Мимолётный Альянс - Лина Мур - Читать онлайн любовный роман

В женской библиотеке Мир Женщины кроме возможности читать онлайн также можно скачать любовный роман - Мимолётный Альянс - Лина Мур бесплатно.

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мимолётный Альянс - Лина Мур - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мимолётный Альянс - Лина Мур - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мур Лина

Мимолётный Альянс

Читать онлайн
Предыдущая страница Следующая страница

9 Страница

Я никогда не нападала на людей, но видела много сериалов и фильмов, в которых это происходило. Я знаю, что у Дерика есть превосходство надо мной, но у меня есть мозг. У него этого мало, раз он настолько самолюбив. Так что нож теперь у его горла, и я не готова его убить. Плохая из меня шпионка.

– Ты решила меня пощекотать, Джина? – ехидно усмехается Дерик.

«Детка, ты же знаешь, что мужчины любят открытую войну, но её нужно вести с умом. Они ждут охоты, готовы отражать нападения, привыкли, что ты будешь с ними драться. Вот здесь и нужно сменить тактику. Приласкай, а затем вонзи нож в его сердце, и оно будет твоим…»

В голове появляются советы Инги, а ведь я от них когда-то отмахнулась. Да и она тогда была абсолютно пьяной. Приласкать… это противно, но делать нечего.

Убираю руку и разжимаю пальцы. Нож падает рядом со мной. Дерик озадаченно переводит на него взгляд.

Давай решайся! Давай! Ты сможешь! Плевать на гордость, это твой шанс освободиться и бежать!

Только Дерик поворачивает голову. Я приподнимаю своё лицо, и мои губы касаются его. Сказать, что я искусна в поцелуях, упаси бог. Но я пытаюсь… очень пытаюсь.

Он тяжёлый, безумно тяжёлый. Его губы твёрдые, обездвиженные и такие же неподвижные, как валун. Я просто вжимаюсь в них, отчего шея начинает болеть. Вот дура, боже, какая я дура.

Опускаю голову обратно на пол и сосредоточенно смотрю на лицо Дерика. Сказать, что он в шоке, это ничего не сказать. Ладно, не прокатило, стоило тренироваться раньше. Но я попыталась, так? Боже, я сама поцеловала мужчину, который мне даже не нравится. Докатилась… Могу ли я быть ещё более жалкой? Нет. Это конец.

– Гей? – выпаливаю я.

– Не мой тип, – спокойно произносит Дерик.

– Ничего, не у всех имеется хороший вкус. Ты тоже не мой тип, но вариантов не было. Без обид.

– Без обид. Какого чёрта ты творишь?

– Спасаю свою жизнь? Сойдёт за оправдание?

– Ты осталась без ужина.

– Переживу. В студенчестве приходилось и голодать. Тратила деньги на ерунду вроде книг. Сестре было стыдно признаться, что денег нет. От подруги скрывала, пока однажды не упала в обморок на лекции. Так что, думаю, я справлюсь.

– Это было неразумно.

– Да, но в девятнадцать ты хочешь выделиться если не красотой, то чем-то другим. У меня это были знания и книги, поэтому как-то так, – пожимаю плечами, тяжело вздыхая.

– Мне тебя пожалеть?

– Нет, лучше встань с меня. Это уже как-то ненормально. Да и тяжёлый ты.

– Думаешь? – Дерик сильнее надавливает своим телом на моё. Дыхание перехватывает, и я упираюсь ладонями ему в плечи.

– Ты что здесь придумал, парень? Я не собираюсь терпеть тебя… и твоё тело тоже.

Я… Боже, мне уже больно, к слову.

– Ты решила сбежать?

– Дерик, встань с меня. Ты что, пил кофе? Я тоже хотела бы кофе, но он у вас стоит пятнадцать евро, и это даже не «Латте». Обдираловка, – быстро шепчу. Его лицо так близко, а мои лёгкие… он выдавит их. Чёрт, этот мужчина очень тяжёлый и сильный. Он, наверное, пользуется популярностью у девушек. Большой популярностью, особенно у стены…

– Какая, к чёрту, стена, Редж? Тебя что, снова накачали наркотиками? Прекрати. Это от нехватки кислорода, и только.

