Страницы жизни: будь моей - Алёна Макеева - Глава 5 Старые раны Читать онлайн любовный роман

В женской библиотеке Мир Женщины кроме возможности читать онлайн также можно скачать любовный роман - Страницы жизни: будь моей - Алёна Макеева бесплатно.

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Страницы жизни: будь моей - Алёна Макеева - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Страницы жизни: будь моей - Алёна Макеева - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макеева Алёна

Страницы жизни: будь моей

Читать онлайн
Предыдущая страница Следующая страница

Глава 5 Старые раны

– Ксень, привет. Тебя сегодня Альберт довезет до учебы, ладно? – сразу выдал я дочери на немецком, как только она появилась в кухне.

– Привет. – Ксеня чмокнула меня и Альберта, сидевшего рядом, с которым она уже успела подружиться. Я специально вызвал помощника домой, чтобы он отвез ее на учебу.

– Ладно, – улыбнулась она, но потом увидела смятую постель в гостиной. – А ты что, здесь спал? – Она налила себе стакан воды.

– А где? – удивился я.

– Правда, а где ему спать, если на втором этаже лежит телка, о которой он мечтал последние семнадцать лет. – Она бросила на меня укоряющий взгляд, а Альберт прыснул со смеха.

– Она вся в тебя, – откашлялся он.

– Детка, ты помягче на поворотах. – Я состроил страшную гримасу. – Я вообще-то твой отец, а это, – сказав, я кивнул на Альберта, – мой подчиненный.

– Боже мой, какие мы нежные! – Ксеня потрепала меня по волосам. – Сырники сделай, а? – Она чмокнула меня и пошла наверх.

– Короче, – продолжал я давать распоряжения помощнику, так как сегодня появляться на работе не планировал, параллельно доставая творог, яйца и сметану из холодильника. – Совещание проведете без меня, результаты на почту.

Не успел я закончить, как услышал тихие то ли рыдания, то ли похрюкивания. Я обернулся в направлении звуков. За столом, уронив голову на руки, содрогался от смеха Альберт.

– Что? – не выдержал я.

– Господи, видели бы тебя твои подчиненные! – гоготал он уже в голос. – Всегда строгий, чопорный, надменный, а эта коза одним взмахом ресниц тобой командует. – Он вытирал слезы. – Я тебя таким никогда не видел!

– Она моя дочь! Между прочим! – Я надулся, замешивая сырники.

Альберт продолжал ржать так, что стены сотрясались.

– И ты потише, вторая такая же изволит еще спать. Разбудишь, убью, – строго посмотрел я на Альберта.

Тот откашлялся и что-то записал в планировщик.

– Да уж, Дэн, таким ты мне однозначно нравишься больше, хотя это и безумно смешно!

– Вы чего тут ржете? Прямо как кони, – зашла уже переодетая Ксенька. – Аж наверху слышно.

Альберт снова засмеялся.

– Ржет, что я – строгий начальник – прыгаю под твою дудку, – пояснил я, выкладывая сырники на сковороду. – Кофе будешь?

– Ага. – Ксеня плюхнулась за стол. – А под чью дудку он еще должен прыгать? – Ксеня строго взглянула на Альберта.

– Я тоже буду, – посмотрел тот на меня.

– Слышь, ты, не борзей! – огрызнулся я.

– Да ладно, ты ж не жадный, да ведь? – толкнул он Ксеню.

– Ну не знаю. – Та демонстративно взяла нож. – За папины сырники я прибить могу.

Альберт снова рассмеялся.

– За папины, слышал, да?! – Я ласково приобнял Ксеню и поцеловал в макушку. Она расплылась в улыбке.

– Мда, Дэн, не думал я, что ты подкаблучник, – продолжал хохотать Альберт.

– Доброе утро… – послышался Ленкин голос. – Ой, извините, я не вовремя? – растерялась она, увидев Альберта, который тут же перестал смеяться. Он смотрел на нее, открыв рот. Ленка стояла в просторной белой футболке и джинсах, подчеркивающих ее стройную фигуру.

– Нет-нет, ну что ты, – перешел я с немецкого на английский. – Доброе утро. – Я провел ее за руку и усадил за стол. – Ты сырники будешь?

– Что, прости?

– Сырники, – сказал я по-русски.

– Да ладно, ты же торопишься, наверное, – лепетала Ленка.

– Нет, – снова перешел я на английский. – Сегодня у меня выходной, эти остолопы и без меня справятся… – Я посмотрел на Альберта, который так и сидел, не двигаясь. – Кстати, это Альберт, мой помощник.

– Очень приятно, – улыбнулась Ленка, но тот не шелохнулся.

– Э! – треснул я того по плечу. – Слюни подбери!

– Здравствуйте, – выпалил Альберт по-английски.

– Лена, – представил я ее.

