Опасный обольститель - Софи Джордан - Глава 4 Читать онлайн любовный роман

В женской библиотеке Мир Женщины кроме возможности читать онлайн также можно скачать любовный роман - Опасный обольститель - Софи Джордан бесплатно.

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасный обольститель - Софи Джордан - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасный обольститель - Софи Джордан - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джордан Софи

Опасный обольститель

Читать онлайн
Предыдущая страница Следующая страница

Глава 4

Клара проснулась с тяжелой головой. В комнате было довольно темно. Кто-то зажег лампу на туалетном столике. Оторвав голову от подушки, Клара щурилась, пока ее глаза привыкали к полумраку.

В щель между шторами было видно, что уже стемнело, и Клара поняла, что проспала до самых сумерек. А усталость, казалось, все еще не отступила. Она совсем выбилась из сил. Клара со стоном потянулась. Последствия утомительного путешествия наконец настигли бедняжку, и ей казалось, что она могла бы проспать до самого утра. И всю следующую неделю. Элис ошибалась. Краткого сна оказалось недостаточно. Клара почти не чувствовала себя отдохнувшей.

– Просыпайтесь. Скоро ужин. Давайте-ка оденемся, миледи.

Это была та самая горничная, которая раньше помогала ей устраиваться в новой комнате. Клара недовольно застонала и почесала затылок; ее пальцы запутались во взлохмаченных волосах. Непросто будет привести эту гриву в порядок.

Мэриан, вероятно, спала в удобной кровати где-то по соседству, радуясь тому, что теперь наконец кто-то другой возьмет на себя заботу о прическе Клары.

Было странно ужинать порознь после того, как столько вечеров они провели вместе. Клара пригласила компаньонку поужинать с ними сегодня вечером, но та отказалась.

– Я собираюсь проспать до позднего утра, – заявила Мэриан. – И думаю, будет лучше, если ты проведешь вечер со своим братом, его женой и их гостями без меня.

Горничная вытащила Клару из постели. Сдерживая недовольство, та подчинилась и поднялась на ноги. Ей хотелось еще поспать, но и есть тоже хотелось. Живот заурчал, словно подтверждая это. Она была уверена, что ужин будет вкусным, как и обещала Элис. А после ужина, когда гости разъедутся, они с братом сядут и поговорят. Клара боялась этого разговора, но понимала, что он необходим.

Конечно, как только Маркус узнает правду, беспокойство исчезнет из его глаз – по крайней мере отчасти. Потому что реальная картина создаст новые проблемы.

Ее репутация, несомненно, испорчена. Просто не так, как он предполагал.

Ситуация была не такой, как думал Маркус. И не такой, как думали остальные. Но брат заслужил правду, и Клара не смогла бы долго скрывать ее от него, даже если бы захотела.

Она справится с этим сегодня вечером.

Служанка помогла ей облачиться в рубиновое платье с золотой окантовкой. Мама никогда не одевала ее в пастельных тонах, как наряжали многих других дебютанток. У матушки был похожий цвет волос и кожи, и она знала, что подойдет Кларе больше всего. Мама настаивала на том, что нужны смелые цвета, чтобы оттенить оливковый цвет лица.

После того как Клара оделась, горничная умело заплела ее волосы в косы и уложила в затейливую высокую прическу. Глядя на себя в зеркало, Клара чувствовала себя той самой, прежней лондонской аристократкой. Спускаясь по лестнице, чтобы присоединиться к семье за ужином, она ощущала себя увереннее в элегантном платье, с высоко уложенными волосами. Словно в надежных доспехах.

Она чувствовала, что готова. Готова ко всему. Даже к предстоящему откровенному разговору. Он будет неприятным и, скорее всего, вызовет гнев брата.

Маркус ведь предупреждал ее, что граф Ролланд – не лучшая партия.

Лакей открыл перед Кларой дверь в столовую.

– Прошу прощения за опоздание.

Ее взгляд скользнул по комнате; она увидела брата, Элис и… еще одного человека. Он медленно встал; его глаза расширились, когда взгляд остановился на ней.

Клара внезапно замерла и сглотнула.

О нет! Только не он! Она была готова ко всему, кроме этого.

– Вы! – выдохнула Клара.

Она никогда больше не должна была встретить этого человека. Руки Клары беспомощно сжимались и разжимались, словно ей нужно было ухватиться за что-нибудь. Чтобы устоять во время бури, внезапно разыгравшейся в ее мыслях.

