Горящие мосты - Mel RedWolf - Глава 1. Тайна истоков Читать онлайн любовный роман

В женской библиотеке Мир Женщины кроме возможности читать онлайн также можно скачать любовный роман - Горящие мосты - Mel RedWolf бесплатно.

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горящие мосты - Mel RedWolf - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горящие мосты - Mel RedWolf - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Mel RedWolf

Горящие мосты

Читать онлайн

Аннотация к роману
«Горящие мосты» - Mel RedWolf

Яркое продолжение цикла «Цветы выжженных троп», часть 3.Лана и Ирен начали свой путь в семейной жизни не так «гладко», как хотелось бы. Прошли 30 лет, их чувства преодолели испытания, но не обратились в прах. Когда их союз наконец обрел светлое будущее, новая ошибка поставила под удар все. Смогут ли они обрести счастье? Смогут ли стать семьей и забыть обиды и измены?Читайте об этом в 3 части романа «Цветы выжженных троп» цикла «Лед, шоколад и горький кофе».
Следующая страница

Глава 1. Тайна истоков

Дизайнер обложки Mel RedWolf



© Mel RedWolf, 2022

© Mel RedWolf, дизайн обложки, 2022



ISBN 978-5-0056-1721-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1. Тайна истоков

Мир чистый и бескрайний. В теле просела усталость с времён самого сотворения мира. Только песок простирает свои зыбучие ладони перед глазами, а позади немногие усталые выжившие и сотворённые во имя начала начал. Древние сложили свои головы, но подарили оставшимся новые народы – плоды своих извращенных умов. Одно из самых безобразных их творений из опаснейших, но коварных врагов: из крови демонов смешанной с чистой силой, эльфийской кровью – это люди. Очищенные от скверны демонической плоти, но подверженные порокам, присущим самым вероломным умам, ниже темных и коварных собратьев, убивающие друг друга ради пропитания, как их сородичи в песках.



Но для народа нужна земля и своё место в этом мире. Уголочек, что оставит право на жизнь. Хотя бы одно место, что не падёт в безумстве мировращения. Придётся вновь использовать силы, чтобы превратить сухую почву в плодородную, бескрайние пески покрыть зелёной сочной травой и живительной влагой, а из солнца сотворить жизнь, летающую, бегающую, стрекочущую, ту, что наполнит существование красками.



Лозы стиснули запястья, впившись колючими шипами в нежную кожу, пуская кровь, словно сок из спелого плода. Но стон не сорвался с губ, а коварные растения не позволили ни капле упасть задаром. С жадностью страждущего путника, они напитывались багряной влагой. Казалось их голод равен вечности, но вместе с его утолением выступали новые бутоны, раскрывающиеся красивыми пышными цветами, что уместятся только в двух распростертых ладонях. Однако не было реакции вновь от врача Империи, когда цветы покачнулись и склонили чаши-бутоны к красивым чертам, казалось, сама женщина потерялась где-то в сознании, пойманная в ловушке.



Впереди распростёрся вековой лес, огромный с густыми широкими деревьями. Здесь слышен ветер, играющийся с кронами, здесь бегают маленькие грызуны в погоне за орешком. Ходят грациозные лани с умными глубокими глазами. Журчат и переливаются реки, тёплые и полноводные, такие, которые пересечь сможет лишь великан единорог – наследник первородной крови своего создателя. Но сердце всё равно болит.



Там, смертные, нашли себе способ прожить. Реки дошли до них. Земли силами немногих первородных оживают, но они, познав крупицы блага, желают большего. Ооо, они выбирают путь не жизни и сотворения, а разрушения. Вновь народы погрязли в войне.



Их мало, но ещё меньше мозгов, раз они пытаются убить друг друга. Недальновидно. И если творения древних, варги, держатся друг за друга, отстраивая города силами, дарованными создателями, то родитель кровососов терпит неудачи и просит помощи. Слишком много крови требуется, слишком много недовольных и бунта. Это ли задумывал создатель, позволяя уйти древним? Это ли желал, позволив нации зажить? Я не знаю ответа, но меня ведёт воля выше, чем твердость духа противоречить ей. Я отправляюсь на зов, не решаясь противиться судьбе.



