История болезни - Дарья Яскеляйнен - Старые и новые знакомые Читать онлайн любовный роман

В женской библиотеке Мир Женщины кроме возможности читать онлайн также можно скачать любовный роман - История болезни - Дарья Яскеляйнен бесплатно.

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

История болезни - Дарья Яскеляйнен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
История болезни - Дарья Яскеляйнен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Яскеляйнен Дарья

История болезни

Читать онлайн
Предыдущая страница Следующая страница

Старые и новые знакомые

Октябрь 2020. Псковская область, Россия



Жизнь в экопосёлке изменилась. С приходом первых осенних холодов стало ясно, что запасов продовольствия не хватает – год выдался неурожайным.

Ещё пару недель назад Руслан размахивал вилами, поддевая картофельные грозди и переворачивая урожай на поверхность земли, а Ясна, счастливо смеясь, распределяла картошку по вёдрам: крупную, отборную – на зиму, среднюю – на посев в следующем сезоне, мелкую и порченую – для скота. Алекс под любым поводом отлынивал от работы, бегая то в туалет, то за водичкой, то просто перекусить. Руслан ловко пересыпал наполненные вёдра в ходовые мешки, а потом по одному перетаскивал их в сарай, стараясь успеть до первых капель дождя. Во время работы Ясна поскользнулась, ей показалось, что между бороздами пробежала мышь. Девушка отпрыгнула, вылетев одной ногой из резиновой галоши, и упала прямо в мягкую землю, зарывшись лицом в тёплую ароматную гряду. Муж подбежал в испуге, что она ударилась или причинила вред малышу, а Ясна лишь беззвучно тряслась от смеха, представив, как неуклюже она размахивала руками при падении. Руслан поцеловал её в грязные щёки и рот, полный земли, а она всё смеялась, смеялась и никак не могла остановиться. Это было так заразительно, что муж тоже заулыбался.

– Ну дети малые! – с ложным ворчанием поддержал веселье Алекс. Он нахлобучил на голову пустое ведро и стал похож на тощего, подтаявшего снеговика.

– Дети, ведите себя прилично! – продекламировал он дурацким голосом, а Руслан подхватил жену на руки и понёс в баню мыться.

Он сдувал с неё пылинки в прямом и переносном смысле, а она, наоборот, чувствовала себя сильной как никогда, здоровой и способной на любые подвиги.

После бани и ритуальных почестей домовому отец вызвал Сашку сражаться на вениках, а Ясна накипятила воды и заварила вкусный чай с малиновым листом. Для Сашки открыла ледяной вишнёвый компот – он терпеть не мог горячего после парилки. Стемнело рано, загорелись уютные шарики-лампочки на гирлянде, зажглись свечи с ванилью и корицей, развернулись тёплые мягкие пледы, и до поздней ночи не смолкали на веранде дружный смех, перебор гитарных струн и удивительно чистый и нежный голос. Желание петь пришло к Ясне вместе с беременностью. Больше всего она любила длинные русские романсы, Алекс называл их «душераздирающими», но с удовольствием аккомпанировал маме. Всё это было словно вчера, а потом Руслан уехал.

Как он мог так с ней поступить?

Ясна сидела одна в сарае на маленькой скамеечке, широко расставив ноги, чтобы не давить на живот. Он увеличивался с каждым днём, а у девушки не было возможности купить новую одежду. «Скоро придётся одолжить штаны у мужа», – подумала она. «Или просто съездить в город и купить всё, что нужно», – прошептал внутренний голос, но Ясна от него отмахнулась. «Одна гнилая, ещё одна – так мы останемся без еды на зиму», – девушка решила сама разобраться с урожаем, хотя в погреб овощи понесут, конечно, Алекс с Пашкой. Хорошо, что они подружились, – у сына появилась компания. Парни почти одного возраста и сошлись на нелюбви к сельской жизни и работам на огороде. Алекс предпочитает искусство, Пашка – науку.

