Тест на отцовство - Мио Вик - Цикл «Судьбоносные» Читать онлайн любовный роман

В женской библиотеке Мир Женщины кроме возможности читать онлайн также можно скачать любовный роман - Тест на отцовство - Мио Вик бесплатно.

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тест на отцовство - Мио Вик - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тест на отцовство - Мио Вик - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вик Мио

Тест на отцовство

Читать онлайн

Аннотация к роману
«Тест на отцовство» - Мио Вик

― Между нами всё кончено. – Я беременна!!! Я прошу, позвони мне. – Мне всё равно от кого ты залетела, это не моя проблема. – Как ты можешь??? Я люблю тебя, у нас будет ребёнок! – Иди ты к чёртовой матери! Забирай свои шмотки и проваливай! Я не шучу. Не заставляй меня вышвыривать тебя за шкирку. Всё точка. Не пиши и не звони мне больше никогда!!! Прошло два с половиной года. Моя жизнь наладилась. Пока не объявился бывший и не заявил свои права на ребёнка… И на меня. Зачем? Если он сам нас бросил. Я не хочу вновь страдать. Но противостоять его упорству всё сложнее и сложнее. Он движется к своей цели, невзирая на все препятствия. Содержит нецензурную брань.
Следующая страница

Цикл «Судьбоносные»

Книги, которые связаны между собой общей идеей и пересечением главных героев. Романы из цикла «Судьбоносные» можно читать как единое произведение, либо как отдельные книги.

Книга Вторая

Все имена и события в произведении вымышлены, любые совпадения с реальными людьми, живыми или мертвыми случайны.

Два с половиной года назад:

10:12 Между нами всё кончено

10:13 Привет. Нам нужно поговорить.

10:15 Не усложняй

10:20 Пожалуйста, мне нужно сказать тебе что-то очень-очень важное! Я не хотела говорить по телефону, ждала, когда ты вернёшься. Позвони мне срочно!

10:22 Я не хочу с тобой разговаривать, оставь меня в покое

10:25 Я беременна!!! Я прошу, позвони мне

10:29 Мне всё равно от кого ты залетела, это не моя проблема.

10:34 Как ты можешь??? Я люблю тебя, у нас будет ребёнок

10:38 Иди ты к чёртовой матери! Чтобы ни тебя, ни твоего ублюдка близко со мной рядом не было! Забирай свои шмотки и проваливай! Я не шучу. Не заставляй меня вышвыривать тебя за шкирку. Всё точка, пошла на хрен. Не пиши и не звони мне больше никогда!!!

ПРОЛОГ

Франция. Наши дни.

Декабрь сам по себе особенный месяц в календаре. Обычно он проходит в приятных предновогодних хлопотах и в постоянном предвкушении чуда. Но в этом году для Юрия Бурсина декабрь выдался совершенно феноменальным. Чудо уже произошло, но с оговорками – он узнал о существовании дочки, осталось только выяснить, почему эта информация запоздала. Ребёнку через пару месяцев исполнится два года, а он познакомился с дочерью три часа назад.

«Юр-Амур, мой бог любви». 

«Я загадала, если ты меня найдёшь, значит я для тебя важна». 

«И я… Только тебя… Люблю…» – вспыхивают воспоминания в голове Бурсина, и такая отчаянная тоска его охватывает, что в груди возникает приступами коматозная пустота.

Пока водитель Гена везёт своего босса в дом, где всё должно проясниться, Юрий крутит перед глазами картины прошлого. В последнюю встречу на слова Николетты: «Мне здесь тебя ждать?» Бурсин ответил: «Делай, что считаешь нужным». От этой вспышки памяти внутри всё скручивает. Он мучается от мыслей: «Если бы я тогда не уехал, я бы ничего не пропустил. Ника была бы рядом, я увидел бы рождение дочки… Тупая гордость и ревность! Вся жизнь могла бы повернутся по-другому. Но ОНА! Почему умолчала о беременности? И ещё меня обвиняет в амнезии, что я тупо память потерял. Сумасшедшая!»

Чем ближе к особняку француза Петра Аронского-Буше, тем Юрий мрачнее. Вторя его настроению погода сегодня капризная и изменчивая. Воздух сырой, промозглый, лишь изредка выглядывает солнце, и в основном дует порывистый ветер.

Бурсин

– Мсье Бурсин, если не возражаете, прошу подождать в гостиной, мсье Буше немного задерживается. – сообщает управляющий и провожает меня в просторный зал.