А он что здесь делает? Он следил за ней? Это казалось слишком невероятным, в такое трудно поверить. Как Маркус позволил ему войти в свой дом?

Взгляд Клары скользнул по мужской фигуре. В сюртуке он выглядел немного лучше, хотя на нем по-прежнему был клетчатый килт. Широкая полоса из такой же ткани была обернута вокруг торса и перекинута через плечо, где крепилась с помощью богато украшенной застежки. Волосы были аккуратно уложены назад, словно он только что спрыгнул с продуваемой ветром скалы.

Наконец Клару осенило. Он и был гостем. Цитируя Элис… их другом.

Это было немыслимо, но совершенно очевидно. Ее брат водит дружбу с диким шотландцем, который разрушает постоялые дворы… из-за коровы!

– Да, – признал Мак-Ларен, кивнув. Его глаза больше не были широко открыты. – Это я.

Маркус и Элис недоуменно переводили взгляд с него на Клару.

– Так вы… встречались?

Клара кивнула; ее лицо будто окатило жаром.

– Да, по дороге сюда мы остановились, чтобы дать отдых лошадям. Этот человек…

Как это можно описать словами?

Участвовал в драке? Разгромил постоялый двор из-за кражи домашнего скота? Чуть не раздавил меня своей тяжестью и чересчур интимным жестом фривольно убирал волосы с моего лица?

– Я тоже был там, – произнес шотландец своим глубоким, вызывающим дрожь голосом.

И больше ничего. Ни слова о драке или о том, какой «неподобающей» была их встреча. Ничего о том, как их тела прижимались друг к другу.

И все равно. При воспоминании об этом лицо Клары вспыхнуло.

Однако Мак-Ларен выглядел совершенно равнодушным. На самом деле не было и намека на пикировку. Никакого упоминания о том, как они встретились, – ни в его словах, ни в поведении. Но в глазах, во взгляде светилось осознание. Он прекрасно помнил их перепалку. Уголок его рта пополз вверх. Он знал, что она тоже это помнит.

– Официально мы не были друг другу представлены, – произнесла Клара.

– Да, конечно. – Маркуса, казалось, вполне удовлетворило это объяснение. – Лэрд Мак-Ларен – наш ближайший сосед, Клара. Он стал настоящим другом мне и Элис.

Лэрд. Чтоб его! Значит, он вовсе не простой шотландец, устраивающий потасовки в местной таверне. Не местный задира, как ей показалось сначала, а человек с определенным положением в обществе. Теперь его высокомерие было объяснимо, хотя и по-прежнему непростительно. Довольно с нее грубиянов!

Клара тотчас ощутила неловкость; расстановка сил внезапно изменилась. По общему мнению, при ее нынешнем статусе собственные родственники могли выгнать Клару, и общество не осудило бы их за это.

Она больше не считалась персоной грата для приличных людей. Теперь она не была ему ровней, и этот факт больно полоснул по ее самолюбию. Это знание обожгло свежие раны в ее душе.

Нравится ей это или нет, но, учитывая ее испорченную репутацию, он был лучше ее.

Мак-Ларен был человеком с положением, привык к почтению. Он мог делать все, что хотел, – и ему все сходило с рук. Прямо как Ролланду. Образ взметнувшегося в воздух хлыста заставил Клару съежиться. Хлыст держала рука Ролланда, и орудовал он им с какой-то ликующей жестокостью. Клара постаралась затолкать эту картину вглубь памяти и снова посмотрела на шотландца, ее взгляд остановился на перстне с печаткой. При первой встрече она не заметила этого украшения. Возможно, в тот день Мак-Ларен не надевал его. Даже с того места, где стояла Клара, было видно, что на массивном перстне изображен какой-то герб. Герб клана Мак-Ларенов?

– Леди Клара.

Шотландец склонился над ее рукой. Клара старалась не дрожать, когда он сжимал ее пальчики в тонкой перчатке. Также она старалась не обращать внимания на то, что от него пахло ветром и кожей. Клара задержала дыхание. Нет, она не будет вдыхать его запах. И не позволит себе снова попасть под очарование мужчины.

Все еще затаив дыхание, она уставилась на склоненную голову человека, которого, как она думала, больше никогда не увидит.

Золотисто-каштановые волосы не мешало бы подстричь. Они рассыпались по воротнику, и Кларе до зуда в пальцах захотелось узнать, действительно ли они такие мягкие на ощупь, как кажется.

Плохая мысль. Плохая, плохая мысль!