Картина сменяется. Краски жарких багряных войн добираются до леса. Века летят, словно подхваченные крылом сороки. Уходят первые. В теле с каждым днём крепнет ужасная усталость, а каждую ночь в гости грез приходит сладкая дрема вечности. Небесная высь манит присоединиться к ушедшим. Почувствовать легкость, согнать с плеч возрастающую тяжесть. Очнуться. А ведь наследники крови и трона есть. Удерживает на бренности земной лишь груз обязанностей, с которым следует проститься. Ветер развевает белую гриву. Бьёт по щекам, словно молодого юнца. Он требует остановиться и одуматься. Я вновь скачу вперёд. Пока мой старый друг Алукард ещё жив, следует сделать задуманное.



Видение уходит вперёд. Аловласый мужчина, чьи виски покрыла стальная седина, а скулы заострились пуще прежнего. Ты устал, старый друг. Нам обоим пора, но это следует сохранить, ЭТО должно дойти до будущего поколения, когда ему будет суждено возродиться.





Руки чувствуют тяжесть, они держат увесистую книгу. Труд, в который вложены тысячелетия народов. В ней вплетена замысловатым узором вся сила, коей обладает первородный эльф, живший с начала эпох и заложивший главный род. В этой книге раскрыта история бытия и последнее предначертание, увиденное её создателем. Спереди расцвел первый бутон, нерешительно хрупкий с безукоризненной белизной и первая тоненькая лоза поползла навстречу концу книги. Со смертью своего создателя она закроется на века, пока он не вернётся вновь или кровный его наследник.



Последняя отчётливая мысль видения ушла. Треснул морок.



Пелена картин прошлого сошла, вспышкой сознание огрела боль. С нежных губ сорвался слабый стон, рука непроизвольно дернулась, но от этого погрязла сильнее в бритвенно острых шипах. Однако живая защита книги пришла в движение. Юркостью змеи, лозы сползли с запястья женщины, насытившись, что не сказать о правой руке. Освобождённая левая кисть дрожала белым простуженным листом на ветру. Эльфийка испуганно взглянула на правую. Кровь напитывала лозы, а замок уходил. Кожа слабо мерцала от лунного света, видно от потери сил утратив былое свечение.



– Аль саель! Аль ер ма нор!



С нажимом крикнула эльфийка. Лозы, как испуганные животные, дернулись по воле древнего языка. Кожа поранилась вновь, передёрнув плечи девушки неприятным холодом.



– Аль сха саель! Аль ер ма нор!



Ещё раз и растения уползли в сторону, как наказанные кнутом шелудивые псы. Райс ошалело осела вниз. Иссеченные запястья, кисти и порванные рукава платья. Замечательно, кровь следовало остановить поскорее. Сердце стучало в горле, тревога лихорадила хрупкое беспомощное тело, а зыбучие объятия дурноты напомнили о себе звоном в ушах. Эльфийка обернулась к своей сопровождающей, сбито начав отдавать указания.



– Срочно бинты. Лучше ещё зелье восстановления сил. Я в порядке, но если не поторопишься, то нести будешь на руках.

Вампирша сначала удивленно хлопала глазами, изумленная происходящему. Что ей, обычной служанке, было знать о том, насколько важная книга хранилась здесь и сколь редкое зрелище выпало ее глазам. Ведь даже сам эльф был редким зрелищем для тех, кто никогда не бывал в обители Лесного Дома.



Восхищение красочным представлением развеялось, словно мираж, треснувший кусочками льда. Осознание нещадно накрыло суровостью действительности. Взгляд к лозам, опутывающим руки женщины устремился. Кровь. Они пили эльфийскую кровь. Да это растение совсем обнаглело!



