Поцелуй шотландца - Сабрина Йорк - Глава 4 Читать онлайн любовный роман

В женской библиотеке Мир Женщины кроме возможности читать онлайн также можно скачать любовный роман - Поцелуй шотландца - Сабрина Йорк бесплатно.

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поцелуй шотландца - Сабрина Йорк - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поцелуй шотландца - Сабрина Йорк - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Йорк Сабрина

Поцелуй шотландца

Читать онлайн
Предыдущая страница Следующая страница

Глава 4

Эндрю рассчитывал в тот день найти Сюзанну и, если повезет, еще раз отведать вкус ее губ, но его ждало разочарование. После их спора она исчезла. Он и его люди под аккомпанемент лая гончих устроились на вонючем чердаке, в этом им помог один из ее слуг. Потом они с Хеймишем отправились на пешую прогулку с целью осмотреть землю и оценить ситуацию. Сюзанны нигде не было видно. У Эндрю это вызывало досаду, потому что ему не терпелось приступить к делу – изучить существующие планы и оценить, где и в чем его люди могут помочь. Он надеялся застать ее на обеде, на который он получил приглашение, и завести разговор об их обороноспособности. Приглашение поступило от Магнуса, но Эндрю был уверен, что Сюзанна тоже там будет. При мысли, что он снова ее увидит, его переполняло предвкушение, кровь бежала по венам быстрее. Он думал, что, вероятно, ему не удастся снова ее поцеловать, во всяком случае, за обедом, где будут присутствовать ее отец и его лучший друг, но, может быть, позже… Возможно, он пригласит ее в сад на прогулку после обеда. Может быть, там ему удастся реализовать свое желание.

Сад в этом замке был прекрасный. Прогулка в таком саду при лунном свете была бы очень романтичной. И хотя Сюзанна весьма воинственная, все-таки она женщина. Романтическая обстановка должна ей понравиться, разве нет? Ей должно понравиться целоваться в саду, залитом лунным светом. И, возможно, если ей это доставит удовольствие, может последовать продолжение…

Воодушевленный этими надеждами, Эндрю даже шел пружинистой походкой, когда они с Хеймишем прибыли вечером в замок. Тамхас, управляющий имением, проводил их в библиотеку Магнуса, где лэрд Рея потягивал виски. Библиотека оказалась очень впечатляющей, книжные полки поднимались от пола до потолка, а комната была высотой в два этажа. По второму этажу, соединенному с первым винтовой лестницей, шла длинная галерея с перилами. Каждая полка была плотно набита книгами, из некоторых книг по каким-то неведомым причинам торчали крошечные стрелы. На нижнем этаже стояли диваны и мягкие стулья.

Эндрю окинул библиотеку взглядом, ища Сюзанну. Когда он понял, что ее нет в комнате, его настроение резко упало.

– А вот и вы! – Магнус поднялся со стоявшего возле камина кресла и направился к гостям, желая их поприветствовать. – Входите, садитесь! – Он показал им на другие кресла перед камином. – Не могу передать, как я рад иметь компанию. – Он бросил быстрый взгляд в полумрак, хотя в комнате никого кроме них троих не было, и добавил шепотом: – Я имею в виду мужскую компанию. Думаю, по этому случаю нужно выпить.

Он подошел к столу, на котором стояло виски, и налил гостям по щедрой порции янтарного напитка, также подлил и в свой стакан. Эндрю сделал глоток и одобрительно вздохнул. Виски было превосходное, оно приятно обжигало горло и разливалось теплом в груди, создавая ощущение благополучия.

– Не то чтобы я не был счастлив иметь дочерей, я счастлив. Но мужчине нужны мужские разговоры. – Он стукнул себя кулаком в грудь.

– Я понимаю, сэр, – ответил Эндрю. Согласиться с хозяином дома требовали правила вежливости. Он невольно покосился на дверь. – Э-э… а Сюзанна к нам присоединится?