Клара отдернула руку и вытерла кончики пальцев о платье, словно пытаясь избавиться от его прикосновения. Но ощущение не исчезло. Его невозможно ни стереть, ни смыть. От него не избавиться.

Мак-Ларен смотрел на нее; его глаза сузились, когда он заметил, как Клара вытерла руку о платье. Губы горца сжались. Он ничего не сказал, но она поняла, что Мак-Ларен обиделся. Хорошо. Пусть думает, что действует на нее отталкивающе. Может, тогда перестанет надувать щеки от гордости. Клара отметила эту особенность сразу же, как только его увидела. Кроме того, что Мак-Ларен был нелепо красив, он был еще и слишком самоуверен. Это стало совершенно очевидно, когда он приказал ей уйти прочь, будто надоедливой собачонке.

– Прошу к столу, – сказала Элис.

Все в неловкой тишине заняли свои места, устраиваясь поудобней. Во время первой перемены блюд Клара старалась не смотреть на Мак-Ларена. Задача оказалась сверхсложной, ведь она чувствовала, как пристально смотрит на нее гость. Вероятно, он испытал такой же шок, как и она, когда оказалось, что судьба снова столкнула их вместе.

Вскоре Маркус нарушил тишину, попытавшись завести приятный разговор. У него были годы практики – он, аристократ, вращался в высших кругах общества. Старший брат Клары был обаятелен и умел вести светскую беседу в самых непростых обстоятельствах.

– Это истинное удовольствие. – Маркус одарил Клару одной из улыбок, словно пытался убедить ее в истинности своих слов. – У нас здесь мало представителей светского общества, поэтому то, что ты и Мак-Ларен присоединились к нам, – огромная радость.

– В самом деле, – согласилась Элис. – Не то чтобы нам не нравилось общество друг друга, – ее рука легла на округлый бугорок живота. – Конечно, скоро нас станет больше. И мы с Маркусом уже не будем лишь вдвоем.

Муж подмигнул ей и поднял бокал для тоста.

– А теперь и наша любимая сестра с нами. Скоро у нас будет довольно веселая компания.

Маркус и Элис обменялись едва заметными улыбками, которые ясно говорили об искренней любви, соединявшей близких по духу супругов.

Клара узнала это чувство. Хоть оно и редко встречалось в столице, она ежедневно наблюдала такие же отношения между матушкой и отчимом. По глупости она думала, что так будет и у них с Ролландом. И хотя мама и Маркус нашли свою любовь, теперь Клара понимала, как нечасто это случается. Скорее, очень редко. Вот у нее, например, такого никогда не будет. Она часто заморгала, внезапно почувствовав жжение в глазах при воспоминании о том, что такая роскошь потеряна для нее навсегда.

Клара неуверенно улыбнулась, когда ее брат и невестка снова обменялись влюбленным взглядом. Она попыталась подавить приступ зависти. Зависть – отвратительное чувство. Клара знала об этом, но не думала о том, каково это – постоянно находиться в обществе двух влюбленных друг в друга людей. Каково это – наблюдать, как их семья с годами увеличивается, в то время как она сама остается на обочине. Сама она будет прежней. Ничего не изменится. С ней не произойдет ничего захватывающего.

Ну, разве что она будет становиться старше. Будет стареть, все больше приближаясь к концу жизни, в которой будет нечем похвастаться, нечем гордиться. Клара потянулась за бокалом и сделала большой глоток. От таких мрачных мыслей ей захотелось чего-нибудь покрепче шерри.

Ее недавно бросили, и ее репутация была безнадежно испорчена.

Разумеется, у нее мрачные размышления.

Она радовалась за брата. Искренне. Как же иначе? Когда много лет назад он уехал из Лондона, он был злым. Эгоистичным. А затем встретил Элис, и теперь его характер стал гораздо лучше.

И все же сейчас Клара сидела здесь, в его столовой, и груз на ее душе казался еще тяжелее на фоне его ничем не омраченного счастья.

Ощущение, что за ней наблюдают, заставило ее поднять голову. Она увидела, что Мак-Ларен внимательно изучает ее своими пронзительными глазами. Клара покраснела. Ужин казался ей бесконечным. Она старалась не ерзать на стуле. Голубые глаза лэрда смотрели на нее чересчур пытливо. Он не мог знать ее мыслей, но Клара чувствовала, что он способен заглянуть ей прямо в душу. Ощущение было неприятным. Ролланд никогда не смотрел на нее так внимательно и проницательно, как будто видел насквозь.