– Вот пусть побеседуют о высоком, складывая картоху в бурт, – у Ясны появилась привычка разговаривать вслух, словно малыш уже всё слышал и понимал. Он был прекрасным собеседником!

И что увлекательного месяц назад она нашла в компании картошки? Точно гормоны голову вскружили. Без него всё не так.

Как бы Ясна ни старалась отвлечься, мысли о муже не покидали её.

Руслан уехал неделю назад, просто поставив её перед фактом, как делал это раньше.

– Мне нужно уехать. «Уладить кое-какие дела», —сообщил он жене за ужином. – А ты не выезжай пока из посёлка, проследи, чтобы все работы по огороду были закончены, укрой растения, слей везде воду до первых заморозков. Я написал тебе список заданий.

– Очень интересно. А к врачу я как попаду? – подумав в первую очередь о ребёнке, спросила девушка.

– Пусть тебя отвезёт кто-то из братьев, сама за руль не садись и одна не выезжай. В крайнем случае возьми с собой сына. Я оставил пистолет и ружьё, надеюсь на Алекса. Тебе сейчас оружие в руки лучше не брать, испугаешь малыша, – Руслан, как всегда, был предельно прямолинеен.

– Разве есть какая-то необходимость уезжать сейчас, оставляя меня одну? – так же откровенно спросила Ясна.

– Дорогая, ты же знаешь, если я еду – я должен ехать. Надеюсь, справиться за пару месяцев.

– Я думала, речь идёт о паре дней! – взорвалась Ясна, покой, овладевший ей в последнее время, мгновенно улетучился. – Ты никому больше ничего не должен, пожалуйста, останься с нами!

Она никогда так не просила, боялась показать, что без него она может с чем-то не справиться. Но сейчас сердце подсказывало находиться поближе к мужчине.

И всё же он уехал.





***

Как-то вечером к Ясне пожаловал с новостями Паша, племянник Руслана. С тех пор как ему пришлось вернуться в дом к родителям, он замкнулся и к дяде больше без причины не заходил, хотя раньше частенько забегал проведать. Не мог простить, что дом, где он прожил три месяца как в своём, отдали чужакам – семье Артёма, которая присоединилась к поселенцам позже. Но к Алексу всё же забегал, хотя предпочитал встречаться с ним вне дома.

– Вечер добрый. Руслан ещё не приехал из города? – робко побеспокоил Пашка Ясну, вынырнув у крыльца откуда-то из тёмной глубины сада.

Девушка уже собиралась закрыть дверь на ночь, а тут он.

– Алекс дома, а Руслан нет, ещё не вернулся, – Ясна знала, что надо бы пригласить парня в дом, но её так мучил токсикоз, за день она уставала страшно. Скорее бы в кровать.

– А может, есть какая с ним связь? – поправил очки парень, настаивая на своём, что, в общем-то, было не в его духе.

– Случилось что? Давай-ка зайди, чаю выпей, – что-то в его поведении заставило Ясну забыть об усталости.

– Неудобно. Поздно уже, кто в гости ходит в такое время…

– А ну проходи, подумаем, как с Русланом связаться, – распорядилась Ясна, хотя успела подумать, что, кто его знает, где этого Руслана-ясна сокола носит.

Племянник не стал себя заставлять и прошёл в дом, к тёплой печке, в которой горел огонь, уютно освещая углы кухни.

– Топите уже? Мои ещё не начали, ждут заморозков, – чтобы заполнить неловкую паузу, начал Паша.

– Мы привыкли к прохладе, но я сейчас чувствительная к сквознякам, и пол холодный… Да ты не тяни, рассказывай!

– В общем, ходил я сегодня в деревню и узнал неприятную новость, – начал парень, но вдруг запнулся и замолчал, увидев в дверях Алекса. Паша приветливо помахал другу.