Хеймиш фыркнул, уткнувшись носом в стакан. Эндрю чуть не пнул его ногой. Потом снова повернулся к хозяину – и был удивлен, обнаружив, что Магнус пристально его разглядывает. Поняв, что Эндрю смотрит на него, Магнус поспешно улыбнулся.

– Нет. Сюзанна передала, что она слишком занята, чтобы обедать.

Улыбка Эндрю потускнела. Он сделал еще один глоток.

– Слишком занята, чтобы обедать? – переспросил Хеймиш.

Эндрю снова едва удержался, чтобы не лягнуть его.

– Да, такая вот девчонка. Прямо не знаю, что с ней делать. Она трудится не покладая рук от рассвета до заката. После того как Ханна уехала в Даннет, Сюзанна взяла на себя ее обязанности.

И к этому всему в последнее время добавились нападения и налеты… Ее ноша стала еще тяжелее. Это одна из причин, почему я так рад вашему приезду. Вы снимете с ее плеч часть тяжести. Не годится, чтобы у женщины было столько забот.

– Мы рады помочь, – сказал Эндрю. – Хотя… – попытался продолжить он, но Магнус снова пронзил его вопросительным взглядом. – Хотя мне показалось, что она не в восторге от нашей помощи.

Магнус фыркнул.

– Она всегда была слишком упряма, себе во вред. Если вы спросите мое мнение, она потому возражает против помощи, что желает сама все контролировать. Если вы хотите с ней поладить, послушайтесь моего совета: позволяйте ей побеждать в каждом споре.

Эндрю подался вперед.

– Сэр, она хочет, чтобы мы уехали. В этом споре я не могу позволить ей победить.

– Пф! Она вовсе не хочет, чтобы вы уезжали.

Эндрю поднял бровь. Магнус не присутствовал при их встрече на лугу. И на чердаке с ними его тоже не было, слава богу.

– Она просто хочет управлять.

– Обороной?

– Всем, возможно.

Магнус усмехнулся, и Эндрю тоже усмехнулся, хотя это не показалось ему смешным. Магнус глотнул еще виски, обнаружил, что его стакан опустел, и налил себе снова. Затем долил и в стакан Эндрю.

– Я знаю, как обращаться с женщинами: надо позволять им думать, что они добились своего, а в действительности делать по-своему.

Хеймиш рассмеялся:

– Похоже, это довольно просто.

– Скорее, только кажется простым.

– Не переживай, мальчик мой. Сюзанна поймет. Ей просто нужно время все продумать. В конце концов она осознает, что нам очень нужна ваша помощь, вот увидишь.

– Надеюсь. – Хеймиш подлил себе еще виски. – А то мне не хочется долго спать на псарне.

Магнус недоуменно заморгал.

– На псарне?

– Да, – подтвердил Эндрю. – Она разместила нас над собаками.

Магнус захохотал, его резкий смех походил на лай.

– Что же ты натворил, что сумел так быстро ее разозлить?

Эндрю почувствовал неприятное покалывание в шее, но не стал обращать на это внимание.

– Она сказала, что другого места нет.

– Чушь. В замке есть свободные комнаты.

– Нас двадцать пять человек.

– У нас пустует целое крыло. – Магнус прищурился. – Так что вы натворили? Чем вы ее разозлили?

Эндрю и Хеймиш переглянулись. Хеймиш сдержал усмешку, но по выражению его лица все равно можно было прочесть, что он что-то скрывает. На этот раз Эндрю таки пнул его ногой. Вероятно, во всем было виновато виски. Когда он снова перевел взгляд на хозяина дома, то обнаружил, что он опять разглядывает его с пристальным интересом, и это Эндрю несколько озадачило. Может быть, у него такой взгляд из-за виски? Или от сильного удивления? Однако когда Магнус снова подлил ему виски, он не стал отказываться.

– Ну, и как давно ты был в Перте? – задал странный вопрос Магнус.

Эндрю опешил.

– Прошу прощения, сэр?

– Перестань величать меня сэром, мой мальчик, зови меня Магнусом.

Он взял одну руку Эндрю и сжал ее с силой, которая его встревожила.