– Ого! – К помощнику вернулся дар речи. – Ну теперь я тебя понимаю, такую хоть всю жизнь ждать будешь! – выпалил он.

Ленка подняла на меня растерянный взгляд.

– Не слушай, он английский вообще не знает, – спохватился я.

Ксеня засмеялась, Альберт обиженно уставился в планер:

– У меня английский свободный. Вообще-то.

– И вообще я его уволю скоро к чертовой матери. – Я поставил перед ним тарелку с сырниками. – Ешь лучше, толку будет больше.

– А что не так-то?! – возмутился тот.

– Ешь, – сунул я ему сырник в рот. – Лен, так ты сырники-то будешь? – поинтересовался я по-русски.

Та лишь качнула головой в ответ, наблюдая за этими чудиками, один из которых смеялся, точнее, смеялась, а второй дулся. Как ребенок, честное слово!

После завтрака мы с Ленкой пошли погулять по городу и так заболтались, что чуть не забыли забрать Ксеньку после учебы.

– Так, девушки, – начал я, когда мы только вечером завалились домой, уставшие и голодные, с полными пакетами продуктов. – Я готовить, а вы – на стол накрывать.

– Я в душ! – крикнула Ксеня и пошла наверх.

– Э-э-э, – начал было я.

– Я помогу. – Ленка осторожно подошла ко мне. – Пусть отдыхает, – нежно сказала она и начала разбирать пакеты, пока я мариновал рыбу и ставил в духовку. – Она и так уже канючила в магазине, что нога болит.

– Ну да, есть такое. – Я повернулся к Ленке: – Ты тоже, наверное, устала, весь день на ногах.

– Ой, – засмеялась она, – мне полезно ходить побольше. Знаешь, частная экскурсия по городу с таким гидом, как ты, дорогого стоит.

– М-м-м, – игриво приобнял я ее. – Могу требовать оплату?

Лена так растерялась, что открыла рот.

– Это была шутка… – Я отошел на шаг. – Тупая, – тяжело вздохнул я.

– Нет-нет, – торопливо стала оправдываться Ленка. – Просто я отвыкла и…

Я в упор смотрел на нее. «Отвыкла» – это слово прозвучало как «отвали со своими подкатами».

– И? – чуть более злобно, чем следовало, спросил я.

– Просто чувствую тут себя не в своей тарелке, – закончила она.

– Почему? – недоумевал я.

Но не успела она мне ответить, как в кухню забежала радостная Ксенька.

– Смотри, мама, – ткнула она Ленке телефон в лицо.

– Хало! – услышал я голос Андре.

– Хэлоу, – растерянно поздоровалась Ленка в ответ.

– Ви гейтс? – поинтересовался Андре.

– Андре, мама не говорит по-немецки, только по-английски, – поправила его Ксеня.

– О, пардон муа, мадам. Хау а ю? – перешел он с французского на английский.

– Файн, – растерялась Ленка окончательно.

– На улице дождь начался, кстати, – брякнула Ксеня, убирая телефон. – И когда ужин?

– Минут через пятнадцать! – крикнул я Ксене уже вдогонку, когда эта симулянтка скакала по лестнице. Но ответа так и не получил.

– Давай тогда здесь накрывать, – достал я тарелки.

Мы молча нарезали овощи для салата, не зная, о чем говорить. Минут через десять гнетущей тишины Ленка спросила:

– А сколько Андре языков знает?

– Четыре, наверное, у него папа американец, а мама – француженка. Она живет здесь. Так что немецкий. – Я загибал пальцы, задумавшись. – В школе еще испанский учил.

– Ого! – опешила Ленка. – А я только английский освоила… И то с трудом, – усмехнулась она.

– Ой, да втянешься. – Я сунул ей хлеб в руки. – А немецкий выучишь.

– Зачем? – вернул меня в реальность ее вопрос.

«Ну, выйдешь за меня замуж, останешься жить здесь, как мы и мечтали», – хотел брякнуть я, но вовремя осекся.

– Ну, – промямлил я минуту спустя. – Приезжать сюда. Ты же будешь? – неуверенно закончил я.

– Не знаю, – пожала она плечами. – Зачем?

Я стоял и смотрел на нее, как идиот, который не понимает, что его послали.

– Блин, Лен, – опустил я глаза. – Слушай… как все сложно-то…

– Давай тогда не будем, – оборвала меня Ленка на полуслове и отвернулась, пряча слезы.

Мне так хотелось схватить ее за плечи, встряхнуть с силой, сказать, что я люблю ее и все еще хочу, чтобы она была со мной, несмотря на все эти годы разлуки, но тут пропищал таймер.

– Рыба готова, – сдавленно выдала Ленка. – Пойду Ксеню позову… – Она вышла из кухни.