– Боже, вот это кабан. Наверное, в кровати было бы немного комфортнее, но в свою защиту скажу, что меня ударили по голове, Инга покусала, пока я спала. Я бы никогда… – Замечаю, что мои губы шевелятся, а давление на тело уже не такое сильное, как раньше, но всё же Дерик до сих пор лежит на мне. А я в окружении разбитой посуды и мяса. Хорошо от него пахнет… так хорошо…

– Я что опять да? Что со мной? Это не я… клянусь, я не говорю вслух. Это ты… ты виноват. Да, ты. Как только ты появился, то со мной что-то не так. Ты укусил меня, опоил… ты… виноват ты, – пищу, тыча в плечо Дерика. На его лице нет никаких эмоций. Вообще, ничего. А глаза?! Мне страшно смотреть в его глаза, кажется, что они затянут в себя и покажут что-то очень и очень плохое. Похоть. Страсть. Жизнь. Конечно, всё это я выдумала, но их цвет остаётся чёрным.

Дёргаю головой, чтобы остановить поток мыслей.

– Странная ты девушка, Джина. Очень странная, – голос Дерика становится на тон ниже, но он поднимается с меня.

Облегчённо вздыхаю и приподнимаюсь на локтях.

– Ты мне всё отдавил.

– Не всё, раз ты ещё жива. Зачем напала на меня?

Странно, но он протягивает мне руку, и я хватаюсь за неё. Кряхтя, встаю на ноги, и его рука исчезает. Вау, он помог мне встать. Это нонсенс! Кто-то из нас под наркотиками!

– Проверяла реакцию. Раз я шпионка, то должна знать своего противника и его сильные стороны. Правильно? Я действую согласно твоей легенде.

– И что узнала?

– Ну… у тебя много сильных сторон, и ты твёрдый как камень. Это законно быть таким твёрдым? У вас здесь есть правило, гласящее, что все полицейские и главы служб безопасности должны быть большими, накачанными и симпатичными? Или это лично ваша инициатива? – цокаю языком, обдумывая ответы на свои вопросы.

– Это было больно, – добавляю, разминая плечи.

Мой взгляд задерживается на напряжённом лице Дерика, рука, трущая лопатку, замирает.

– Что? Пол тоже был твёрдым. Две твёрдые плоскости, и я между ними. Это называется лепёшка, а у меня есть то, что можно вдавить. Так что не смотри так, сам виноват.

Опуская руку, хочу обойти его и вернуться на свой пункт осмотра, то есть в кресло, но Дерик резко хватает меня за руку и тянет на себя. Охаю, а мои руки ложатся ему на плечи, и я даже на цыпочки привстаю. Наши лица сейчас на одном уровне.

– Осколки, – сухо объясняет он. Так, уже второй раз этот волкодав позаботился обо мне.

– И всё же ты пил кофе. Ты не представляешь, как я соскучилась по хорошему кофе, – шепчу, наслаждаясь его дыханием. Крепкий кофе. И плечи у Дерика тоже крепкие.

– Кофе через семь минут. Прибрать в спальне.

– Что? – недоумённо переспрашиваю. Дерик отпускает мою талию и отходит. Он медленно поворачивает голову, и я, прищурившись, чтобы разглядеть, подхожу ближе. В его ухо вставлено что-то типа таблетки. Она бежевая, и её почти не видно.

– Это прослушка?

– Наушник со встроенным микрофоном для общения с моими людьми.

Он достаёт из кармана джинсов какой-то длинный аппарат, но он умещается на его ладони. Выглядит как плеер.

– Вау, ты как агент 007. Никогда такого не видела вживую. Хотя… у Полье было что-то такое, но оно было чёрным. И ты нажал на эту кнопку, чтобы тебя услышали? Они же не слышали того, чем мы здесь занимались, да? Если они слышали, то ты будешь выглядеть жалко, нападая на беззащитную девушку, которую похитил и посадил под замок, – усмехаясь, перевожу взгляд на ничего не выражающее лицо Дерика. Он, вообще, особо эмоций себе не позволяет. Больше похож на крупного робота. И такой же твёрдый, как металл.

– А не слишком ты открытый для тайного агента, тем более считая меня шпионкой?

– Я показал это тебе не для повышения своей самооценки, а для того, чтобы ты поняла – от меня не убежать. Здесь полно людей, которые в любой момент тебя схватят. Любая попытка побега будет означать, что ты та, за кого я тебя принимаю. Так что вот тебе шанс доказать, кто ты есть на самом деле. Это ясно? – сухо произносит он.

– Кристально. Значит, теперь я добровольная заложница. Прекрасно. С моими документами что-то прояснилось?

– Нет. Я говорил, что это займёт какое-то время…

– Какое? Ты тянешь время, да? Зачем? Что конкретно ты хочешь от меня, кроме каких-то паролей и явок, данных мне правительством? Хотя у меня их нет, но вопрос остаётся таким же. Что ты от меня хочешь, Дерик?