– Как давно ты был в Перте?

– Я… – Эндрю, нахмурившись, посмотрел на Хеймиша. – Шесть лет назад?

Шесть лет, два месяца и семнадцать дней, вот сколько времени прошло с того дня, когда он последний раз видел Мари. Не то чтобы он считал дни…

Хеймиш кивнул:

– Вроде так.

– И что ты там делал?

Эндрю спросил себя: ему кажется или Магнус в самом деле чересчур любопытен? Он отпил еще один глоток.

– Учился. Мой брат… Вы же знаете Александра? – Магнус кивнул. – Александр подумал, что для меня будет лучше, если я на время уеду из Даннета.

Магнус снова кивнул:

– Ах да, Дермид.

Эндрю не поморщился, услышав это имя, но был к этому близок. Было унизительно сознавать, что Магнус точно знает, что он имел в виду. Но, с другой стороны, в Северной Шотландии имя Дермида Лохланнаха было известно, наверное, всем. Он был легендой. И настоящим чудовищем. После смерти отца Эндрю хранителем Даннета и опекуном братьев Лохланнах стал Дермид. Как только он взял бразды правления в свои руки, он превратил их жизнь в ад.

Александр всегда делал все, что мог, чтобы защитить брата. Зачастую это обходилось ему дорогой ценой. После одной по-настоящему страшной ссоры, когда Дермид едва не убил Эндрю, Александр, рискуя вызвать на себя ярость дяди, тайно отослал брата из дома. За этот поступок Александру пришлось заплатить, и заплатить дорого, но он, вероятно, спас Эндрю жизнь. И там, в Перте, Эндрю встретил женщину, которая похитила его сердце. Она заставила его забыть о тьме и потянуться к свету. На короткий яркий миг он стал счастливым. А потом этот свет померк.

О, он все еще притворялся, что все в порядке. Он смеялся и шутил, делал вид, что скорбь его не коснулась, что в нем не образовалась огромная зияющая пустота. Этого ожидал Александр. Этого ожидали от него все. Он же был везунчиком, тем братом, которому выпала легкая жизнь. И он считал своим долгом подыгрывать им, он был перед ними в долгу. Но это была всего лишь маска. Роль. Где-то глубоко внутри чего-то не хватало. Сегодня, когда Эндрю целовал Сюзанну, он на несколько мгновений испытал это исчезнувшее чувство и теперь отчаянно жаждал пережить его снова. Он старался гнать от себя страх, не думать о том, что, если ему действительно выпадет возможность снова ее поцеловать, он может обнаружить, что ему это лишь почудилось. Что это была игра воображения. Или случайность. Тем не менее, если ему снова представится возможность ее поцеловать…

– Дермид мне никогда не нравился, – пробурчал Магнус. – Он слишком много пил.

– Да, это так.

Эндрю поставил стакан на стол. Он и так уже слишком много выпил.

– Он ведь свалился с крепостной стены?

Эндрю кивнул:

– Да, говорят, что так.

Когда его дядя отправился на встречу с Создателем, сам Эндрю был в Перте. Он не мог скорбеть о нем. Со смертью Дермида его ссылка закончилась, и он был рад вернуться домой. Когда не стало Мари, больше ничто не удерживало его в Перте.

– Ну, Александр – прекрасный лэрд.

– Да, сэр.

Магнус прищурил один глаз, а другим пристально уставился на Эндрю.

– А какой из него муж?

Эндрю опешил.

– Я… хм, откуда же мне знать.

Магнус фыркнул и наклонился ближе.

– Ты знаешь, что я имею в виду. Ханна там счастлива?

– Думаю, да, сэр.

Когда Эндрю последний раз видел Ханну, она смотрела Александру в глаза, а он смотрел в ее глаза, и оба были без ума друг от друга. Да. Эндрю готов был побиться об заклад, что Ханна счастлива. Он подавил в душе зависть. Александр заслужил все счастье, какое только мог найти. А то, что он, Эндрю, может не встретить свое счастье, не имеет значения.

