Виноградные грёзы. Книга 1 - Джулия Романтик - Пролог Читать онлайн любовный роман

В женской библиотеке Мир Женщины кроме возможности читать онлайн также можно скачать любовный роман - Виноградные грёзы. Книга 1 - Джулия Романтик бесплатно.

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Виноградные грёзы. Книга 1 - Джулия Романтик - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Виноградные грёзы. Книга 1 - Джулия Романтик - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Романтик Джулия

Виноградные грёзы. Книга 1

Читать онлайн

Аннотация к роману
«Виноградные грёзы. Книга 1» - Джулия Романтик

Ари гроздьями собирала грёзы. Она уехала в Америку за новой жизнью, надеясь, что солист любимой группы в своих песнях не врал и «найдет лекарство для сломленной девушки». Стивен превратил грёзы в терпкое вино. Фанатка стала его одержимостью, и он пожалел, что бросил ее ради карьеры. Сказка приобрела темные оттенки, а воздушный замок рассыпался. Что важнее – любовь или карьера? Какова цена секретов? И способен ли человек излечить душу другого своей любовью? «Хочется сказать, что книга о любви и диком взаимном притяжении между двумя людьми с непростыми жизненными обстоятельствами и со сложными характерами. Но по факту всё гораздо глубже. Эта книга о жизни во многих ее проявлениях: о взрослении; о саморазрушении; о мечтах; о доверии; о человеческих зависимостях; о силе характера и о подъеме с самого дна» – @nicky_bookaholic
Следующая страница

Пролог

Девочке с красными волосами и грустными глазами



Психика человека способна прятать глубокие раны, отголоски которых проявляются в том, что жизнь летит в кювет. Ари предстоит понять – прошлое не определяет ее настоящее, а из темноты всегда есть выход на свет.

Я не пропагандирую наркотики, напротив, показываю, как они разрушительны для человека, его здоровья и взаимоотношений с близкими.

Пролог

Жизнь продолжается,

И становится всё тяжелее,

Бабочка, попав под колесо, теряет крылья.

(с) Coldplay «Paradise»



Ари



Редкие прохожие ускоряют шаг, оказавшись на улице Гортензий в бедном квартале Лос-Анджелеса. Улицу так прозвали местные: сутенеры, проститутки, наркодилеры.

А я быстро привыкла к узким переулкам с тусклыми фонарями, привыкла слышать крики среди ночи, видеть пьяные драки. Труднее свыкнуться с новой жизнью. Думаю, вот-вот и пробьется эмоция. Но нет. Пустота. Изредка саднит внутри, от старых обид. Волшебством будет найти ключ от клетки, в которую себя заперла, и освободиться.

Вечерами я курила в окошко и вспоминала минуты, когда впервые оказалась там, где меня навсегда изменили. Напуганная, с опухшими от слез глазами. Терять нечего. В сердце подложили бомбу, нажали на кнопку, и оно разлетелось на тысячи кусков, когда Стивен сказал: «Так будет лучше». Расстаться. Эти слова до сих пор эхом звучат в голове и будят среди ночи.

Я призрак той девушки. Его девушки.



– Иногда, увидев кого-нибудь на расстоянии, начинаешь фантазировать. А увидев его рядом с собой, вдруг начинаешь жалеть обо всем. (с) Одержимость (2004)



Знакомый мужской голос, вдогонку женский смех. Я попыталась вспомнить слова Стивена: про любовь, доверие. Но перед глазами – только недавняя ссора. Смех четче, голоса громче. Я взялась за ручку, толкнула дверь. Тогда я подумала: лучше обмануться, чем испытать боль. Не стоило мне идти его искать, а продолжать верить, что он хороший. Порядочный. Красив не только внешне, но и душой. Способен полюбить меня.

Я стояла в дверях, глядела на них. Стивен и Синди. Музыкант и модель. Она тянула его за ворот рубашки. Он, улыбаясь, шел за ней. Пьян и обаятелен. Трогает ее, целует! Понимает, что делает, пошатывается, но продолжает раздевать блондинку. Не замечая меня, они достигли кровати. Стивен вжал девушку в простыни, рукой поправляя свои длинные, до середины щеки, волосы, будто он в рекламном ролике. Я зритель. Между парой страсть не обремененных отношениями людей.