На красивых диванах не сидится. Хожу вдоль панорамного окна, сжимая кулаки от злости. Интерьер вполне современный, без лишних рюшек и завитушек.

На стене рядом узенькие полки, под ними негабаритные комоды. В аккуратных рамочках фотографии Николетты и Маши – моих девочек. Вперемешку с семейными снимками вместе с Аронским-Буше: фотосессия на природе, в парке развлечений, на пляже, в день рождения – в центре торт с цифрой один и счастливая дочка. Её первый годик… Я должен был быть рядом с ней и Никой! А не посторонний человек.

Всё съёживается в районе груди. Болит и ноет. Ком в горле перекрывает дыхание.

«Я разорву его! Какого хрена он женился на Нике и присвоил моего ребёнка?!»

За два с половиной года нашего делового партнёрства мы встречались регулярно один раз в квартал. Но этот лягушатник ни словом не обмолвился, что украл у меня самое дорогое.

– Юрий Владимирович, добрый вечер, – приветствует меня Пётр на ломаном русском, входя в гостиную. Странно, как же я раньше не заметил, что его русский стал гораздо лучше, чем пару лет назад… Ещё бы! Дома он со своей женой, по-видимому на русском изъясняется. Как представлю их вместе, сердце заходится, словно на гоночном треке.

Дышу часто и шумно. Грудь максимально расширяется, натягивая ткань рубашки до треска пуговиц.

– Иди сюда, паскуда! Я тебе башню снесу! – отбросив любезности в сторону, рычу на него сквозь зубы. Ярость накрывает горячей тёмной волной.

Я взбешённый пытаюсь обогнуть диван, чтобы врезать Буше по морде.

Он выставляет свободную руку перед собой, второй рукой опирается на трость.

– Паску-да? Башня? Не стоит. Я готов объяснять. – быстро вынимает из кармана смартфон, включает и протягивает экраном ко мне. – Телефон Николет. Ваш мессидж. Прочитайте.

Я сжимаю челюсти. Полыхаю ненавистью. Знаю, выгляжу страшно, тараща безумные и налитые кровью глаза. Разжимаю раздутые кулаки и беру телефон в руки. Читаю переписку Николь с кем-то, записанным в её контактах – Прошлое:

10:12 Между нами всё кончено

 10:13 Привет. Нам нужно поговорить. 

10:15 Не усложняй

10:20 Пожалуйста, мне нужно сказать тебе что-то очень-очень важное! Я не хотела говорить по телефону, ждала, когда ты вернёшься. Позвони мне срочно!

10:22 Я не хочу с тобой разговаривать, оставь меня в покое

10:25 Я беременна!!! Я прошу, позвони мне

10:29 Мне всё равно от кого ты залетела, это не моя проблема.

10:34 Как ты можешь??? Я люблю тебя, у нас будет ребёнок 

10:38 Иди ты к чёртовой матери! Чтобы ни тебя, ни твоего ублюдка близко со мной рядом не было! Забирай свои шмотки и проваливай! Я не шучу. Не заставляй меня вышвыривать тебя за шкирку. Всё точка, пошла на хрен. Не пиши и не звони мне больше никогда!!!

На этом все сообщения заканчиваются.

Мои плечи опадают. Перечитываю несколько раз. Тишина буквально начинает звенеть в ушах. Поток мыслей кипятит мозг, словно в скороварке. За счет давления температура выше, и мозги мои буквально размазывает по черепной коробке.

– Что это? Кто писал? – из моего горла вырывается шумный выдох. Захожу и проверяю номер в контактах – мой.

«Какого хрена?! Это невозможно!»

– Я этого не писал… – издаю ошарашено. – Это подделка? Фикция? Кто это сделал?

– Отправитель – ваш номер. – мотает головой Буше. – Проверьте.

– Уже проверил. – снимаю переписку на свой телефон. Пытаюсь воскресить в памяти дату отправки смс. Это было, когда я уезжал на 10 дней, а по возвращению не застал Нику дома.

«Она переименовала меня в ОНО – Прошлое… Откуда эти сообщения?»

На всякий пожарный я никогда переписки не удаляю. Открываю свой телефон, и показываю Буше, что в моём аппарате совсем другие фразы:

Ника-Николь: ― Между нами всё кончено. Я поняла, что люблю другого. Не ищи меня и не звони. Так будет лучше для всех. Пока.

Я: ― Ника, возьми трубку.

Безусловно на этом я тогда не мог остановиться. Оставшиеся дни отпуска атаковал телефон Ники пьяными звонками и текстами:

Я: ― Ника-Николь, поговори со мной.