А я так и остался стоять с застывшими на губах словами. Что-то немного не клеился разговор у нас. С самого ее приезда, надо сказать. Я не понимал, почему она держит меня на дистанции, и не знал, как себя вести! То ли выдать всю правду как на духу, то ли не давить на нее и дать время освоиться, терзая себя надеждой.

– Ладно, – выдохнул я, отвлекаясь от своих мыслей, и пошел доставать рыбу. – Может, подобреет, когда поест?!

Ужин прошел в крайне напряженной обстановке. Даже несмотря на то, что Ксенька пыталась шутить, а я болтал всякую чепуху про Цюрих и архитектуру. Ленка рассеянно ковырялась в тарелке, почти ничего не поела, погрузившись в свои мысли.

– Мам! – окликнула ее Ксеня. Но Ленка не отреагировала.

Ксенька обняла меня сзади и, положив подбородок на плечо, прижалась щекой к щеке.

– Я иногда думаю, как бы было здорово, если б мы жили с тобой тут всегда, – едва слышно сказала она, но Ленка подняла глаза и посмотрела на нас. – Да ведь? – спросила она у матери. – Ты сама-то не жалеешь, что профукала свой шанс?

Лучше бы Ксеня молчала. Лицо Ленки вытянулось, и без того большие глаза стали огромными и наполнились слезами. Она начала судорожно вздыхать, но из-за внутренних рыданий просто мелко содрогалась.

– Я профукала? – выдала она, и из глаз покатились слезы. – По-твоему, это я его профукала? – Ленка уже даже не сдерживала рыданий.

– Лен… – Я хотел коснуться ее пальцев, но она резко отдернула руку.

– А ты никогда не интересовалась у своего супергеройского отца, как он меня бросил, когда я вернулась после Ильи? И даже не спросил, почему я пришла так поздно? – прошипела она.

Ксенька напряглась всем телом и вжалась в меня. Я тонул в чувстве вины. Точно таком же, когда узнал, что Илья изнасиловал ее. Я сжал челюсти, стараясь хоть немного сохранить рассудок, но злость накрывала с такой силой, что глаза застилала пелена. Я зажмурился, чтобы прийти в себя. Ленкины рыдания стали приглушенными, казалось, я вернулся в тот день много лет назад.

– А как он изменял мне с Викой? – продолжала Ленка.

– Я не трогал ее, ты же знаешь! – оправдывался я, резко открыв глаза. Передо мной поплыли белые «мухи» и разводы.

– Да неужели! – Ленкино лицо исказила гримаса злости.

– Черт, – выругался я и закрыл лицо руками.

– Мам, – прошептала Ксеня и отшатнулась от меня.

Я, конечно, понимал, что я не супергерой, но жестокая правда резанула до ощущения физической боли в груди. Чувство вины накатывало все сильнее, буквально сжирая изнутри. Если бы я не бросил ее, если бы не усомнился в ее верности, если бы не выпил тогда это месиво, которое подсунула мне Вика, если бы не показывал свою гордость, тогда Илья бы выпустил меня из КПЗ раньше… Я бы успел, и Ленка не сделала бы аборт. Если бы, если бы, если бы… Мысли крутились в голове с бешеной скоростью.

– Мам! – услышал я чуть ли не крик Ксени.

Ленка уже бежала вверх по лестнице, буквально захлебываясь рыданиями. Я рванул за своей красоткой, благо, она не знала, как закрыть дверь спальни на ключ.

– Ленка! – влетел я в комнату.

Она стояла у окна, закрыв лицо руками, и рыдала в голос. Честно говоря, мне тоже слезы застилали глаза, ведь я и не подозревал, что она все еще носила всю эту боль в себе. Мне казалось, я чувствую то же, что и она. Я повернул ее и крепко прижал к себе. Ленка пыталась вырываться, но я просто сцепил руки в замок, не давая ей даже пошевелиться.

– Прости меня, родная, – шептал я ей. – Я знаю, что виноват, Ленка. Прости.

Она перестала вырываться и просто рыдала.

– Солнышко мое. – Ласково погладил я ее по голове.

– Нет, это моя вина, моя, – захлебывалась она. – Я не должна была выгонять тебя тогда, ты же вернулся, вернулся, как и обещал.

От этих слов мне стало еще хуже. Никогда я не чувствовал себя таким виноватым, как сейчас, ведь она не знала правды, что я вернулся потом еще раз и… и струсил.

В комнату тихонько закралась Ксенька, глядя на нас перепуганными глазами.

– Пап, – прошептала она.

Я отрицательно помотал головой, прижимая к себе рыдающую Ленку, которая то и дело бормотала:

– Это моя вина.

– Прости, я не хотела, – тихонько проговорила Ксенька и тоже заплакала.