И первый порыв гнева нашел бы свое применение, если бы не понимание одного неприятного, но – запретная зона и священное растение, если повредить хоть что-то, то головы уже не сносить. Анка в растерянности осмотрела себя, теряясь в покатившем поле пустом разуме. Идей не было что сделать с этим. Что будет хуже? Если гостья госпожи пострадает и умрёт или же, если пострадает священное писание? Вампирша гадала, покусывая губы, но не смея и шага сделать прочь. Время утекало против них. Благоухание дурманом обнимало и едва не укачивало в мир грез. Защитное заклинание и то убрало лишь сонливость, но не вялость. Анка не нашла ничего взглядом подходящего – ни кочерги, ни фонаря.



Предусмотрительный персонал библиотеки озаботился о возможных вредителях и убрал все опасное. Даже камешка крохотного не лежало рядом, коим отвлечь внимание лоз могла попытаться вампирша. И все же идея посетила служанку Анка неуверенно за плечи потрясла врача.



-Мисс Лион. Мисс Лион! Прошу, достаточно!



Голос пищал жалобно, то срывался на фальцет. Только женщина покачнулась, словно бездыханная кукла.

Ее разум, похоже, был в путах столь же весомых, что и тело. Капля за каплей вытекала жизнь. В лазурном отливе лунного света пролегла тень, а за ним и начинал он меркнуть, словно затухающее кострище. Сколько раз уже отругала себя Анка за то, что привела гостью к этой злополучной книге. Что же теперь делать? Медлить нельзя.



Анка преобразовала из энергии жгут и хлестнула в основание лоз, но каково было удивление девушки, когда растение дернулось в сторону с ловкостью пантеры и в следующий миг жгут начал дёргаться. Только принявшее отреченное выражение помертвевшее лицо женщины ожило. Маска забвения дала трещину. На красивом открытом лбе расчертились морщинки. Шумный вдох стал предвестником приоткрывшихся темных глаз. Госпожа Лион все-таки справилась с чарами. Осознанность взгляда вернулась. Тело вдохнуло новый глоток жизни. Только последнее, о чем сейчас собиралась думать Анка – это о словах только что очнувшейся. Ей следовало поскорее помочь, к тому же запах крови путал мысли в туго стянутый клубок узлов. Вампирша сама не поняла, когда потянулась прохладными пальцами к руке и ухватила ниже разорванных волокон на запястье. Хватка хищника, коим являлся кровопийца, сомкнулась чуть выше локтя. Глаза на миг вспыхнули огоньком демонова отродья.



Девушка подалась вперёд к ране. Языком мазнув по острому клыку, вампирша скользнула по разорванным тканям. Клыки тут же взял зуд, глаза застилала резко затмившая разум жажда, а букет вкуса крови щекотал рецепторы, горло и все нутро, покрыв бледную кожу румянцем и рябью дрожи. Только то, что служанка сделала может и не простительно, но кровь должна была остановиться. Когда губы стало колоть, а десны ныть, вот-вот провоцируя разодрать лишь сильнее рану эльфийки, девушка отдалилась, судорожно втянув воздух в лёгкие, что горели огнем.



У Лион аж глаза на лоб от такой неожиданности полезли. Она что, из ума выжила?! Тут уж и дернулась испуганным зайцем носительница эльфийской крови, но не тут-то было. Руку выдернуть из демонической хватки оказалось непосильной задачей. Прилившая к щекам кровь вдруг отлила от лица. Анка говорила, что уже сообщила своей госпоже об их прогулке. Может именно Цепеш ей приказала это? Привести к этой злополучной книге – кровососу, а потом всё спишут на неё и несчастный случай.



От мыслей в конец Лион сделалось дурно. Перед глазами замельтешили мухи, а голова угодила в зыбучий тошнотворный круговорот. Что-то внутри, то, что можно было назвать твердым стержнем, оказалось единственным, что удержало от обморока. Нет уж, нечего расслабляться.