Уверенно встречаю взгляд его чёрных глаз. Не боюсь. Я не боюсь его. Не боюсь… Зачем он подходит?

– Меня волнует только безопасность моего Короля, – цедит он.

– Какая преданность, аж тошнить снова начало…

– Эй, мне больно, – дёргаюсь, когда он хватает меня за локоть и сильно сжимает его.

– Ещё одно слово против моего Короля, и тебе будет плохо.

– Насколько мне будет плохо? Ты уж уточни. Мне уже плохо, ведь я терплю тебя и оказалась в этой ужасной, диктаторской, наркоманской, отвратительной и самой неприятной стране в мире!

Да, я поступила плохо. Сказала то, что может сильнее разозлить его. Но, чёрт возьми, мне хватает шишки на лбу и хорошего удара о пол. Так что сам виноват. Себя в обиду не дам.

Дерик резко тянет меня за собой. Я даже не успеваю понять, что происходит, как мы оказываемся за дверью, которая с грохотом ударяется о стену от его силы.

– Ты куда…

– Замолкни!

Вырываю взглядом, что мы идём по большому холлу второго этажа. Его освещает свет с улицы, проходящий через панорамные окна, за которыми видна большая площадка с мягкими шезлонгами. Вау, вот это дом.

– Думаю, спрашивать, часто ли ты устраиваешь барбекю, будет лишним? – подаю голос, когда Дерик толкает одну из дверей, и мы оказываемся в кромешной тьме.

Он молчит и тащит меня за собой. Да, именно тащит. Мы поднимаемся по узкой винтовой каменной лестнице, и я чуть ли не падаю. Но, спасибо, рыцарь меня держит. Хотя его лошадь… плевать. Крепкая рука Дерика не даёт мне упасть, но зато лёгкие уже горят. Я едва могу поднимать ноги, да и холодно. Я иду босиком, когда он сам в ботинках. Какой джентльмен, однако. Манеры потрясающие.

Задыхаюсь от нехватки кислорода, я уже больше не могу. Тяну Дерика на себя, но он упрямо идёт вперёд. Боже, долго ещё? Я помру прямо здесь.

Наконец-то прохладный воздух врывается в мои лёгкие. Пальцы Дерика разжимаются, и я падаю на колени, пытаясь отдышаться. Даже задница болит. Вот это марш-бросок. Я не люблю физкультуру, думаю, это понятно. У меня нормальное тело от природы, и меня оно устраивает. А вот Инга… она обожает тренажёры и салоны-красоты. Она…

– Пошли, – Дерик рывком поднимает меня на ноги и грубо тащит за собой.

– Боже, вот и конец, – пищу, оказавшись на крыше дома. Нет, это башня. Башня чёртового замка!

– Смотри, – Дерик толкает меня к каменному ограждению.

– Что? – недоумённо спрашиваю, поворачиваясь к нему. Но он, стоя у меня за спиной, довольно жёстко хватает мой подбородок и поворачивает лицом в сторону потрясающей панорамы. Если бы не его поведение, да и, вообще, отношение ко мне, то я бы, действительно, насладилась. А сейчас…

– Мне больно, – скулю, пытаясь вырваться из его рук. Бесполезно.

– Видишь? Вот это всё, ты видишь?

– Не слепая…

– Смотри. Знаешь, как эти люди жили до открытия границ? Знаешь, что они гибли из-за очередного дождя или оползня без возможности укрепить свои дома? Знаешь, что они боялись рожать и убивали своих детей из-за отсутствия нормальных условий для жизни? Знаешь, что такое быть богатым и не суметь помочь своему ребёнку выжить? Знаешь, как эта ужасная страна поднялась на ноги и сколько сил потратила на то, чтобы всё стабилизировалось? Ты знаешь, что такое «отвратительно» на самом деле? Это когда ты, имея на руках золото, алмазы и деньги, не можешь купить лекарства, чтобы выжить! Это, когда ты горбатишься на благо страны, а в итоге получаешь повестку на смертную казнь, потому что недоволен тем, что твоя сестра умирает из-за ошибки неквалифицированных докторов, которые лечат по старинке? Нет, ты ни черта не знаешь. Ты умеешь только критиковать, но совершенно ничего не знаешь, что пришлось вынести этим людям, чтобы сейчас они имели полное право улыбаться и быть довольными своей жизнью, гордиться своей страной и быть преданными нашему Королю.