– Мне показалось, что они хорошо подходят друг другу, – сказал он.

– А-а. Да. Я так и думал. – Магнус постучал себя узловатым пальцем по щеке. – У меня на такие вещи чутье.

– Правда?

– Наверное, оно пришло с возрастом. – Магнус несколько мгновений смотрел в окно, потом тяжело вздохнул. – Я мечтаю увидеть всех моих дочерей замужними до того, как умру. – Он произнес это тихо, но со страстью, которую невозможно было не заметить.

– Сэр, я уверен, вы это увидите.

– Ты так думаешь? – Он снова с острым любопытством стал разглядывать Эндрю. – А я вот в этом не уверен. Они все очень упрямые.

– Женщины часто бывают упрямыми, – вставил Хеймиш.

По-видимому, он тоже слишком много выпил. Сидя на стуле, он начал немного заваливаться набок.

– Но не такие упрямые, как женщины из рода Даунрей, это уж точно, – сказал Магнус. – У меня их теперь четверо. – Он посмотрел на Эндрю и погладил свою губу.

– Четверо? – удивленно переспросил Эндрю. – Я думал, у вас три дочери.

Он видел Ханну и ее младшую сестру Лану, приехавших в Даннет на свадьбу, а здесь встретил Сюзанну.

– Они все очень красивые, – заметил Хеймиш, глаза его при этом блестели.

– Да, красивые, – согласился Магнус. – Но упрямые. Все правильно, у меня три дочери. Четвертая – это моя внучка Изабелл. – По его интонации стало ясно, что он восхищается и гордится внучкой. – Она, пожалуй, самая упрямая из всех.

– Упрямее, чем Сюзанна?

Эндрю не знал, что побудило его задать этот вопрос.

Магнус закатил глаза.

– О, мальчик мой, ты даже не представляешь!

– И в кого же она упрямая, в мать или ее отец тоже был упрямым?

Эндрю сам не знал, зачем он об этом спросил. Конечно же, не потому, что хотел побольше узнать о мужчине, завоевавшем Сюзанну Даунрей.

Магнус наморщил лоб.

– Джилли?

– Джилли?

– Джилли Макбин. Ее муж, упокой Господи его душу. Я бы не сказал, что он был упрямым. Нет. В нем не было упрямства. Он был… он был приятным малым.

Эндрю прикусил губу, чтобы удержаться от возражений. Сюзанна и «приятный» мужчина? Он не мог представить их вместе.

– Приятный и тихий. Он был не из тех, кого бы я выбрал для нее в мужья. И я не ожидал, что она может влюбиться в мужчину такого типа. Но они были очень счастливы. И он очень любил Изабелл. Чертовски жаль, что он вот так умер.

Эндрю застыл.

– Как он умер?

– Он утонул в озере где-то год назад. – Магнус покачал головой. – Поехал на лодке рыбачить, это было одним из его любимых занятий. По-видимому, лодка перевернулась, и… и все.

– Какая жалость!

– Сюзанна была вне себя от горя. Она его очень любила.

Эндрю подавил внутренний стон.

– Я в этом уверен.

Магнус сделал еще глоток и надолго замолчал, глядя на потрескивающий в камине огонь. Потом повторил:

– Чертовски жаль, что так вышло, очень жаль.

Эндрю собирался что-нибудь сказать, сменить тему, может быть, даже завести разговор об оборонительных сооружениях замка, но вдруг Магнус тихо продолжил, словно говоря с самим собой:

– Штука в том, что хотя Джилли мало что умел делать, но плавать он умел.

– Прошу прощения?

– Он умел плавать. Лучше всех, кого я знал. Странно, что он утонул. И это озеро он знал как свои пять пальцев.

– Но бывают же несчастные случаи, – предположил Хеймиш.

Магнус вздохнул:

– Да, бывают.