Два ритмичных резких вдоха и кровь вновь прилила к щекам. Только теперь из тревожных мыслей Лион выдернуло движение языка по коже. По спине табунами пробежались мурашки. Странные ощущения, тем более для того, кто и ран то таких серьёзных в жизнь не получал. Эльфийка сжато пискнула, подернув бровями.



– Я тебе не десерт. Не увлекайся.



Прошипела эльфийка, неловко дрогнув. Казалось, боль отступает. Уж и порывало от гнева вампиршу вздуть, да сил это может отнять в достаток. Райс приоткрыла глаза, удивлённо заметив, как кровотечение сошло на нет.



-Прошу простить. Вы в праве меня наказать, но ни того, ни другого здесь нет, и вы должны это понимать, но, если вы плохо себя чувствуете, то я могу отнести вас…



Потупилась вампирша. Дыхание опаляло слизистые, губы пересохли и по ним устало провела языком кровопийца. На нем уже затянулась ранка, но клыки выпирали, напоминая о близости опасности и намерении вампира укусить. Анка уронила взгляд и с трудом разжала хватку на хрупкой руке эльфийки.



Свобода. Двигать конечно даже пальцами самую малость было очень больно. Последнее Райс осознала, когда от опрометчивого движения охнула сжато и тут же плотно зажмурила глаза. На щёки вновь вернулся румянец – от боли. Не привычная ведь к ней врач, не воительница. Как же сейчас требовалось обезболивающее и бинты. Где же лекари, что умеют исцелять? Могла бы себя – давно бы залатала.

Сетовала мысленно эльфийка, нежную губу закусив белыми зубками, тесно поджав нижнюю губу к верхней.



– Сейчас бы что-нибудь от боли…



Жалобно продрожала Райс. Брови непроизвольно заморщились. Взгляд страдальчески вернулся к книге. Замок с неё упал, сомнений не было. Эта книга – та самая, из видения, но эти видения были посланы ей или же были откликом души? Этот вопрос всколыхнул всё внутри трясиной тревоги. Райс слабо поднялась, но почти тут же не удержалась на ногах накренившись обратно падающей башенкой. Вскрик эльфийки, стучащее сердце, бьющее по ушам, словно колокол тревогу, вылетающее из груди и уходящая предательница-уверенность в пятки. Тело пробрала дрожь до самых костей. Крови потеряно слишком много, жуткая зыбучая слабость, бледность покровов, головокружение, при сильной степени кровопотери может появиться жар.

Шептал чей-то совсем чужой спокойный голос. От него даже мурашки вновь пробежались между лопаток, но Райс не могла ни сейчас, ни потом поспорить с этими данными. Стоило действовать. Женщина устало обратилась к сопровождающей.



– Пощупай пожалуйста лоб. Горячий? Мне нужно понять степень кровопотери.



Уже поспокойнее произнесла эльфийка, вернув взгляд к книге. Похоже, придётся её почитать потом. Вот только ощущение, что Райс уже знает текст, напрягало. Надо было отойти от неё подальше и определиться с ощущениями, а ещё придётся поговорить с Цепеш по её поводу. Что захочет она за эту возможность, Райс и не представляла, но сделка есть сделка. А ещё… стоит подумать о выходном.

Взгляд упал на раненные запястья, а по спине холодок прошёл. Ужас какой-то. Одно дело видеть у пациентов и совсем другое – на собственных руках. После таких ран определённо останутся шрамы. И как на зло лозы себе ползали рядом, будто прирученные змеи, что готовы защитить своего хозяина. От них ещё больше становилось не по себе.



– С-слушай, думаю, придётся рассказать твоей королеве о том, что мы тут натворили. Я, я точно не знаю, что произошло, но у меня есть предположения. Кое-что было, но это эльфийские чары, скорее всего. Точно говорить сейчас не ручаюсь, но ей следует знать.