– Жаль, ваша бабушка не смогла к нам присоединиться, Мак-Ларен. Мы всегда рады ее обществу, – заметил Маркус, когда подали вторую перемену блюд.

– Из-за болей в костях ей уже нелегко ездить верхом или долго трястись в карете.

Даже разговаривая с Маркусом, шотландец по-прежнему смотрел на Клару. Он поднес бокал к губам и сделал глоток, посмев при этом подмигнуть ей своим голубым глазом.

О! Черт побери! Вспыхнув, Клара снова вперила взгляд в фазана и колбаски на своей тарелке и стала с остервенением их кромсать.

– Скажите мне, Мак-Ларен, – снова начал Маркус, вытирая рот салфеткой, но сначала посмотрел на сестру. Казалось, он заметил пристальные взгляды гостя. Маркус откинулся на спинку стула и лениво повертел бокал в руке. – Как там ваш призовой бык?

Ах! Опять этот бык. Очевидно, этот зверь был знаменитостью, раз даже ее брат о нем спрашивал. Клара с интересом следила за разговором, пережевывая кусочек тушеного пастернака.

– Его… увели. Временно.

Маркус откинулся на спинку стула и захохотал.

– Только не говорите мне, что кто-то из собратьев-шотландцев избавил вас от него!

Мак-Ларен нахмурился, и Клара обратила внимание, что даже это выражение ничуть не испортило его мужественную красоту. К сожалению.

– Просто на время позаимствовал.

– Позаимствовал? – Маркус покачал головой, продолжая смеяться. – Мы в Англии называем это кражей.

– Что ж, сейчас вы в Шотландии, – довольно грубо напомнил Мак-Ларен.

– В самом деле.

– Мой бык скоро будет дома, где ему и место.

Клара уловила в тоне шотландца воинственный настрой и не смогла сдержать короткий смешок. К сожалению, гость тотчас же снова устремил на нее взгляд.

Она, выгнув бровь, ответила на него и, не сдержавшись, произнесла:

– Да ладно вам, сэр. Вы же понимаете, что распушили перья из-за коровы?

– Я уже говорил вам. – Глаза Мак-Ларена вспыхнули. – Бык – это вам не корова.

Клара пожала плечами, как будто это не имело значения… зная, что ее жест рассердит его. По какой-то причине ей нравилось поддразнивать Мак-Ларена. Это по крайней мере отвлекало ее от мрачных мыслей.

Маркус с улыбкой покачал головой, жестом велел лакею налить еще вина и снова откинулся на спинку сиденья.

– Мне нравятся ваши визиты, Мак-Ларен, во время которых вы просвещаете меня насчет шотландских обычаев.

– Ну, кто-то же должен это делать, – с легким высокомерием ответил гость. – Как иначе вы сможете вырастить своих отпрысков настоящими горцами?

Клара фыркнула.

Это было очень самонадеянно с его стороны. Мак-Ларен разговаривал с герцогом Отенберри. Хоть ее брат и живет в Шотландии, он англичанин и англичанами будут его потомки. Несомненно, однажды он по праву займет место в палате лордов.

Глаза Мак-Ларена сузились, и он, слегка наклонив голову, опять окинул Клару внимательным взглядом.

– А вы долго собираетесь здесь пробыть, леди Клара?

В его тоне прозвучала легкая насмешка. По крайней мере, так ей показалось. Клара была уверена, что никто в комнате не заметил оттенков интонации, но она-то заметила.

– Клара будет жить с нами, – с готовностью сообщила гостю Элис. – И мы очень рады принимать ее у себя.

Потому что именно так и бывает, когда тебя изгоняют из прежней жизни.

Клара сделала еще один большой глоток шерри, стараясь не показать, что ее переезд сюда был не совсем добровольным.

– А! – Глаза Мак-Ларена все еще не отрывались от нее, но их выражение нельзя было прочесть. – Тогда она тоже захочет изучить наши обычаи.

– Я весьма наблюдательна. Уверена, что смогу узнать все, что нужно, в кратчайшие сроки, – заявила Клара, заглушая тихий перестук столовых приборов о тарелки.

Шотландец ухмыльнулся, окинув ее задумчивым взглядом, и она раздраженно стиснула зубы.

– Кое-что не так-то легко узнать, Клара.

Она вздрогнула от того, как запросто он к ней обратился. По какой-то причине это смущало ее, подразумевая некую фамильярность, которой между ними быть не должно. Клара не могла заставить себя взглянуть ни на Маркуса, ни на Элис, опасаясь увидеть их реакцию. Скорее всего, они не обратили на это внимания, поскольку привыкли к дурным манерам своего друга.