– А чего ты туда ходил, в деревню-то? – полюбопытствовала Ясна.

– Да я это… – Пашка вдруг замялся, – в магазин.

– И что сподвигло нашего домоседа отправиться в такое дальнее путешествие? – заинтересовался Алекс.

– Неважно. Конфет надо было купить. Так вот, я узнал, что в деревне завелась преступная группировка, она же банда. А главарь у них – Мишка Круглов, тот самый Алёнкин муж. И компания у него премерзкая, я только одного местного видел, Юру Хлебникова, нас чуть постарше.

– Прямо-таки и преступная, – задумалась Ясна, стараясь не показать паники, охватившей её только от одного упоминания имени заклятого врага. Но в этот момент почувствовала слабое колыхание под рёбрами – её волнение передалось и ребенку. – Это малыш! Он шевелится! Я чувствую! – она схватила руку Алекса, который стоял, опираясь на спинку стула матери, и прижала её к животу.

– Ничего нет, тебе показалось, – совсем не ласково сказал Алекс, то ли ревнуя, то ли не желая показать товарищу свои эмоции.

Разговор прервался, Ясна уже не могла думать ни о чём, кроме малыша. А потому пообещала Паше постараться связаться с мужем и проводила его домой.



***

Беременность лишила Ясну привычной самоорганизованности. Порой ей казалось, что даже в каком-то смысле отняла у неё рассудительность. Иначе она бы никогда не позвала свою маму в деревню.

Руслан предлагал написать Светлане Эдуардовне ещё раньше, сразу после неприятной истории с Мишей, но Ясна и думать об этом не хотела. На маму у неё была обида, живущая глубоко внутри. Когда Ясне было всего 10 лет, мать ушла к другому мужчине, оставив дочь жить с папой. Нет, она, конечно, спросила девочку, с кем та хочет жить. И Ясна ответила, не раздумывая: с папой и мамой. Тогда мать предложила ей нового отца, молодого студента Игоря, который недавно выпустился с театрального факультета, где Светлана Эдуардовна преподавал сценическое движение. Мама даже пообещала девочке кругосветное путешествие: Игорю светло перспективное будущее, да и сама Светлана ещё блистала на сцене. Ясна осталась с профессором. Она рассуждала просто и логично: раз у мамы есть Игорь, у папы должна остаться она, Ясна. Всё честно.

Профессор посадил дома драцену и беседовал с ней с утра до вечера, называя Светиком и советуясь по любым мелочам. Через несколько лет растение разрослось и стало занимать слишком много места в квартире и слишком много времени в разговорах отца. Ясна залила дерево марганцовкой, а после выбросила на помойку, изрезав предварительно на мелкие кусочки. Папа горевал, но нового Светика не завёл, привык. Ему хватало растений в лаборатории.

Узнав о своей беременности, девушка была так счастлива, что импульсивно поддалась сантиментам и написала матери.

Светлана гастролировала где-то в Астраханской области, после чего с удовольствием приехала к дочке и внуку.

Ясна заранее подготовилась, спрятала всё оружие, одежду, маскировки – всё, что могло насторожить маму и вызвать сомнения в том, что дочь живёт спокойно и счастливо в деревне, а не участвует в секретной операции по спасению членов семьи в новых условиях. Достаточно уже было того, что они жили под вымышленными именами, одно это вызывало у Светланы протест и возмущение. Маме не нужно было знать, что её ребёнок – натренированный боец, готовый ко всему. Благо с беременностью Ясна немного округлилась, стала ещё более женственной. Волосы отросли, походка приобрела плавность. Вот только спина – всегда прямая и чрезмерно напряжённая, словно натянутая тетива, выдавала внутренний несгибаемый стержень.