Вампирша вздохнула. Десерт. Не увлекаться? Да она ведь только помочь хотела! Но это определенно было лучше, чем если бы не щеки горели не от стыда, а от оплеухи. Хотя, может быть все только впереди? Только додумать Анка не успела. Скорее машинально девушка накрыла ладонью лоб эльфийки и убедилась в подозрении ее – тот был достаточно горячим, чтобы желание отстраниться пересилило учтивость. Анка в последствии поняла оплошность и спеша загладить поступок, кивнула в сторону пьедестала с книгой.



-Мисс Райс, возьмите ее. Потом можете пожаловаться на меня королеве, ведь у вас жар. Нам следует возвращаться немедленно. Положитесь в остальном на меня.



Анка уже всем своим телом чувствовала, что ее высекут за то, что подвергла опасности жизнь врача. Так-то оно и было так, только во рту злополучно ощущался привкус эльфийской крови и ее запах до сих пор дёргал нервные окончания, словно назойливые пальцы неумелой пряхи. Это ужасно отвлекало, но вампирша все еще старалась держать себя в руках.

Разум подсказывал только один выход из этой пытки: поскорее доставить в замок госпожу Лион, поскорее вылечить ее раны и привести врача в удовлетворительное состояние. Эльфийку подхватили на руки, словно пёрышко. Ещё более лёгкая, чем казалось с виду, она была хрупкой и уязвимой, как ягнёнок. Беззащитная жертва для хищника, но сейчас ему требовалось ее сберечь, а не добить. Как пробка из бутыля игристого, вампирша вылетела из комнаты, а там, как вольный ветер устремилась к выходу из здания.



-Королеве мы обязательно все расскажем. Она найдет выход. Тем более, что Её Могущество уже читала эту книгу. Правда тогда она попросила меня и Мирелу выйти. Клянусь, я не знала, что так получится и теперь понимаю, почему королева выпила так много крови после посещения этой секции.



Решила отвлечь внимание раненной своей речью, к концу которой обе достигли двери выхода. Сумрачная столица, затянутая грозовыми тучами, встретила девушек первыми холодными каплями, но стоило помедлить, как непогода грозным зверем пролила рык и влагу на город. Стоило поспешить. Немногие прогуливающиеся жители хватали наемный встречный экипаж, чтобы вернуться в свои теплые обители. Как раз вовремя из-за угла показался знакомый кэб.



– Сюда!



Бросила извозчику служанка. Повод коня увел в сторону и несколько быстрых беглых шагов довели Анку и Лион до кареты. В её теплом сухом лоне и разместила вампирша пострадавшую, несмело бросив взгляд.



– Трогай, в фамильный замок правящего рода Цепеш.



Значит сильная кровопотеря. Эльфийка тихо выдохнула воздух, ощутив наконец, как вновь стала припекать щёки оставшаяся кровь. Ну ничего, силы пока что поддержат жизнь в хрупком теле, а после будут зелья и полегчает. Главное отвар от боли испить. Женщина даже вновь поморщилась, попытавшись уложить кисти поудобнее, чтобы не тревожила их лишний раз боль, только вот держа книгу это не получалось сделать, поэтому охая и ахая от неприятных укусов боли, эльфийка расположила книгу на коленях, а руки поверх.



– Ну о чём ты? Не дитя жаловаться. Лучше сразу за отваром от боли по возвращению пойди. А потом поможешь сделать перевязку. Я подскажу что и где. И зелье.



Дыхание клокотало, и брюнетка несколько раз помотала головой отгоняя дурноту. Слишком быстрое перемещение в пространстве. А ещё, как не странно, а книга пульсировала в ладонях, заставляя глаза осветляться и созерцать процессы зрением иным. Будто жгуты от книги тянулась белая субстанция, которую едва ли удавалось смахнуть. Через раны проникала в тело, но не вредила. Даже с удивлением Райс обнаружила, как перестала кружиться голова, а перед глазами маячить темные круги. Но всё же подбородок клевал, хотелось прикрыть глаза, а все это было предвестием скорого сна. Райс пару раз хлопала ими, пытаясь отогнать наваждение, но в один миг уже очнулась в обители грёз.