Всхлип – удивительно-громкий. Думала, не смогу выдавить ни звука, а я скулю от бессилия. Наивная.

Стивен секунду фокусировал на мне взгляд, потом вскочил. Хотел привести в чувства: касался лица, шеи, запястья. Выглядел виновато, но спокойно. Мы оба ждали этого, верно? Я с опасением, он – с облегчением.

– Ари…

***

Она резко открыла глаза.

Три года, раз-два в месяц, ей снится тот же сон. Сначала чаще, и алкоголь был лучшим другом, даруя забвение. Сны – не реальность. Сны – воспоминания, которые не стоит помнить.

Ворочаясь, она прижимала к груди костлявые коленки. Ненавистное состояние полусна, когда не там и не здесь, когда пытаешься досмотреть, а перед глазами темнота. Злилась: тебе нечего делать в прошлом, забудь.

Сценарий сна повторяется, и она повторяет действия после: встает с кровати, подходит к зеркалу. Она была мила раньше: каштановые волосы до поясницы слегка кудрявились, теперь похожи на черную солому и едва достают до ребер, кожа стала желтовато-бледной; фигура никогда не отличалась пышными формами, но к восемнадцати обрисовывались песочные часы. Ныне от женственности мало что осталось, даже округлые бедра – кожа да кости; вместо сияющих карих глаз темные, словно бездна, глазницы; ломано кривит губы в ухмылке – когда-то широко улыбалась.

Милая, кто сделал это с тобой? Мужчина из сна? Никогда не забыть ни его имени, ни его лица. Искры между вами. Ты ворвалась в его мир, заряжая светом. Ему – музыканту, человеку из шоу-бизнеса – не хватало искренности. Он влюбился в твою наивность, любовь к нему. А любовь, несмотря ни на что, была настоящей.

Если не он, то кто? Они все виноваты? Или сама постаралась? Глупо винить кого-то, сердце переполнилось любовью, болью – и перестало чувствовать. Остались только сны.

Она долго разглядывала себя, будто подросток, высматривающий в зеркале недостатки. Только у подростков они часто надуманные, она же знает – выглядит отвратительно. Но кого это волнует – девушка-вещь.

Уставшая от собственного отражения, вернулась в постель. Сырое белье и тонкий пододеяльник вместо свежих простыней и теплого одеяла. Поджала ноги, закрыла веки. На губах улыбка. Она давно не обращает внимания на потрескавшиеся губы; забывает холод, голод, страх. Инстинкт самосохранения потерялся по пути в новую жизнь.

Она знает: сегодня «тот самый сон». Невероятно, когда-то она была счастлива.

Она

1.1

Она сказала, что ее отец был алкоголиком, а ее мать – животным.

Теперь она живет как скиталица.

(с) Hurts «Rolling Stоnе»



Аэропорт в Сан-Диего, штат Калифорния. Часы на круглом циферблате показывали шесть вечера. Посреди зала темноволосая девушка с рюкзаком. Ее никто не встретил и у нее ничего нет, кроме пары долларов в кармане и личных вещей. Она хочет раствориться в энергии живого выступления. Желает доказать себе, что больше не боится. И эта девушка – я.

Моя семья не была бедной, моя жизнь не казалась ужасной. С виду. Нет никаких причин для побега и отказа от прекрасного будущего. Но я не собираюсь возвращаться в Москву. По крайней мере, я сделаю всё, чтобы не вернуться. Золотая клетка, отравленный рай. Называйте, как хотите.

Мне исполнилось восемнадцать. Я всегда мечтала уехать из дома: много переезжая с отцом-бизнесменом и матерью-домохозяйкой, я считала, что люди везде одинаковые, а в США прекрасный климат. Английский знаю отлично, загранпаспорт и виза есть.

Порывшись в ящике родителей, я нашла небольшую сумму: на билет в один конец хватило. Отец не отпустил бы меня, поэтому сборы проходили ночью под тусклым светом фонарика. День совершеннолетия окончательно всё изменил. Волшебная дата – 10.10.2010.