Девушка поехала встречать мать на вокзал в райцентр. Алекс вызвался составить ей компанию, оно и к лучшему – на обратном пути пусть он обсуждает с бабушкой её гастроли. Ясна терпеть не могла театр и никогда не ходила на постановки, хотя Светлана часто присылала ей билеты в первый ряд. Девушке претило то, что актёры притворяются, играют всё не по-настоящему: радуются, страдают, любят и теряют. То ли дело книги.



***

Мама Света приехала на скромном рейсовом автобусе, скрипучем и полном галдящих людей. Маршрут пролегал через садоводства и дачные участки. Круговорот пассажиров с тележками, нагруженными картошкой, свёклой и другими корнеплодами, авоськами, полными ароматных яблок, груш и грибов, не заканчивался до конца октября. Первые заморозки ещё не случились, так что дачники везли домой капусту, сельдерей и последние тепличные огурчики. А если у кого-то в ведре оказывался свежий хрен, весь автобус и пассажиры пропитывались резким терпким запахом.

Алекс выпрыгнул из машины, завидев издалека статную фигуру в старомодном наряде. Бабушка Света привлекала взгляды, где бы ей ни удалось оказаться. Она ничуть к этому не стремилась, почтения публики ей хватало и на сцене, но было невозможно не обратить внимание на её прямую спину, изящную строгую ракушку из волос и длинное старинное платье с широкими юбками в пол, совершенно неуместными в автобусе с грибниками и огородниками.

Светлана встала чуть в стороне от шумной толпы прибывших и начала искать глазами дочь. Когда к ней подошёл молодой симпатичный парень выше её ростом, она далеко не сразу узнала внука. Прошло три года с их последней встречи, и мальчик очень вырос и возмужал – на днях ему исполнялось 17.

– Робик, неужели это ты? – уточнила женщина.

– Привет, бабуля, – ответил парень, улыбаясь уголком рта

– Ой, мы же договаривались в прошлый раз, зови меня просто Света, пожалуйста! – театрально приложив ладонь к груди, быстро и тихо заговорила бабушка.

– А ты не зови меня Робиком, и всё будет ок! Я – Алекс. Ну хоть Сашкой, как батя. У меня от этого Робика-бобика мурашки, какая девочка на меня посмотрит с таким именем?

– Рано тебе ещё о девочках думать, – вмешалась Ясна, которая плавно подошла к разговаривающим.

– Отчего же рано? Это никогда не рано! Вот Ромео Монтекки было всего 16 лет.

– Ну, этого Шекспир не говорил. Хорошо, что парня не успели посадить за слишком ранние чувства. Здравствуй, мама. Мы уж не думали, что ты приедешь. Как там в Астрахани?

– Клара, ну ты же знаешь, что я всегда рада приехать.

– И оттого мы тебя три года не видели, – вслух сказала Ясна, а про себя подумала: «Хорошо, что Игорь сюда не приехал», – она знала: несмотря на разницу в возрасте, он очень любил жену и сильно её ревновал. Но театр Игорь любил намного больше, потому настаивал, чтобы Светлана бросила карьеру и превратилась в домохозяйку. Она попробовала, но больше года не продержалась. Муж витал в облаках, репетировал сцены, а она с завистью перемешивала суп и проговаривала внутри его монологи с куда большим профессионализмом. Игорь на сцене любовался собой, она же действительно играла. Поэтому, как только ей предложили роль – сразу согласилась. Результатом стала трёхлетняя разлука с дочерью и её семьёй. Но Ясна уже привыкла.

Мать настойчиво не принимала их перемены имён, а в посёлке не все знали тайну семьи, потому это могло стать проблемой, как минимум – неприятной неожиданностью.

– Мама, давай сразу договоримся, мы зовём друг друга Алекс, Ясна и Руслан. Пожалуйста, уважай эту необходимость, это важно.

– Ну, а будущего ребёнка как ты назовёшь? Дай ему сразу два имени, как это делали в старые времена. Кстати, а отчество? Какое у него отчество? Вот у тебя, Алекс, какое – Русланович или Георгиевич? А Алекс – это Александр или Алексей?