Он потер лицо ладонью, и вдруг сразу стало заметно, что он устал и болен. Эндрю и Хеймиш переглянулись. Если хозяину нездоровилось, правила хорошего тона требовали откланяться и уйти. Еду они наверняка найдут на кухне – Хеймиш уже познакомился с хорошенькой поварихой, которая, по его словам, была сговорчивой. Но прежде чем он успел что-нибудь сказать, взгляд Магнуса вдруг оживился.

– Скажи, Эндрю, ты ходишь на охоту?

– На охоту? – Какой же мужчина не ходит? – Я люблю охотиться.

– Превосходно!

Магнус потер руки, следы усталости удивительным образом исчезли. Остаток вечера он рассказывал охотничьи истории одну за другой, и все они вращались вокруг охотничьего мастерства Магнуса. Ни Хеймишу, ни Эндрю не удавалось вставить ни словечка.



Выйдя от Кейра, Сюзанна решила посвятить остаток дня хозяйственным делам: она обошла фермы, проверяя, по графику ли идут осенние посадки, и встречаясь с арендаторами. Избегать Эндрю было нетрудно, но вот избегать мыслей о нем – куда труднее. Что бы она ни делала, ее преследовал его призрак. Он был великолепным мужчиной во всех отношениях. От этой мысли она раздражалась еще сильнее. А поцелуй? Каждый раз, когда Сюзанна вспоминала о том поцелуе, ее бросало в жар, она чувствовала голод, жажду… жажду большего. Что было совершенно нелепо. Она не хотела большего. Она не хотела, чтобы он снова ее целовал. Она хотела от него только одного: чтобы он уехал. Вскочил на своего коня и ускакал обратно в Даннет. И оставил ее в покое.

Просматривая отчеты о добыче соли, встречаясь с управляющим имением, чтобы обсудить, что нужно отремонтировать на мельнице, совещаясь с предводителем гильдии рыбаков, Сюзанна думала, что было бы хорошо передать заботы о защите Даунрея кому-нибудь другому. Это была еще одна из обязанностей, которую ей нужно было втискивать в и без того загруженный день. Да, она бы с удовольствием перепоручила это кому-нибудь еще. Кому угодно. Кому угодно, кроме него. Сюзанну очень сильно задело, что он ее даже не помнил, в то время как она была не в состоянии его забыть. А сегодня… о, сегодня ее воспоминания и сожаления стали еще острее.

Впервые они встретились в прекрасный весенний день. Она тогда приехала в гости к родственникам, жившим в небольшой деревушке неподалеку от Перта. Она была тогда очень молодой. И очень глупой. Поэтому, когда на прогулке по лесу она встретила красивого парня, она разрешила ему заговорить с ней и очаровать ее. Она даже с ним флиртовала!

На следующий день, когда она опять вышла на прогулку, возможно, в надежде снова его увидеть, он был там. На этот раз он взял ее за руку и продолжал держать ее, пока они гуляли по лесу. А еще через день он ее поцеловал. В те дни все казалось очень простым. Сюзанна была в восторге от того, что ею заинтересовался такой красивый парень. Перед его ослепительной улыбкой она была беззащитна. Когда он пустил в ход свои уловки, она не могла устоять, да и не хотела. За считаные дни она в него влюбилась. Влюбилась и отдала ему все. И это ее почти уничтожило. Потому что однажды она в очередной раз вышла на прогулку, полная надежд, и нашла его… но он был не один. Он был в лесу, на их месте! И держал в объятиях Кирсти Ганн.

Сюзанна была уничтожена. На следующий день она уехала и больше не возвращалась. Сюзанна не ожидала, что может когда-нибудь увидеть его снова. Она отдала ему все, а он даже не сказал ей свое полное имя. Как она могла предположить, что он окажется Эндрю Лохланнахом? Что он – брат того мужчины, за которого вышла замуж ее сестра?

Проведя долгий день в попытках убежать от своего прошлого, Сюзанна устало поднималась по лестнице. Она шла и думала, что в конце концов все к лучшему. Она научилась быть осторожной. Она узнала истинную сущность мужчин. Все они эгоисты, не способные быть верными, и их действиями руководит не мозг, а совсем другой орган. И усвоив этот урок, она испытала огромное облегчение, потому что теперь она больше не позволит себя одурачить.

