала себя вся та могучая,

Та сила воли – стал ей братом.

Ему так важно было – ждал ее,

Но все же рядом, стало быть

Не менее – он злобой сыт, что от нее

В его мозгу все продолжала рыть.

Прошло затем часов немного,

Погас почти везде свет фонарей

И все равно он рядом долго,

И все равно он рядом с ней!

Она спала там за стеной,

А он глаза сомкнуть не мог,

Вот стало холодно теперь и боль

Все вызывала горести тревог.

Недалеко так рядом тлели угли

От костра потухшего недавно,

Разгреб немного – грелись руки,

Душа тепло впитала плавно.

Он рядом с нею и так близко —

Мог только ею тело согревать.

Замерзли ноги, находясь все низко,

Хотелось в тот момент в кровать,

Но рядом с нею он уже теперь —

Ему плевать на холод жуткий,

Сказал себе тогда он – верю.

Там до утра часы – он хрупкий,

Но сильный в то же время как никто.

Всходило солнце над землею,

Скажите кто герой наш, кто?

Он той живучей словно был змеею.

Раздался звук щелчка калитки

И вышла красота к нему не торопя,

Он рядом – не сдержать улыбки!

Он без ума все от нее – любя.

Немного скорых близости минут,

Что были вместе с нею рядом,

Все их обиды прочь теперь затрут

Мгновенья встречи обоюдных взглядов.

 

 

«С большим человеческим сердцем»

 

 

Все люди как один похожи внешне,

Но всех разнит их совершенство,

Никто не скажет, что же держит

И вызывает в сердце действо,

Что заставляет всех их жить,

Дышать, что окружает, воздухом

И вызывает чувство в нас – любить,

Не пользуюсь совсем апострофом.

Найдете ль вы такого человека,

Которому сказал однажды некто

И разлилась его душа – река.

Он точно знал все те, что

Окружали, не могли и в мыслях

Сказать что он – с большим

Человеческим сердцем, и, на краях

Его всех дум, он был тогда таким.

А как вы отнеслись бы если вам

Преподнесли такое бы признанье

И что встревожить могло там

Такое яркое прямое описанье.

Задумались? Да как иначе?

По-другому быть и не могло,

Предположил ведь я что значит —

Такое предложение несет тепло.

Не отрицай – будь с тем согласен,

Что так приятно осознать,

Как иногда весь мир прекрасен,

Что разрешил который некто знать.

 

 

«Плохо»

 

 

«Лежи ты уже бедный калеч» – кто-то мне

Сказал сегодня «Отдыхай, затискаю тебя

Ведь завтра» по особенной программе,

Сейчас так плохо чувствую себя.

На расстоянии целую, чтоб не заразить

И будет еще хуже только если

Не сможем друг друга мы тогда любить,

Твой мир ведь должен подарить мне песни.

Я знаю – чай еще ведь не остыл,

Сейчас он верно жарче лета,

Твой друг балбес – взял и простыл,

Теперь ты не со мною где-то.

Пишу вновь для тебя вот снова

И мысли каждые – в строку,

Они все для тебя, не для любого

И за меня пусть чай согреет руку.

Пропал иммунитет – его украла

Бессонная и бессовестная ночь,

Когда моя таблетка жизни рядом спала,

Коварная тьма тишины украла прочь.

Так плохо, но ты соскучилась по мне,

Прости за девять тех часов,

Что был отдать готов тогда тебе —

Я ждал, когда ко мне придешь из снов.

 

 

«Не забуду»

 

 

Я представляю, как она идет,

В терзаньях дум себя извел,

Она вновь топит во мне лед,

Который вновь дождем прошел.

Моменты встречи с нею сохранял

В словах не брошенных на ветер

И не забуду, как ее тогда обнял,

Все развевая прошлый пепел.

С ума схожу от ее слов и взгляда,

А главное на редкость я готов,

Пасть вниз и снова выбраться из ада,

Вот грустью вылил строки слов.

Дыхание ее с ума сводило,

Когда он чувствовал прикосновенье,

Оно второе я мне породило —

Душа открылась без томленья

И родила тогда немало строк,

Теперь я верный раб в руках богини!

Когда же будет эпилог?

Теперь хочу быть им отныне.

Мне с ней легко как никогда —

Я таю от дыхания ее прикосновенья губ,

Хоть думал что я сам себе беда,

Горели души от зажатых рук.

Написанное выше – это капля в море,

Моя из многих капля для души,

Чтоб не забыть в минуты горя

Поэт мой для нее всегда пиши!

Писал ты только не одни стихи,

Ты рассказал все чувства мысли,

Ты рассказал ей все грехи,

Ее просил тогда учить все жизни.

 

 

«Последний вдох весны»

 

 

Как хочет жить все время года,

В котором мы сейчас живем,

Ведь вся ему подчинена погода,

Настал конец весны – мы ждем.

Природа разбросала ветром все

Тучи в небесах над нами

Те, следят что даже и во сне,

Я знал – всегда мы под богами.