Два месяца назад я увидела клип новой музыкальной группы. Сначала не обратила внимания на песню и остальных участников. Зеленые глаза вокалиста – они стали моей путеводной звездой. Я влюбилась – типично для девушки-подростка. Вокалист пел: «Я смогу найти лекарство, стану противоядием для тебя, сломленная девушка», и я ему поверила. Вокалиста зовут Стивен Рэтбоун. Двадцать четыре года, брюнет, чарующий голос, обаятельная, чуть кривоватая улыбка (левый уголок всегда выше).

В день рождения я уз нала, что группа Стивена Grape Dreams дает заключительный концерт по калифорнийской части тура и берет перерыв перед туром по остальным штатам Америки. Ребята выпустили дебютный альбом и гремели с хитом «Сломленная девушка». Последний город – Сан-Диего. Я сидела за кухонным столом, ела торт и думала: пора мне вырваться на свободу. Либо я уезжаю завтра вечером, либо жду неопределенное время, когда вновь начнутся концерты. Осознала: мне восемнадцать, я могу увидеть Стивена. Хотя иногда кажется, я навязала себе чувства, чтобы сбежать из реальности. Придумала отдельный мир, наши отношения, его характер. Моя главная цель – начать новую жизнь. А концерт и встреча с мужчиной мечты – приятный бонус.

***

Люди покидали аэропорт, весело болтая и обнимаясь. С океана веяло прохладой, пахло солью и бензином. Поймав такси, я села в уютный салон.

– Вам куда? – спросил водитель.

Назвала бар. Мне повезло: подруга дала свою кредитку, и я смогла купить электронный билет на концерт. Сан-Диего не уступал старшему брату Лос-Анджелесу: сверкал, позволяя разглядеть высокие дома, кафе, бары и магазины. Такси остановилось у здания из белого кирпича, я заплатила и направилась к толпе.

– Чтобы я еще раз куда-нибудь пошла с тобой?! – орала в трубку девушка моего возраста. На ней футболка с логотипом Grape Dreams. – Больше не звони мне! А ты чего уставилась? – Она переключилась с телефонного разговора на меня. – Тебе Стивен нравится или Джерад?

От неожиданности я выпалила то, что беспокоило в первую очередь:

– Мне некуда идти после концерта.

Девушка смело шагнула из середины толпы. Когда она подошла ближе, я разглядела на ее бледном лице веснушки.

– А что тогда? Будешь после концерта их караулить, поедешь за автобусом, остановишься в той же гостинице? – Не понятно, чего в ее голосе больше: презрения или восхищения. – Я Эйприл. Официально заявляю: ты самый счастливый человек в городе, потому что моя пустоголовая подруга Меган выбрала вариант провести время с моим братом, а не пойти на концерт. – И Эйприл кинулась обниматься, будто мы дружили сто лет.

– Очень рада знакомству, – смущенно выдавила я. – Меня зовут Ари.

– Решим, что делать после концерта, не волнуйся. – Девушка махнула рукой. – Мне нужна компания. И, кстати, мои билеты намного лучше.

– Я отдам деньги, – заверила я, а Эйприл, завизжав, понеслась к входу – VIP-билеты оказались с ранним запуском.

Внутри бар выглядел уютно: мебель из дерева, стены выкрашены в белую краску и увешаны плакатами. Нас толпой оттеснило к краю сцены и Эйприл отправилась за напитками.

Спустя двадцать минут свет приглушили, раздались первые аккорды гитары, зал взорвался оглушительными визгами. Эйприл вернулась и, подскочив, чуть не пролила на мою рубашку содовую. Я огляделась: фанаток много и их внешность бьет по самооценке. Они кричали, дожидаясь Стивена и его коллег по группе – симпатичных гитаристов и барабанщика. Нервы у меня на пределе, я пыталась дышать глубже и грызла трубочку от коктейля.

Бар залился фиолетовым сиянием. На сцене Стивен поприветствовал зрителей. Его голос с южным акцентом и хрипотцой казался таким родным. Стив запел, перебирая струны гитары. Он великолепен. Недельная щетина только украшала его лицо, как и очки-обманки в роговой оправе. Стивен не переставал улыбаться, наслаждаясь выступлением, флиртуя с толпой, веселясь с гитаристами Джерадом и Логаном. Из-за барабанной установки выглядывали кудри Бена.