Она завернула за угол и направилась по коридору к своим комнатам. Она знала, что день предстоит напряженный, знала она и то, что отец пригласит на обед его, поэтому она распорядилась, чтобы ей подали еду в ее покои. Сейчас она хотела только одного: рухнуть в кресло и ни о чем не думать. Свернуться клубочком и закрыться ото всех. И еще, пожалуй, укрепить защитные барьеры, которые она вокруг себя воздвигла.

До нее донеслись отголоски низких мужских голосов. Она встала как вкопанная. Потом, затаив дыхание, подошла на цыпочках к двери галереи библиотеки. Галерея опоясывала всю библиотеку по кругу. В детстве они с Ханной частенько устраивались там, наверху, и шпионили за отцом и его приятелями. Со своего наблюдательного пункта они много чего узнали, в том числе, возможно, много такого, что юным девочкам знать не следовало.

Один из мужчин внизу, в библиотеке, засмеялся, и у Сюзанны похолодела кровь. Ничего удивительного, что Эндрю Лохланнах пьет виски с ее отцом. Мужчины так и поступают. Можно не сомневаться, что после того, как он к ним вторгся, он попытается упрочить свое положение. Конечно, подслушивать в ее возрасте было дурным тоном, но Сюзанна не смогла побороть искушение и подкралась ближе. Но до того как она успела устроиться, ее внимание привлекло какое-то движение слева от нее. Она прищурилась и всмотрелась в полумрак. Возле балюстрады съежился маленький комочек с пушистыми белыми волосами. Схватившись за перила, девочка завороженным взглядом внимательно смотрела вниз, на компанию мужчин. У Сюзанны пересохло в горле, она испытала чувство сродни ужасу.

– Мари Изабелл Макбин! – прошипела она.

Дочь не ответила. Тогда Сюзанна придвинулась ближе, низко наклонившись, чтобы мужчины не могли ее заметить. Она схватила девочку за руку.

– Что ты здесь делаешь?

Улыбнувшись, Изабелл сверкнула зубами – ее улыбка, при которой на щеках появлялись ямочки, была очень обаятельной, даже слишком; в глазах, голубее, чем небо, плясали смешинки.

– Слушаю.

– Подслушивать неприлично.

Изабелл склонила голову набок.

– Тогда почему ты этим занимаешься?

Сюзанна почувствовала, что краснеет, но решила не обращать на это внимания.

– Ничего подобного я не собиралась делать. И не хочу, чтобы этим занималась ты. А теперь пошли вниз, пора ужинать.

Изабелл со вздохом встала, хотя Сюзанна отметила, что девочка предусмотрительно отодвинулась назад, чтобы оставаться вне поля зрения мужчин внизу. Они в это время делились охотничьими рассказами и, судя по раскатам смеха, еще и пили.

Сюзанна потянула дочь за собой и тихо, но решительно закрыла за ними дверь. Потом резко повернулась к дочери, поставила кулаки на бедра и нахмурилась, чтобы Изабелл поняла, как сильно мать ею недовольна. Такие вещи до Изабелл частенько доходили с трудом. Она уже открыла рот, чтобы прочитать девочке лекцию о приличиях и уважении к чужой частной жизни и, возможно, на некоторые другие воспитательные темы, но Изабелл заговорила первая:

– Кто эти дяденьки?

Сюзанна побледнела.

– Какие дяденьки? – Она положила руку на плечо дочери и повела ее по коридору, прочь от опасности. Или от искушения. – Гости. Может, поужинаем в моих покоях? Это будет как пикник.

Изабелл обожала пикники.

Однако девочка наморщила нос.

– А почему мы не будем ужинать с дедушкой?

– У него гости. Мы не будем им мешать. Ну, так что ты скажешь? На пикник?

Изабелл пожала плечами.

– Ладно.