Ника-Николь: ― Оставь меня в покое. Я люблю другого человека.

Я: ― Я не верю тебе. Ты просто разозлилась на меня. Давай всё выясним.

Ника-Николь: ― Нечего выяснять. У нас мало общих интересов.

Мы не подходим друг другу.

Я: ― Главный наш интерес любовь. Я люблю тебя.

Ника-Николь: ― Почему ты не отстаёшь? Ты ещё не понял? Я была с тобой по расчету и никогда не любила, даже спала с тобой через «не могу», потому что люблю другого.

Я: ― Ты говорила, что любишь меня.

Ника-Николь: ― Мне пришлось врать. Всё, что я тебе говорила, неправда. Теперь мы в расчёте. Извини, но наши отношения подошли к концу. Пожалуйста, больше не звони и не пиши мне. Пока.

Эту часть переписки Буше видеть необязательно.

Он сосредоточенно изучает первые две фразы, по которым и так понятно, что инициатива расставания была за Никой. И уж тем более не было речи о беременности.

Француз сильно удивляется и хмурит брови. Кладёт два телефона рядом.

– Вам приходили смс с другого телефона Николет?

– Да. Это её корпоративный номер. ― отвечаю и сам не знаю зачем, но объясняю: ― Когда я попытался позвонить на личный телефон, понял, что Ника меня заблокировала.

Буше сочувственно выдаёт:

– Очень похоже, что вас и Николет обманули.

– Да. Интересно КТО?

Буше опускает взгляд вниз.

– Я не знаю… Время прошло. Это не изменить… Я могу объяснять, что было. Честно. – француз глубоко вздыхает, а меня до скрежета зубов раздражает, как он путает временные формы глаголов. – Вы расстались. Николет была растерянной. Я сделал шаг навстречу. Писал. Она отказала в общении. Три месяца я ждал. Мы с коллегами лететь в Россию по нашему контракту. Я найти Николет.

В моей груди расплывается острая боль. Усиливаясь за какие-то доли секунды в геометрической прогрессии.

Это… Чувство…

«Я думал будет потише… Но твою ж мать, так разъедает душу…»

Безудержная ревность.

Мучительная тоска калёной иглой пронзает старые шрамы на моём сердце. Больно. Обжигающая ярость лишает воздуха. Приходится дышать натужными рывками, подобно тому, когда кислород в помещении вот-вот закончится.

– Николет была с животом. Беременность протекала трудно. Я предложил самый лучший уход в частной клинике во Франции. Познакомился с родителями Николет, они меня поддержали. – Буше плавно двигает руками и говорит монотонно, будто усыпляя бешеного зверя. – Николет лететь со мной. До родов она под наблюдением врачей. Анна-Мари была очень слабенькой. Мы старались её сохранить. – тут хрипловатый голос француза дёргается.

Вдоль моего позвоночника ползёт холодок. Держать себя в руках становится невыносимо… Колоссальным усилием воли принуждаю себя сидеть и слушать.

– На тот момент важно было зарегистрировать брак. Николет согласилась. – Буше берёт футляр со столика и вынимает очки. Я только сейчас обращаю внимание на бумажные папки, лежащие стопочкой. Он открывает первую и разворачивает ко мне.

– Роды были опасные. Я боялся их потерять. Николет пришла в себя и набиралась сил. А для Анны-Марии понадобилось две операции. Сложные. – Буше показывает снимки из больничной палаты.

«Моя девочка в трубках, подключённая к аппарату. Господи! Какая худенькая и безжизненная». Обхватывая голову руками, я невольно зажмуриваюсь. Вспоминается гибель моего первого сына. Вновь подступает тошнотворное желание сдохнуть от бессилия изменить роковые обстоятельства…

Но тут другое. Здесь была борьба за жизнь. Была такая возможность.

– Я искал специалистов… Только лучшие врачи Израиля… – вижу, как ему трудно даются слова, Буше волнуется. – Лечение помогло. Теперь норма. В этой папке вся информация. Здесь копии. Можете взять себе.

«Моя малышка была так близка от смерти. Господи! Почему я не знал? Я бы всё отдал, чтобы спасти…»

«Теперь норма,» – он так сказал.

«Слава Богу!»

«Должен ли я благодарить француза? Он делал это ради Ники. Он тысячу раз мог мне рассказать обо всём. Обязан был! По-человечески, по-мужски, по-партнёрски… Но скрыл. Опять всё смешалось в голове. Ненавижу его!.. И уважаю за помощь моей дочке».