Тёмные дали лесного дола распростёрлись так, что не охватить их и ладонью творца. Селение осветилось тысячами огоньков фей, дендоров, шкур единорогов и перьев пегасов. Множество лесных жителей, включая полурослых ролли. Белые кожи светлых эльфов только поблескивают, ласкаемые лучами, но первородные кровью своей устремляются к потоку. Великая мать зовёт и лелеет каждое дитя, но прежде чем оставить этот мир, должен быть кто-то ещё, кто продолжит жить, кто продолжит начатый путь.

Из лесной обители с высоты листвы тонкой ножкой лани и лёгкостью птицы спускается эльфийка. Лазурные глаза напитываются силами рек и восходов, а её тело подобно лику великой матери. Эльф делает шаг вперёд, тело, столь верно служившее столько веков, подводит, и Великий оступается, но не упав, распрямляется вновь, устремляясь к глазам напротив, к двум оконцам судьбы и вихрям самой опасной бури.



Поморщив носик, Лион приоткрыла глаза. Уже прибыли? Смутно припоминая произошедшее, женщина двинула руками и тихо простонала. Казалось, кисти просто горят. Взгляд бегло окинул открывшуюся картину взором, остановившись на лице вампирши. Точно, Анка пыталась помочь после того, как эти странные цветы вытянули не малую долю сил и крови из тела. Удивительно только, что при всей кровопотери ещё не бил озноб, не было судорог, а внутри разливалось спокойствие.



– Меня не колотило, когда я отключилась?



Полюбопытствовала Лион, чуть двинув плечиками. Щеки горели, казалось, гораздо сильнее, чем светилась от света луны и звёзд кожа. Книга в руках затихла, лозы обратились в оплетение тугое книги, украшенное тремя крупными бутонами. Сладкий их запах дурманил, сильнее чем розы и жасмин, не удивительно, что Райс уснула. Анка осмотрела очнувшуюся женщину и вздохнула облегченно.



-Нет, мисс Лион, вас не колотило. Вы спали очень спокойно. Усталость видно так сказалась, но скоро мы уже будем в замке.



Девушка закрыла темные бархатные шторы, так, что капли влаги остались молотить по стеклу, а холодный влажный воздух проникал слабее в карету. При беглом осмотре стало понятно, что внутри не было ничего, чем бы сподручно было укрыть раненную, как в прочим и перевязать раны. Как не прискорбно, а Анкету оставалось признать свою беспомощность на сей момент.



-Прошу, мисс Райс, простите меня, я и не подозревала, что все может так обернуться. Я всего лишь хотела показать вам город. Мне показалось, что вам очень скучно сидеть в замке и потом. Вы ведь боитесь! Вампиры: мы хищники и чувствуем страх. Я хотела, чтобы вы больше не боялись. Чтобы не думали плохо о королеве. Она очень хорошая!



Весьма детские речи для вампирши, которой минул не один десяток лет. Но скоро очень их доставили к замку, где эльфийку снова взяли на руки, отнесли в ее комнату и уложили на кровать. Бинты, обезболивающее, зелья для восстановления сил. Все это Анка нашла очень быстро. Все-таки это ведь она готовила комнату для гостьи. Все найденное принесли Лион. Райс кивнула благодарно и коротко. Похоже потихоньку и лицо вернулось у врача к обычной собранности. Не двигать раненными руками и вообще все замечательно.

Эльфийка подобралась, освобождая место Анке. Потихоньку трезвость ума возвращалась с тревожными размышлениями. Всё же если припомнить хорошенько, то эту эльфийку из грез уже встречала Лион. Первородная Зариль, наречённая Светозарной, вроде бы ее изваяния украшали даже дворец правителя лесного дома. Она родительница первородных Маурда Чистого и Эланор Светлой. Только вот знание – это мало что приносило. Её ведь нет уже в живых несколько веков, а если и вернулась она, то точно об этом не сообщали таким относительно молодым первородным. Возможно родительницу можно было бы спросить, но не в этом состоянии.