Последние дожди смывали горе,

Что накопилось в людских душах.

Быть может, получилось даже море,

Знай каждый – все обиды в лужах.

Последним голосом весны шумит,

Срываясь рьяно с крыш домов,

Который прямо воздуху велит —

Всевышний бог земных ветров.

Сверху вниз стекают слезы

Чистые как не рожденный свет,

Который выдадут нам грозы —

Так все по кругу много лет.

Последний вдох весны печальной:

Промокли наши голоса и замолчали,

Пытаясь быть совсем отчаянной,

Пред летом показала дни печали

Весенняя прекрасная краса,

Всегда боится стать забытой,

Бросает нам природы голоса —

Ей суждено вновь быть разбитой.

Согреет солнечным лучом

Твоих прекрасных милых щек,

Когда прольется дождь ручьем

Падет весь свет у твоих ног.

Как мило после бури нот —

Все станет как и прежде вновь,

Знай, милая весна теперь уйдет,

Подарит лету жизнь вся ее боль.

Последнее твое желание в маю

Узнают только боги всех стихий,

Я не из их числа и не в раю,

Но отношу тебя к числу богинь.

Весна уходит в никуда от нас,

Ты не грусти – вернется снова,

Запомни только первый раз,

Когда коснулись смыслом слова.

 

 

«Аллея грез»

 

 

И снова возвращаюсь не спеша,

Свои шаги, не понимая, замедляю,

Дорожка под ногами как душа,

Она всех чувствует – я знаю.

Все мысли и желания увидеть

Позволь ей, наступив на край,

Она все за тебя предвидеть

Могла, но только с нею не играй.

Ты можешь ей отдать всю боль

И проходя все вылить ей,

Аллея грез всегда с тобой,

Она все чувства делает сильней.

Идешь с улыбкой на лице иль

С грустью тяжести и боли,

Горит в тебе замедленный фитиль —

Не знаешь вовсе своей роли.

Ты полпути прошел, а позади

Оставил незабытый страх,

Направь свой взгляд и погляди —

Она застыла навсегда в мечтах.

Ты бредишь ею каждый день,

В который раз, шагая по аллее,

И в разуме твоем она как тень,

Отброшенная чувствами теплее.

Тебе все нравиться держать

Ее руками, смотреть в глаза

Бескрайних дум, хотеть сказать,

Но лишь беспамятные небеса

Взывают чувству той тревоги

Радости иль грусти там в груди,

На правильном пути – дороге

Побудь еще, не убегай, ты погоди.

Останься рядом с ним еще немного,

Аллея грез тебя не гонит прочь,

Она укроет вас двоих надолго

И сможет быть вдвоем помочь.

 

 

«Тает»

 

 

Молчу и шагаю смотря на тебя,

Внутри все любит, когда рядом,

Спешу к тебе и голову сломя

Вся моя сущность тобою рада.

Скрывая только за спиной,

Дарю улыбку за твой голос,

Молчу и шагаю – я с тобой,

Люблю твой кучерявый волос.

Вот только все бы ничего,

Меня в который раз сейчас

Присутствие твое с ума свело,

Там тает только лишь для нас.

Смеюсь – мне так приятно

Понимать, что я с тобой

Одной такой сегодня-завтра!

Ты здесь – ты мой покой.

Я думаю и вновь молчу, а ты

Все говоришь про все со мной

И превращаю голос красоты

В мечты меж сердцем и душой.

Я не забыл – в то время тает,

Что в темноте и за спиной,

Со мною милая моя гуляет.

Все точно успокоит холод мой,

Но он все тает, а мы идем

Туда, где ты всегда уходишь,

Где день не даст побыть вдвоем,

Меня глазами ласково проводишь.

Волшебный мой рюкзак остыл,

А солнце греет и все тает

И умирает холод – медленно убил,

Когда ушла ты – мир мой замерзает,

Оставила наедине с холодным

Сладким прикосновеньем на губах

И сердцем от тебя голодным,

Один – вновь бьет в висках.

 

 

«Удачи»

 

 

Не бойся громких слов на завтра,

Что значат высоту границ конца,

Ты знаешь – это только правда,

Все мелочь до последнего творца.

В моих глазах застыла важно,

Улыбку стойкую храня в лице своем,

Отправишься и будь отважной!

Удачи, милая, тебе хочу во всем

Том завтрашнем начале дня

И до конца пройдешь ты путь!

Поверь лишь ты во всю себя,

Дай шанс ступень перешагнуть.

Ты сможешь – сильная ведь знаю!

Вот только не волнуйся – я с тобой,

Тебе помогут – тоже я не отрицаю,

Когда начнется, лишь глаза открой.

Все будет, как должно задумано,

Ему ведь по-другому ну никак.

Все за тебя и всех придумано,

Удачи, помни – все ништяк!

 

 

«Будь собой»

 

 

Не знаю, как могли забыть

Что состоите из обличий,

Которых много может быть,

В которых много так отличий.