Сюзанна буквально втолкнула ее в свою комнату и дернула за ленту звонка. Изабелл бросилась к креслу, стоящему у огня, плюхнулась в него и небрежно закинула ноги на подлокотники. Сюзанна нахмурилась. Тогда Изабелл вздохнула и сменила позу на более подобающую юной леди.

– Почему эти люди говорили про Ханну?

Сердце Сюзанны гулко застучало. Она села в соседнее кресло.

– Я… э-э… Они про нее говорили?

– Да.

– Что… и что же они говорили?

Изабелл посмотрела на мать и укоризненно нахмурилась.

– Я думала, что нам не полагается подслушивать.

– Все верно. – Сюзанна распрямила спину. – Но поскольку ты все равно уже подслушала, ты, по крайней мере, можешь рассказать мне, что они говорили.

«Это же не означает, что я плохой родитель?»

– Ну, дедушка спросил, счастлива ли она, и рыцарь сказал, что да, что она была…

Сюзанна испытала облегчение, но оно быстро сменилось раздражением.

– Какой еще рыцарь?

– Высокий такой.

– Они оба высокие.

– Тот, который с длинными волосами. – Изабелл подцепила пальцем свои кудри. – С такими, как у меня.

Сюзанна переплела пальцы на коленях.

– Этот мужчина не рыцарь.

– Он похож на рыцаря. Он выглядит прямо как герой.

– Никакой он не герой. – «Он самодовольный и высокомерный тип, и раздражает меня так, что не передать словами». – Он буффон.

– У него был меч.

Сюзанна быстро заморгала.

– Он пришел с мечом в библиотеку? – «Какая невоспитанность!»

– Нет, я видела его сегодня днем, во дворе. У него был меч.

Изабелл бросила на нее взгляд, в котором сквозил вызов. И этот взгляд слишком походил на взгляд ее отца. Сюзанна чуть было не поежилась, но совладала с собой.

– Держись от этого человека подальше. И ты знаешь, как я отношусь к мечам.

– А мне его меч нравится. Он очень блестящий. Как думаешь, он мог бы научить меня пользоваться мечом?

– Дорогая, ты должна держаться от этого человека подальше. От всех этих мужчин. Они воины, и им не понравится, если им будут докучать маленькие девочки.

Изабелл постучала пальцем по пухлой губе.

– Тот, который с рыжими волосами, очень красивый, тебе не кажется? – Сюзанна не ответила. Тогда девочка добавила: – Наверное, из него вышел бы хороший муж для тебя.

Сюзанна не знала, почему эта мысль была ей так неприятна.

– Дорогая, почему ты так думаешь?

– У него такие же рыжие волосы, как у тебя.

– Это же не причина, чтобы выйти за него замуж!

Изабелл кивнула.

– У него тоже есть меч, – сказала она с надеждой в голосе, словно это было великолепной рекомендацией.

Сюзанна сочла своим долгом напомнить:

– Я не ищу себе мужа.

Изабелл, как обычно, пропустила это мимо ушей.

– Это Ханна их послала?

Сюзанна воззрилась на дочь.

– Что-о?

– Разве не для того она уехала? Чтобы найти людей, которые нас защитят.

– Откуда ты это взяла?

Изабелл захлопала ресницами.

– Ты же на самом деле не хочешь знать.

– Очень даже хочу.

– Но ты сказала, что не желаешь знать, что именно я подслушала, пока сидела в…

«О боже!»

– Ты подслушивала? Подслушивала?

Девочка кивнула, ее кудряшки запрыгали.

– Когда дедушка, Ханна и ты говорили про отъезд Ханны. Ты сказала, что нам нужна более сильная защита.

О черт, она ведь и правда это говорила!

– А Ханна сказала, что Даннет мог бы прислать людей. И помешать плохим людям сжигать фермы и воровать разные вещи.

У Сюзанны упало сердце. Она и не подозревала, что ее дочь все это слышала. Никогда не нужно обременять ребенка взрослыми заботами.

– Да, дорогая, эти мужчины и есть люди, которых прислала Ханна.