Ясна защитным жестом, ставшим уже привычным, прикрыла живот:

– Мама, оставь его в покое, пусть называется как хочет…

– Светлана, позвольте проводить вас в такси! – прервал мать Алекс и взял бабушку под локоть, подхватив свободной рукой сразу две её дорожные сумки.



***

Ясна опасалась, что мама может обнаружить их настоящие имена и историю семьи, но она принесла другую беду.

В домике Руслана было маловато места, на террасе было прохладно спать, и там устроился Алекс, уступив бабушке свою комнату. Уже вечером по приезде домой Светлана пожаловалась на усталость с дороги и отправилась рано на отдых. На следующий день Ясна позвала в гости Алёну, присутствие племянницы мужа помогло ей не оставаться с матерью наедине, а значит, не нужно было обсуждать неприятные темы. Женщины провели день за домашними делами и непринуждёнными беседами: Светлана охотно рассказывала о своих гастролях, коллегах, только про мужа почти не заикалась. А Алёна любила театр, много читала и мечтала когда-нибудь сыграть на сцене. Когда Миха пропал, она даже подумывала уехать в город из поселения, но Руслан попросил остаться, пока не уляжется напряжённая обстановка. Алёна не знала, в чём дело, но не ослушалась. Беременность Ясны переживала как свою, её даже тошнить стало от мясного и горького. Во всём помогала, девушки очень подружились. В этот день Светлана снова рано отпросилась в постель.

«Не я одна избегаю ситуаций, когда есть риск разговориться по душам!» – подумала Ясна, но тут с работы в буртах вернулся Алекс, и вечер пролетел незаметно.

Ночью у бабушки поднялась высокая температура, началась одышка. Промучившись до утра, не желая никого разбудить, женщина совсем выбилась из сил.

Ясна проснулась, как обычно, очень рано и тихонько начала порхать на кухне: захотелось на завтрак выпечки.

– Клара, доченька, – на пороге появилась бледная Светлана.

Алекс любил поспать подольше, поэтому Ясна совсем отвыкла, что кто-то просыпается рано. Она вздрогнула от неожиданности, но ещё больше её напугало полотенце, которое мать намотала на лицо.

– Что с тобой? – спросила девушка, понимая внутри, что откуда-то уже знает, но не хочет слышать ответ.

– Продуло, наверное, в пути. Нездоровится. У тебя марля есть? И аспирин.

– Я меня есть кое-что получше, сейчас принесу, – Ясна выдохнула на ходу и отправилась в сарай.

На дорожке она услышала хруст под ногой – вот и первые заморозки. Девушка поёжилась и поспешила вернуться с банкой малинового варенья, клюквой, что насобирали Алекс и Паша, и пластиковой маской-экраном на всё лицо.

– Вот, надень. Сейчас морс заварю, иди полежи. У нас и градусника нет. Да убери ты уже эту тряпку от лица, от неё никакого толку!

– Такую страшную притащила, словно у меня чума, – всплеснула руками бабушка и расстроено начала натягивать маску на лоб.

– Чума или нет, а мы с Алексом к Алёнке пойдём пока, ты тут на карантине побудешь.

– Нет уж, я вас из дома не выселю. Ты беременная, тебе тут удобнее. Сама к Алёне поеду, а как выздоровею – так вернусь, я домой не тороплюсь.

И как Ясна её ни уговаривала – Светлана не соглашалась.



***

Алёна без проблем согласилась принять гостью, тем более у неё было много места: Миха наделал к домику кучу тёплых пристроек, в которые можно было заходить, не встречаясь с другими обитателями. Дома изначально были у всех примерно одинаковые, но ему нравилось выделяться – всё старался казаться лучше других.

Порешили, что продукты Алекс будет оставлять снаружи, а Алёна несколько дней поухаживает за Светланой в карантине, дома посидит. К Васе позвали девочку-подростка Алису, она часто помогала в поселении с малышами.