И все же нужно быть собою —

Скомпоновать из множества

Себя картину склеенную разом,

Что это есть то тождество,

Которое увидишь глазом.

И на мгновенье выбора себя

Запомни – только будь собой!

Никто не сможет за тебя

Почувствовать мир твой.

Считаешь правильным тот

Выбор истинного облика,

Знай, только час придет,

Тебе решать – жду проблеска.

 

 

«Никуда не денусь»

 

 

Весь день болела голова

И знал, что ты напишешь,

Куда ж я денусь от тебя,

Моя Богиня, ты услышишь.

Я твой подарок прочитал

И посвятил минуты чтению,

Он меня к жизни возвращал —

Вытягивал скорей из темени.

Дарил тепло каждою строкой

И мне казалось на мгновенье,

Я будто рядом был с тобой,

Что было будто утешенье.

Я никуда не денусь от тебя —

Мой рай наземный только ты,

Не мог давить вопросами я зря,

За это я прошу – прости.

Я не хотел злить больше,

Себя хочу возненавидеть,

Хотел бы да как можно громче,

Но должен был терпеть.

Твое «устала» и мое «прости»

Приносят всем разочарованье,

Устал в себе все их нести,

Люблю – тебе одной признанье.

Ответа от тебя не получил —

Что там случилось в самом деле,

Так и не понял я причин,

Хотелось ощутить ту боль на теле,

Что пробралась к тебе —

В твой разум из загадок.

Забрать всю грусть себе

И навести внутри тебя порядок.

Я думал, что из-за меня:

Ответа ведь не получил,

Поэтому винил вчера себя,

Взял бы за это вот себя прибил.

Я осознал – искусство быть

Счастливым есть счастье,

Что в руках и нить

Его лишь в нашей власти.

 

 

«Старый – новый»

 

 

Вот точно знаю, что тебя достал

Твой старый паразит и глючный

Друг давно уже служить устал,

Пора на пенсию – сказал подручный.

Ага, я говорил пора сменить

Балбеса твоего и выключайку,

Грозился я, шутя его прибить,

Что в коробочке? Угадай-ка…

Умеет даже он звонить,

Когда тебе приспичит очень!

Хозяина что до тебя убить

Не довелось ему-то, между прочим.

Он в деле ведь не новичок,

Но ничего – послужит точно.

Теперь он старый-новый дурачок,

Надеюсь тоже очень прочный,

Что сможет проработать долго.

Бери и береги девайс, хотя

Замучить можешь ты настолько,

Насколько любишь ты меня!

Не стоило? Так скажешь, знаю,

Прими – не то обижусь сильно,

Будешь ворчать – я понимаю,

Ты лучше улыбнись всесильно.

 

 

«Брошен»

 

 

Ты не хотела меня видеть и общаться,

Я чувствую, когда я никому не нужен.

Хотя, как и всегда могу и ошибаться,

Сегодня я один – день одиночества заслужен.

Я многое перетерпел для этой встречи,

Ведь день сегодня начался с пинка,

Все никогда как хочется – все покалечил,

На голову свалились мысли с потолка.

Она не хочет видеть нас тобою друг,

Печаль свою проглотишь по дороге,

Ей свой, наверное, не скучен себя круг,

Как хорошо хотя бы не страдают ноги.

Попробуй от обид ненужных спрячься

И в шутку расскажи ей, как ты брошен,

Да только как тут не напрячься?

Мой хрупкий разум мыслями о ней изношен.

Готовился еще вчера и все напрасно —

Разочаруйся друг в который раз

И только там внутри тебя прекрасно

Рождается вне всей реальности сейчас.

Так хочется сказать ей – без нее

Я чувствую, как будто словно брошен,

Пронзаешь иглами мечты нутро свое

И без нее не можешь думать о хорошем.

Я никому не нужен – было так всегда!

Мой сон со мною брошен в пропасть

Из обид, которых мне хватало и тогда,

Когда мне можно было лишь упасть.

Строка бежит, минуя очередность дум,

Которые не потревожили сей мысли ход,

Рожденной за один заход, не наобум,

Дающей мне все двигаться вперед

И так пытаться отрицать и верить,

Что я не брошен вовсе – просто сам

Заставил в это все себя поверить

И рассказать теперь об этом ей и вам.

 

 

***

 

 

Одиночество – наш путь, даже если утонуть

В диких вскриках всей толпы, ты один сейчас, увы.

Нас терзающий свет боли, ту которой вовсе нет,

Что придумала со мною, и ушла, сказав в ответ.

Не понять всей сути, тотчас просто прочь уйти,

Что-то делать на досуге, мимо тени вновь пройти.

Я уже не помню той, что была вблизи со мной

И порывы мысли воли, что она мне не позволит

Резко встать, идти за нею

Говорить, дыша ей в шею, за глаза ее молить.

 

.

Получить полную версию книги можно по ссылке - Здесь


Предыдущая страница Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Падая в небо - Сергей Шелудько


Комментарии к роману "Падая в небо - Сергей Шелудько" отсутствуют


Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Партнеры