Логан, афроамериканец с ослепительной улыбкой, не особо интересовал фанаток по причине кольца на безымянном пальце, а Бен казался им слишком скромным. Джерад – второй любимчик в группе после фронтмена Стивена. Джерад носил репутацию плохого парня, ловеласа и циника, а его обаяние компенсировало малопривлекательную внешность: долговязый, с глазами цвета пожухлой травы, впалыми скулами и тонкими губами. Но от ухмылки гитариста даже у меня подгибались колени, хотя я не любила заносчивых соблазнителей и редко смотрела на кого-то, кроме Стивена Рэтбоуна.

Насладиться выступлением не получилось, мой первый концерт превратился в кошмар. Происходящее смахивало на драму, снятую больным режиссером: когда критики разнесут его артхаусное кино и попросят сходить к психиатру, тот без труда найдет у творца шизофрению. Меня не столько оглушала музыка, сколько те, кто пришел на концерт: ценители рок-музыки и новых исполнителей? Черта с два, истеричные девочки, они кричат и плачут, подпевают гнусавыми голосами и танцуют бешеные танцы. И я пытаюсь смотреть на него, слушать его голос.

Спаси меня, спаси…

– Я не понимаю, – сорвалось с губ.

Эйприл не посмотрела в мою сторону: безумие коснулось и ее. Девушки желают обладать. В их глазах, вперемешку с восторгом и надеждой, злость. Уверена, дай каждой нож – они перережут друг другу горло за один только шанс коснуться звезды. А что сделала бы я, если бы нож попал в мои руки? Наверное, перерезала горло себе.

Не думала, что всё так выйдет: получается, чувства к Стивену не настолько сильны, раз я хочу убежать и упустить шанс сфотографироваться с ним после концерта. Мне это не нужно, он для меня больше, чем картинка; мне бы попить с ним кофе из бумажных стаканчиков и поговорить по душам. Со Стивеном как с человеком, а не как с кумиром. Я не хочу обладать им, я стесняюсь думать об этом.

Выждав минут десять, пока сердцебиение немного успокоится, я покинула зал. Не важно, если я потеряю выгодное место – рядом со сценой! – нужно привести мысли в порядок, иначе я сойду с ума. Домашняя девочка не может справиться с приключениями.

***

Вторую половину выступления я смотрела из конца зала, а после в растерянных чувствах пробивалась к выходу. Там меня нашла Эйприл и сообщила, что в ее билеты входит автограф-сессия.

Я говорила со Стивеном. Вернее, сначала я впала в ступор. Затем состоялся бессмысленный разговор, вежливый и отработанный – я удивила Стивена Рэтбоуна только долгим молчанием и сильным из-за волнения акцентом. Стив флиртовал со мной, но, вероятно, он со всеми флиртует – часть работы. Он в жизни так же прекрасен, как и на фото. Спросил мое имя… чтобы расписаться конечно же. Потом улыбнулся, пошутил – и три минуты счастья истекли.

Могла бы пофлиртовать в ответ, оставить электронную почту, пригласить куда-нибудь. Я много мечтала и представляла эту встречу, но растерялась. Шанс упущен. Ничего не изменилось в моих чувствах, но иллюзии разбились о реальность и, отдышавшись на свежем воздухе, я осознала, что мечтать о популярном музыканте дома – проще, чем в Америке. Здесь я одна из, обычная девчонка. И должна трезво смотреть на вещи: Стивену Рэтбоуну плевать на меня. При всем желании мечтать дальше, надо думать, что предпринять, дабы не возвращаться домой.

Эйприл предложила первое время пожить у нее! Она чудо, выслушала мою историю: я осталась без семьи, нищая сиротка. Ложь, верно, но я готова ухватиться за любую возможность.

У меня нет денег даже на автобус до Лос-Анджелеса, куда вернется Стивен Рэтбоун завтра утром. Но я остаюсь, очарованная Америкой. Я свихнулась? Что ж, моему совершеннолетию несколько дней. Я могу делать глупости.

.

Получить полную версию книги можно по ссылке - Здесь


Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Виноградные грёзы. Книга 1 - Джулия Романтик


Комментарии к роману "Виноградные грёзы. Книга 1 - Джулия Романтик" отсутствуют


Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Партнеры