Сама же Клара была уверена, что Мак-Ларен имел в виду ее поведение в трактире, где он так насмешливо назвал ее дамочкой. Может быть, такой изнеженной и хрупкой дамочке, как вы, не следовало забираться так далеко в горы?

Им подали вкусно пахнущее ассорти из даров моря.

– Клара, у нас здесь только свежая рыба! – восторженно воскликнул брат.

Когда Элис и Маркус перешли к обсуждению достоинств мидий по сравнению с гребешками, Клара наклонилась в сторону и прошипела, обращаясь к Мак-Ларену:

– Как вы смеете обращаться ко мне столь бесцеремонно?!

– А почему это вас волнует? – Шотландец, безусловно, понял, что она имела в виду.

– Это неучтиво.

– Простите, я не обучен этикету. Чего можно ожидать от дикаря с гор?

Клара вздрогнула: ее собственные слова умело использовали против нее.

– В самом деле, – отрезала она и ткнула вилкой в кусок рыбы на тарелке.

Ее взгляд остановился на руках Мак-Ларена, ловко управлявшихся со столовыми приборами. Кисти у него были крупные. Запястья широкие, слегка поросшие волосами. У многих столичных джентльменов руки были ненамного больше, чем у нее самой. Когда они приглашали на танец, их протянутые кисти выглядели тонкими и хрупкими, будто птичьи лапки. Иногда Кларе казалось, что это она должна вести в танце.

Мощная ладонь Мак-Ларена могла покрыть огромное пространство… Клара внезапно вспомнила прикосновение его рук к ее телу. Жесткие мозолистые ладони на ее нежной коже…

Ее тело охватила странная дрожь, в животе все сжалось, мышцы напряглись. Клара потянулась дрожащими пальцами к бокалу шерри. Ей определенно нужно было выпить чего-нибудь покрепче.

Клара резко вдохнула. Будь неладно ее своенравное воображение! Досадно осознавать, что этот человек вызвал у нее столь бурную реакцию. Клара не чувствовала за собой права лелеять подобные мысли. О лэрде Мак-Ларене. Он слишком большой, слишком грубый, слишком дикий. Не то чтобы это было приемлемо, будь он иным. Она не имела права думать так о каком бы то ни было мужчине. Клара сделала над собой усилие, чтобы смотреть прямо перед собой, и мысленно пообещала, что больше ни разу не глянет ни на Мак-Ларена, ни на его красивые руки.

– Как только немного потеплеет, мы сможем покататься на лодке по заливу. – Это замечание Элис прозвучало неожиданно и потому напугало ее золовку.

У Клары перехватило дыхание; она повернулась и посмотрела на невестку, чувствуя себя так, будто ее поймали за каким-нибудь непристойным занятием. Сердце молоточком стучало в горле. Элис никак не могла прочесть ее мысли!

– Прекрасно, – пробормотала Клара.

Улыбка невестки была безмятежной, она не подозревала, что сестру Маркуса пронизала нервная дрожь, когда раскрыла панцирь краба и рассмеялась, уклоняясь от брызнувшего сока.

– Дельфины носятся прямо рядом с лодкой. Это так здорово!

Однако Мак-Ларен не взглянул в сторону хозяйки дома. Краб мог бы спрыгнуть с тарелки и вцепиться Элис в нос. Гостя это не заинтересовало бы. Ничуть. Его взгляд был прикован к Кларе. По какой-то причине в этот миг он казался особенно проницательным и сосредоточенным на ней. Клара поерзала на стуле.

– Звучит просто восхитительно, Элис, – ответила она, не зная, что еще можно сказать.

О, когда же этот вечер наконец закончится? Кларе очень хотелось вернуться в свою комнату и уткнуться лицом в подушку. Она думала, что, когда приедет сюда, ей не придется ни с кем встречаться. Мама сказала, что тут она будет в уединении. Вряд ли это похоже на уединение.

Очевидно, Клара была не единственной за столом, кто заметил пристальные взгляды шотландца. Маркус переводил взгляд с Мак-Ларена на нее и обратно; выражение его лица стало задумчивым, когда он провел пальцем по краю своего бокала.

– Мак-Ларен, – произнес Маркус и с интересом отметил про себя, что тот не отреагировал на его слова и не повернул головы. – Мак-Ларен?

– А? – Лэрд наконец повернулся к нему.