Через четыре дня Светлана в маске и полотенце, неопрятно намотанным поверх, вышла на крыльцо и стала звать на помощь. Подоспел Паша, позвал мать, и та быстро добралась до домика Ясны.

– Алёнка совсем плоха, теряет сознание, звони доктору. Телефон только у вас в штабе есть, – пользоваться связью в экопоселении было коллективным решением запрещено.

Ясна запрыгнула в сапоги и побежала в штаб. Она полезла в сейф, нащупала телефон, но отбросила его в сторону. Девушка искала ампулы. Если это вирус – надо срочно дать противоядие. Так учил Руслан.

Коробка пропала. После того как девушка под риском смерти украла лекарство в собачьем вольере, муж перенёс коробку в сейф, и там она лежала вместе с оружием, деньгами и поддельными документами. Пусто. Неужели он снова спрятал ампулы на псарне? Ясна взяла телефон, поставила на зарядку и сказала Алексу, который как раз подоспел на помощь:

– Иди к собакам, проверь ящик, нам нужна ампула. Никаких вопросов, и чтоб никто не видел! – отдала она распоряжение.

Сын беспрекословно послушался. Он, в отличие от матери, обожал этих зверей и даже жил с ними в вольере, когда сбежал из дома. Животные платили ему преданной любовью.

– Ампул нет, пусто! – нервно объявил он матери через 10 минут.

– Значит, отец забрал с собой. «Больше им быть негде», —спокойно вслух сказала Ясна, чтобы не распространять панику. Но внутри её всё разрывалось от боли. Как он мог так с ними поступить? Куда поехал? Забрал шанс на спасение. А если бы это Алекс заболел? При этой мысли у Ясны волосы на теле встали дыбом.

Она начала звонить в скорую.

Состояние девушки было тяжёлым, её сразу госпитализировали. Светлана была ещё больна, но доктор успокоил, что жизни угрозы уже нет, кризисный момент миновал. Решили, что за женщиной присмотрит Алиса, Васюткина няня. Они с мальчиком были тут же, в другой части дома. Вирус не трогает детей, успокоил врач. И Алиса с Васей остались со Светланой.



***

На следующее утро Алекс, проснувшись, застал мать за столом. Она сидела, обняв себя за живот обеими руками, тихонько качалась и пела. Увидев Алекса, девушка бросилась ему на шею.

– Она была беременна! Понимаешь? А я её отправила маму сторожить! Мою маму! Чтобы не рисковать моим ребёнком. А она была беременна. Своего ребёночка нерождённого за моего отдала. Никогда себя не прощу! И его! И мать… Только горе может принести… – Ясна плакала, и Алекс вместе с ней, а потом они долго сидели обнявшись, не произнося ни слова.

И было что-то нестерпимо страшное в этой тишине.

– Васютку заберём? Хоть на день. Сходи за ним, пусть Алиса отдохнёт, – чуть позже попросила сына Ясна.

Она должна это пережить. В тот день, когда она увидела в бане синяки на теле у племянницы, узнала, что Миша изнасиловал жену. Значит, это не прошло без последствий, и Алёна ждала малыша, не догадываясь об этом. А теперь его нет, и это её, Ясны, грех. Как она будет смотреть в глаза Алёне? Руслану? Нет, он тоже виноват, он вообще бросил её одну во всём этом!

От тяжёлых мыслей девушку оторвал нежный голосок Васи – он разговаривал с Алексом. Ясна встряхнула головой, вытерла слёзы и вышла к детям с натянутой улыбкой на губах.

.

Получить полную версию книги можно по ссылке - Здесь


Предыдущая страница Следующая страница

Ваши комментарии
к роману История болезни - Дарья Яскеляйнен


Комментарии к роману "История болезни - Дарья Яскеляйнен" отсутствуют


Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Партнеры