У Сюзанны заныло сердце. Она не хотела, чтобы Эндрю был здесь, отчаянно не хотела. Но ради этого – ради безопасности Изабелл, отца и, да, даже ее самой – Ханна пожертвовала всем, и отвергать этот дар было бы с ее стороны глупым ребячеством.

Изабелл вздохнула и дернула за ниточку, торчавшую из шва.

– Я скучаю по Ханне.

– Я тоже, дорогая.

– И по Лане. Без них здесь все не так.

Это верно, все не так.

– Как думаешь, скоро они приедут к нам в гости?

– Надеюсь, что да, дорогая. Я тоже по ним очень скучаю.

Изабелл выпятила губу.

– Если эти люди – друзья Ханны, значит, они хорошие.

Необязательно.

– Девочка моя, они здесь по делу, и мы не должны путаться у них под ногами. Пообещай, что будешь держаться от них подальше.

Реакция Изабелл ей не понравилась. Девочка в задумчивости покусывала губу – слишком долго.

– Изабелл? Ты мне обещаешь?

– Ну, хорошо. Но я не обещаю держаться подальше от псарни. Я любою собак.

У Сюзанны пересохло в горле.

– Я…

– Мама, почему ты поселила их на псарне?

Сюзанна вскочила на ноги и заходила по комнате.

– Как… откуда ты об этом знаешь?

– Рыцарь сказал. – Сюзанна не стала снова ее поправлять. – Когда он это сказал, дедушка засмеялся и спросил, что он такое натворил, что ты разозлилась.

«Боже правый!»

Изабелл посмотрела на нее с таким любопытством, что Сюзанне стало неуютно.

– Что он сделал, за что ты на него разозлилась?

– Ничего, дорогая. Он ничем меня не разозлил. – За вранье собственной дочери она наверняка попадет в ад. – Просто их слишком много. У меня не было времени подготовить комнаты для них всех.

По выражению лица дочери Сюзанна поняла, что ей не удалось ее обмануть этим объяснением. Даже ей самой оно показалось не слишком убедительным. Маленький носик Изабелл сморщился.

– На псарне пахнет.

– Дорогая, они же мужчины, воины, удобства для них не важны.

– Правда?

– Правда. Мужчины отличаются от женщин.

Изабелл вздохнула.

– Наверное, ты права. Мне показалось, что дедушка был очень доволен, что у него появилась мужская компания.

– Вот как?

– Да. Он даже это сказал.

– Гм.

Хотя Сюзанну кольнула обида, она понимала, что не может упрекать отца за то, что он стремится к таким же, как он. Для него, несомненно, было трудным испытанием жить на протяжении последних двадцати с лишним лет в окружении женщин с сильной волей. И оказаться в компании мужчин, равных ему, а не его вассалов, наверняка было для него большим удовольствием.

Сюзанна сознавала, что не стоит об этом спрашивать, но любопытство было сильнее:

– О чем еще они говорили?

Изабелл склонила голову набок.

– В основном обо всяких скучных вещах. Хотя дедушка, кажется, очень интересовался Пертом.

У Сюзанны замерло сердце. Так и застыло в груди.

– П-пертом?

– Да. Он спрашивал, зачем рыцарь туда ездил и когда, и сколько времени он там провел. – Она пожала плечами. – И все такое. Было намного интереснее, когда они рассказывали про охоту.

– Да, конечно. А что они рассказывали про охоту?

Изабелл затараторила, пересказывая подробности того случая, когда дедушка выследил и подстрелил оленя с рогами в пять ветвей. Сюзанна ее почти не слушала. Во-первых, она уже слышала эту историю много раз. А во‑вторых, ее мысли лихорадочно скакали. Отец расспрашивал про Перт. Это означало только одно: он все понял. Оставалось только молить бога, чтобы он держал рот на замке.

.

Получить полную версию книги можно по ссылке - Здесь


Предыдущая страница Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Поцелуй шотландца - Сабрина Йорк


Комментарии к роману "Поцелуй шотландца - Сабрина Йорк" отсутствуют


Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Партнеры