– Я спрашивал, не было ли у тебя в последнее время проблем с восточным соседом? С Бэннесси. В прошлый раз, когда мы с тобой беседовали, ты упомянул, что он увел у тебя повариху.

– Да. Бэннесси нельзя доверять. – Мак-Ларен пожал плечами, как будто это было вполне предсказуемым выводом. – Предполагается, что наши кланы враждуют. Я бы насторожился, если бы между нами не вспыхивали споры и раздоры.

Пришли лакеи, чтобы убрать последнюю перемену блюд. Ужин подходил к концу, по мнению Клары, недостаточно быстро.

Маркус обогнул стол и подошел к жене. Клара поднялась, и Мак-Ларен шагнул к ней, предлагая опереться о его руку. Она нахмурилась, уставившись на эту руку и понимая, что у нее нет другого выбора, кроме как согласиться. С недовольным вздохом Клара взяла гостя под руку, едва касаясь пальчиками рукава.

– Удивилась, увидев меня снова, малышка? – тихо спросил шотландец.

Малышка. Клара вскинулась. Такое обращение ее также не устраивало. Это было еще хуже, чем когда он назвал ее по имени. Наверное, он с каждой женщиной обращался так же фамильярно. Но она не простая женщина. Она – леди. Клара поморщилась от столь надменной мысли – особенно учитывая, что она больше не имела права на трепетное уважение.

– В самом деле, – согласилась она. – Я очень удивилась, снова увидев тебя, малыш. – Клара ухмыльнулась.

Уголок его рта пополз вверх.

– Меня уже много лет никто не называл малышом.

Учитывая его габариты, ее это отнюдь не удивляло.

– Ну, уверяю, меня никто никогда не называл малышкой.

– О, я уверен в этом, леди Клара. – Не было никаких сомнений в том, что он над ней издевается. Голубые глаза лэрда заблестели. – Для меня большая честь быть первым.

Клара резко повернула голову и уставилась на него, тяжело дыша, убежденная, что в его замечании скрывался намек. Весьма вульгарного содержания. И его губы, изогнутые в ехидной ухмылке, были ярким тому подтверждением. Каков мерзавец!

– Мы тут не разводим особых церемоний, так что вам придется забыть о надменных манерах, если хотите тут освоиться.

– Надменных? – Клара остановилась и оскорбленно уставилась на него.

Она не смогла бы сосчитать, сколько раз мама выговаривала ей, наказывая вести себя осмотрительнее, высокомернее, как Энид. Просто смешно. Мама гордилась бы тем, как она ведет себя по отношению к этому шотландцу. А у него еще хватает смелости ее критиковать!

– Вы меня совсем не знаете, лэрд Мак-Ларен.

Он повернулся к ней. Брат и Элис ушли далеко вперед. А Клара и гость замерли близко друг к другу. Не так близко, как тогда, на полу в гостинице, когда он придавил ее своим большим телом, но достаточно близко, чтобы она почувствовала его запах. Запах ветра и кожи дразнил ее обоняние.

– Верно, – кивнул шотландец.

– Мы чужие друг другу, – кивнула Клара в ответ.

И всегда будут чужими. Вопреки тому, что Клара сказала Элис, она никогда не подружится с этим мужчиной. Он вызывал в ней слишком сильные эмоции, и это исключало вероятность возникновения дружбы. Это было просто невозможно.

Они направились к гостиной. Элис уже устроилась на диване с вязаньем на коленях. Она улыбнулась Кларе и похлопала по сиденью рядом с собой.

– Мак-Ларен? – Маркус стоял на пороге. Он кивнул головой в направлении своего кабинета. – Хотите виски?

Шотландец устремил взгляд на Клару, прежде чем снова взглянуть на хозяина дома и кивнуть.

Облегченно вздохнув, она убрала руку с его рукава и вошла в гостиную, стремясь как можно быстрее избавиться от его общества. От его проницательного взгляда.

Скорее всего, Мак-Ларен проведет остаток вечера с ее братом: они будут заниматься тем, чем обычно и занимаются в кабинете мужчины, предоставленные сами себе.

Скоро она сможет извиниться и уйти к себе. А когда проснется завтра утром, гость уже уедет.

Тогда-то ее новая жизнь и начнется по-настоящему.

.

Получить полную версию книги можно по ссылке - Здесь


Предыдущая страница Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасный обольститель - Софи Джордан


Комментарии к роману "Опасный обольститель - Софи Джордан" отсутствуют


Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Партнеры