И снова в тупике. Эльфийка даже губу прикусила, пытаясь найти выход. Можно было бы написать ей послание, но оно дойдёт не скоро. Связаться в грезах? Может и наказать, к тому же давно подобное не практиковала, может и не получиться сразу. Если бы были силы, то можно было бы попытать удачу. В прочем, не часто госпожа сея благоволила Лион, в последнее время обделяя своей благосклонностью.



– Значит состояние уже стабилизировалось.



Буркнула Лион, расслышав отдалённо слова вампирши. Внимание вновь вернулось к сопровождающей. А ведь удивительно даже, как просто в такой ситуации доверилась Лион ей, хотя был ли другой выбор? Кажется, нет. Райс невольно вспомнила, как покачнулась только, поднявшись на ноги. Нет, обратно точно не дошла бы. Вот ведь ситуация.

Врач обратила взгляд к девушке.

Казалось, она искренне встревожена произошедшим. Наверное, зазря только переживала. Какой здесь заговор? Всё эти глупые угрозы. Зачем их применять, если работают честно? Невыносимые вампиры! Тяжко вздохнув, Лион попыталась избавиться от дискомфорта между лопаток.



– Анка, брось. Что должно было произойти, то и произошло. Вот если бы я не пришла в себя, хммм, тогда да, стоило бы начать переживать. А так это недоразумение. И, пожалуй, ты права, мне было действительно не комфортно там, а теперь будет достаточно пищи для размышлений, чтобы вечность не спать спокойно.



Последние слова прозвучали со смешинкой и подобием улыбки. Правда уголки не поднялись вверх и приходилось довольствоваться тем, что дали эти старания. Лион благодарно приняла помощь, оказавшись вновь на руках этакой пушинкой, что беспокоилась за раненные ручки и за книгу почти одинаково тревожно поглядывая на обе причины своих страданий. Оказаться на перине вышло таким неожиданным удовольствием, что тёмные глазки прикрылись с блаженным вздохом на пару секунд, а потом уже Лион реабилитировалась. Раз Анка позволяла, ей стали весело распрягаться. Тут уже и по порядку пошли со стаканом воды и таблетками. Сама их брать принципиально не стала Лион ведь оказалась пациенткой Анки. Когда с лекарством оказалось покончено, врач бодро распоряжалась, как и куда налить обеззараживающее, как правильно бинтовать кисти.



– Ну вот и славно. Парочку лет практики и будешь не хуже меня.



Одобрительно улыбнулась эльфийка, а потом наклонилась в бок очутившись плечом на мягкости перины, а головкой на подушке. Книгу обняли, как недавно только сжимали подушку, будто её могли обнять, а вот глаза предательски слипались, требуя отдыха. Каких же усилий стоило заставить себя выпить ещё и зелье.



– Передай королеве, чтобы не позволяла главе службы заработать малокровие. Денёк без прослушивания девочки переживут, а рукам понадобится время зажить не меньше этого времени.



Осоловело подытожила лекарь, поджав согнутые в коленках ножки к себе, а там и уткнулась в бинт на правой тыльной ладони, закрыв глазки с длинными завитками ресниц. Анка перебинтовывала так, как указывала ей госпожа врач, а когда ее еще и похвалили за старания, девушка даже смутилась.



-Да, хорошо, я передам все госпоже. Я вернусь утром, отдыхайте, мисс Райс



Девушка убрала оставшиеся медикаменты на свои места, а сама скрылась за массивной дверью, на прощание только бросив короткий взгляд, коим убедилась в сне женщины.

.

Получить полную версию книги можно по ссылке - Здесь


Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Горящие мосты - Mel RedWolf


Комментарии к роману "Горящие мосты - Mel RedWolf" отсутствуют


Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Партнеры