На меня накатывает горечь. Дерик резко отпускает меня. Щёки болят, но ещё больше мне жаль, что у каждого народа есть печальная история.

– А ты думаешь, что только эти люди страдали? Нет. Мне плевать на ваши политические игры, я смотрю глазами обычного народа, которым сама и являюсь. Думаешь, мы живём хорошо? Нет. Мы живём так, как можем. Думаешь, никто из нас не хотел бы иметь Короля, волнующегося о своих гражданах так, как о своих детях? Не сомневайся, хотел бы. Только если ты возносишь человека, то становишься его рабом, а рабов использовали в самых жутких ситуациях. Если ты боготворишь кого-то, то теряешь собственное «я». И если я высказалась грубо о твоей стране, это не значит, что пренебрежительно отношусь к вашей истории и умаляю заслуги вашего Короля. Да и здесь дело не в этом, а в том, что вы не имеете необходимых знаний и не можете точно понять, кто шпион, а кто нет. А твоя проблема в том, что ты не воспринимаешь критику. Нормальную критику. Ты что, действительно, считаешь, что твой Король постоянно думает об этих людях? Парень, да ты рехнулся, вот что я скажу. Какие бы заслуги ни были у Короля или президента, у них есть множество минусов и проступков, о которых обычные люди не знают, но из-за которых их жизнь ухудшается, и они оплачивают своими слезами, болью и кровью промахи глав своих стран. Так что я не понимаю, откуда у тебя столько агрессии ко мне. Мы разные. И понятия о диктатуре у нас тоже разные. Раз ваш Король так хорош, чего же он боится, что о нём скажут плохо? Разве должны все воспевать его достоинства? Но он запретил говорить о своей семье, верно? Значит, есть что скрывать. Но мне плевать. Я хочу домой, а это чужая страна, и как бы прекрасна она ни была, всё равно остаётся чужой для меня, – замолкаю, переводя дыхание.

Ненавижу политику. Я далека от неё, а теперь Дерик заставил меня высказаться. Я не вступаю в дебаты, живу себе и живу. Но нет, всё пошло через задницу. Снова.

– Меня не волнует то, что вы здесь делаете. Я к этому отношения не имею, но имею отношение к тому, что происходит между нами. А это крайне непрофессионально с твоей стороны, таскать меня по лестницам, причинять мне физическую боль и придавливать меня всем своим каменным телом к полу и стенам. Я, чёрт возьми, жертва в этой ситуации, но вам проще принять меня за шпионку, у которой нет ни грамма совести! У меня же она есть. И мне за тебя стыдно. Ты просто засранец, Дерик. Я тебе ничего плохого не сделала, и мне жаль, что ваш народ прошёл через такие трудности, но и мой народ тоже не в сказке живёт. У всех свои проблемы, и каждый решает их так, как считает нужным. Но я проблема вашей страны, да? А ты возомнил себя кем-то большим. Не человеком, а божеством, которое имеет право унижать, подавлять, применять силу и морить голодом другого человека. Да что ты, вообще, можешь знать обо мне? Ты ни черта не знаешь и не узнаешь. Тебе плевать на то, что чувствую я, ведь именно меня сейчас валяют в грязи, лупят и заставляют зачем-то принять обстоятельства, потому что тебе так выгодно. Но я не сдамся. Хочешь войны, да без проблем. Только я сразу сдаюсь, на берегу. Можешь убить меня, сбросив с этой крыши, потому что большего ты не получишь. Я не шпионка, я чёртова обычная девушка, – произношу, и, к сожалению, мои нервы дают сбой.

В глазах скапливаются слёзы, и я моргаю, чтобы видеть лучше. Но нет… какое унижение. Расплакаться, как жалкая девчонка, из-за обиды и непонимания.

Я привыкла к тому, что Дерик это грубая скотина, который только умеет, что дёргать меня. Так и сейчас, его пальцы обхватывают моё запястье, и я хнычу, ожидая хорошего хука, от которого свалюсь на землю и помру. Сама просила, сама же и получай.

Но то, что происходит никак не укладывается в голове. Я оказываюсь в тёплых, сильных и крепких руках. Моё лицо прижимается к плечу Дерика, а он сжимает меня в своих объятиях.

Что? Я уже умерла?

.

Получить полную версию книги можно по ссылке - Здесь


Предыдущая страница Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Мимолётный Альянс - Лина Мур


Комментарии к роману "Мимолётный Альянс - Лина Мур" отсутствуют


Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Партнеры