– Любящие не расстаются. ― увещевает неожиданно француз. ― Вы и Николет не говорили о любви. Не было обещаний, предложения… Не было любви.

«Что?! Ника обсуждала с Буше ― НАС? Что ещё?»

– Тебя это не касается! ― громко обрываю его.

– Касается. Теперь она моя жена. Я люблю Николет. Я люблю мою дочь Анну-Мари… Моя семья! – торжественно произносит Пётр.

«Ох ты ж, рожа пафосная! А я, блядь, кто в этой сказке?» Сдержанно сквозь зубы процеживаю:

– Что дальше?

Буше молчит полминуты, меряет меня глазами, вздыхает глубоко и выдаёт:

– Николет хотела, чтобы наша дочка знала своё происхождение. Мы думали, вы отказались от ребёнка, но со временем можете передумать. Мы договариваться на двойную фамилию. Николет показывает дочке ваши фотографии, чтобы она узнавала вас.

– То есть я посторонний дядька с фотографии. Так вы решили?! – начинаю заводиться.

– До вчера – да, а сегодня вы знакомы.

– Случайно! Случайно познакомились. – злобно рявкаю на него. – Это нормально, ты считаешь? Долго собирался скрывать от меня моего ребёнка?!

– До желания Николет или Анны-Мари. Пока они не попросят встреч с вами. Юрий Владимирович, у нас с вами деловые связи. Личные дела не вписываются в деловой формат.

– Принято, мсье Буше. Я запомнил. – сжимаю челюсти и через паузу, отделяя каждое слово, требую: – Хочу увидеть свою дочь.

– Да, но только в этом доме. – француз вызывает кого-то из персонала.

– Это ещё что значит? Вы запретите мне выйти с дочерью за ворота?

– Нет-нет, я не против. Это решение Николет. – хрипит Пётр и отводит глаза, не выдерживая мой взгляд. – Надо прислушаться. На этот момент такие условия. Вы можете видеться сколько угодно внутри особняка. Анна-Мари вас знает. Мы с Николет много рассказывать о вас. Есть ваше видео и фотоснимки, чтобы контакт прошёл легче, когда это должно было случится.

В гостиную вошла женщина лет сорока пяти за руку с моей принцессой.

– Мадам Бланш няня Анны-Мари. – выдохнул он с облегчением.

Мои губы сами расплываются в улыбке, пока дочка семенит маленькими ножками к Буше и на французский манер называет его:

– Папи-папи… ― дальше не могу разобрать лепет по-французски, затем оглядывается. ― Смотри, папа гости!

Наконец увидела меня. Звонко смеётся и идёт ко мне. Я подхватываю её на руки и глажу по волосам, вкладывая в эту ласку самые нежные чувства. Обнимаю, вдыхаю её запах и внутренне наполняюсь до краёв. Я самый счастливый человек на земле!

– Родная моя… Ангелочек мой… Ты такая красивая… Моя принцесса…

– Папа… Почему ты плачешь? – гладит малышка меня по щеке.

– От радости. Я радуюсь тебе. – удивительно, как она быстро пошла ко мне на руки, не боится меня. – Как тебе нравится, когда тебя зовут по имени?

– Имя? Анна-Мария.

– Это я знаю, родная. А какое имя ты больше любишь?

Мадам Бланш мягким голосом поясняет ей:

– Мама и бабушка называют тебя Марусенька, Машуля, Машенька. Как ты хочешь, чтобы папа тебя называл?

– Машуля, Маша, Мушка, ― загибает она пальчики, перечисляя.

По гостиной разносится лёгкий общий смех после Мушки.

– Покажешь свою комнату? ― подмигиваю ей.

– И игрушки! – радостно подхватывает дочка, указывая пальчиком на выход из гостиной.

Несу свою девочку на руках по коридорам, она мне подсказывает путь и вдруг ручкой тянется в сторону:

– Мамина комната! Мамуля отдыхает.

Господи! Ника-Николь там… Окидываю взглядом белоснежную роскошную дверь ― вход в ЕЁ мир. Внутри меня всё в один момент падает в тёмную бездну. Ника не вышла ко мне. Не хочет видеть. Может и к лучшему… Сегодня по крайней мере.

.

Получить полную версию книги можно по ссылке - Здесь


Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Тест на отцовство - Мио Вик


Комментарии к роману "Тест на отцовство - Мио Вик" отсутствуют


Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Партнеры