Черт, рыдающая Ленка, плачущая дочь… И все из-за того, что какой-то мудак сделал кучу неправильных поступков восемнадцать лет назад. Да зашибись! Хотелось в аду сгореть живьем, только не видеть всего этого. Я прикрыл глаза, пытаясь успокоиться хотя бы немного и не заорать от бессилия. Как же я ненавидел себя в тот момент!

Ксеня аккуратно вышла из комнаты. А я так и продолжал стоять, прижимая к себе Ленку, и стискивал зубы от собственного бессилия. Причинить столько боли женщине, которую так любил, и дочери… Ада для меня будет мало за все это!

Не знаю, сколько мы так простояли, но за окном стало смеркаться.

– Прости меня за эту истерику. – Ленка отошла от меня, когда немного успокоилась. И стыдливо отвела взгляд.

У меня ком подкатил к горлу: я не смог вымолвить и слова, но продолжал держать ее за руку – за кончики тонких холодных пальцев. Казалось, они были ледяные и синие от холода. Я поднес их к губам и стал дышать, но они все никак не согревались. Ленка сжала руку и отошла от меня.

– Родная… – Я сделал шаг ей навстречу.

Но она лишь покачала головой и судорожно всхлипнула.

– Можно я побуду одна? – посмотрела она на меня со слезами на глазах. – Пожалуйста.

Ошалевший, я стоял на месте.

– Мне нужно в душ, – прошептала Ленка. Она выглядела такой потерянной и несчастной, но настолько настойчивой, что я просто вышел из комнаты и закрыл за собой дверь. Раздался звук льющейся воды.

Проходя мимо комнаты Ксени, я услышал то, что, по сути, слышать не должен был: дочь тоже плакала. Я постучался, но, не дожидаясь ответа, открыл дверь и вошел. Ксеня сидела на кровати, уткнувшись лбом в колени, и тихонько поскуливала. Я сел рядом и прижал ее к себе. Дочка заползла ко мне на колени, как ребенок, обняла и уткнулась в шею.

– Солнышко мое, девочка моя маленькая, – гладил я ее по голове, стараясь успокоить.

– Я не хотела, – всхлипывала она. – Я не думала, что она так отреагирует, я не хотела, – подняла она на меня перепуганный взгляд.

– Зайка, – улыбнулся я через силу и поцеловал ее нос. – Ты ни в чем не виновата.

– Но почему она так плакала? – всхлипывала Ксеня.

– Так выходят боль и отчаяние, когда долго зажимаешь их в себе, – тяжело вздохнул я.

– Если б я не ляпнула… – снова разревелась Ксеня.

– Нет, доченька, твоей вины здесь нет.

– А чья есть тогда? – На меня смотрели два наивных глаза, ожидая, что я решу все и защищу ее от всего на свете.

– Моя, малышка, только моя. – Правда рухнула на меня с новой силой.

– Почему? – с беспокойством спросила дочь, надеясь, что я сниму с нее тяжелый груз боли и ответственности. И это меньшее, что я мог сделать для нее.

– Потому что когда мне было тридцать, я так хотел быть правым, так хотел доказать, что не силой решаются вопросы, что забыл о главном: моей любимой женщине нужны были поддержка и опора, защита, а не истерики и психи, – тяжело вздохнул я. – Меня не было рядом, когда я был ей так нужен. Когда появилась ты. Я просто струсил и ушел. – Правда была слишком жесткой, чтобы игнорировать ее. – Единственный, кто виноват, это я, малыш, – честно признался я.

– Но у тебя же было столько проблем, – пыталась оправдать меня Ксеня, утирая остановившиеся слезы.

– А у кого их не было, Ксеня? Это не повод отворачиваться от тех, кто дорог, – вздохнул я.

Ксеня успокоилась, сидя у меня на коленях, а на меня лишь сильнее накатывало чувство вины. Дочка устало зевнула.

– Ложись спать, солнышко. – Я поцеловал ее. – Завтра разберемся со всеми проблемами, и все будет хорошо, ладно?

– А получится? – с надеждой посмотрела на меня Ксенька.

– Обещаю! – тяжело выдохнул я и улыбнулся из последних сил.

Дочка крепко прижалась ко мне, а потом без сил рухнула на кровать. Я накрыл ее одеялом, поцеловал, погасил свет и вышел, тихо прикрыв за собой дверь. Во второй спальне не было слышно звуков воды. Я подошел к двери и прислушался – тишина. Не решаясь войти, поплелся вниз и налил себе коньяку из запасов Джастина. Что-то все шло сильно не так, как я думал. А что я думал? Да ничего, даже не успел, все навалилось, как снежный ком. Я отпил коньяка, который обдал все внутри горячей волной.

.

Получить полную версию книги можно по ссылке - Здесь


Предыдущая страница Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Страницы жизни: будь моей - Алёна Макеева


Комментарии к роману "Страницы жизни: будь моей - Алёна Макеева" отсутствуют


Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Партнеры