Юное сердце на Розе Ветров - Алевтина Сергеевна Чичерова - Приговор свыше Читать онлайн любовный роман

В женской библиотеке Мир Женщины кроме возможности читать онлайн также можно скачать любовный роман - Юное сердце на Розе Ветров - Алевтина Сергеевна Чичерова бесплатно.

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Юное сердце на Розе Ветров - Алевтина Сергеевна Чичерова - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Юное сердце на Розе Ветров - Алевтина Сергеевна Чичерова - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Чичерова Алевтина Сергеевна

Юное сердце на Розе Ветров

Читать онлайн
Предыдущая страница Следующая страница

Приговор свыше

Юичиро возвратился в класс первым. Проходя на свое место, он даже не оглянулся посмотреть, зашел ли следом Микаэль. После выволочки председателя школьного совета, которая сопровождалась наказанием, наиболее невыгодным для Юичиро, связанным с запретом тренировок и язвительных слов Шиндо, последнего хотелось видеть менее всего. О том, в каком мероприятии он будет задействован в будущем, он не думал в принципе. Это было не значительно, ни то какую роль ему отведут в этом мероприятии, ни то какое оно будет само по себе. В сравнении с запретом выходить на поле в течение трех недель все остальное было сущими мелочами.

– Юу, ну что? Что тебе будет? – Шинья и Глен сразу подошли к нему с расспросами. Что Амане мог им на это ответить. Вздохнув, он сначала извинился перед Гленом за причиненные неудобства, а после без радости поведал о том, что его отстраняют от тренировок на определенное время.

– Мда, ситуация, – задумчиво протянул Ичиносе, потирая подбородок. Лишиться лучшего игрока в такой ответственный момент самое неподходящее, что может произойти накануне игры с командой соседней школы.

– Извини, Глен, – мрачно повторил Юичиро.

– Да ничего, справимся как-нибудь. – улыбнулся Глен, однако ситуация его отнюдь не радовала и даже появилась идея попытаться переговорить с директором или с тем же Феридом, убедить их хотя бы сократить срок отстранения игрока. Честно говоря, он был удивлен этому решению, учитывая ситуацию, ведь их школа гналась за перспективой быть лучшей во всем, далеко не только в учебе, но также и в спорте, и в общественной жизни. Вероятно, произошла ошибка и президент попросту поторопился с вынесением окончательного приговора или же решил припугнуть Амане на будущее.

– Тем более, всегда можно тренироваться самому, – вступил в разговор Шинья. – Как по мне, это совсем не проблема.

– А как же отработка игры в команде? – Юу поглядел на парня, не совсем разбирающегося в тонкостях тренировок спортивных игр.

– А кто не дает вам пойти на любую площадку и там вдоволь погонять мяч? – усмехнулся Хиираги.

– Тоже верно, – улыбнулся Амане. Да, пускай Шинья и не вникал в детали некоторых отраслей, зато всегда мог дать четкие логические советы на любой манер. – Только…

– Шинья дело говорит, мы вполне можем устроить тренировку где-то во дворе, – улыбнулся Ичиносе, подбадривая приунывшего товарища по команде. – Кстати, ты говорил о каком-то мероприятии, в котором будешь участвовать.

– Да не знаю я, он ничего конкретно не сказал. Только и была речь о том, что меня куда-то определят, вот и все.

– Что же он там для тебя придумал? – протянул Хиираги, а потом поглядел куда-то за спину Юичиро. – А Мика что?

– Мика? – сдвинул брови Юу, а после обернулся. Все же Шиндо тоже вошел в аудиторию и теперь сидел за своей партой и совершенно не глядел в сторону друзей.

«Сволочь. Из-за тебя все это» – мысленно процедил Амане.

– Понятия не имею, что с ним, – с агрессией заявил он, наблюдая за недругом, вид которого был таким, словно ничего пару минут назад между ними не происходило. – Но, надеюсь, прилетело ему не меньше моего.

– Юу, – Ичиносе выглядел обеспокоенным.

– Черт бы тебя побрал, – прошипел Юичиро, не обращая внимания на друзей, а после, сожалеющий, что ему не удалось отплатить Микаэлю за свое унижение и за наказание, пошел к своей парте.

Начался урок, преподаватель объяснял новую тему, а Юу все думал о том, что произошло. Бросая злостные взгляды на Микаэля, он был просто вне себя. Ужасно хотелось придумать что-нибудь такое, что раз и навсегда отобьет у того желание подшучивать над Юичиро. Однако этому демону сопутствовала какая-то определенная необъяснимая удача, которую Юу подметил еще с младшей школы. Стоит только попытаться начать мстить Шиндо или задирать его, как обязательно кто-то появляется на горизонте и спасает его. Даже взять сегодняшний инцидент. Всплывает вопрос: "Почему президент появился в тот самый момент, когда именно Юу бросился с кулаками на Мику, а не скажем тогда, когда тот же Мика часом ранее выставлял это гнусное объявление?" И таких примеров можно привести еще множество, если хорошенько напрячь память.

Впечатление, будто сам Дьявол покровительствует ему, оберегая своего слугу, не чиня тому препятствий в сотворении козней.

Конечно, и сам демон, надо отдать ему должное, не так прост, а каждый раз специально затевает конфликты именно в тех местах, где предположительно может пройти кто-нибудь, исключая для самого себя возможность попасть под горячую руку и по чести ответить за свои гадкие поступки.

Под конец занятия Юу уже окончательно запутался в своих чувствах, в которых он то ли ненавидел и желал кровавой мести, то ли восхищался проницательным и изощренным умом давнего врага.

Противоречивые рассуждения прервал раздавшийся голос Синго за спиной. Юу откинулся на спинку стула, чтобы можно было лучше слышать чужие слова и чтобы его не одернул преподаватель.

– Юу, я слышал твой разговор с капитаном. Хреново получилось с тренировками.

– Не то слово, – иронично фыркнул Амане так, чтобы его ирония не достигла ушей учителя.

– Что больше всего раздражает, так это то, что ты пострадал зазря.

Ведь это он всему виной и один должен был отгребать, – Акутазава смерил Микаэля презрительным взглядом. – Совершить такое и остаться безнаказанным… Черт и где взялся председатель.

– Выходит ты тоже в курсе, – без удовольствия протянул Юичиро, которому бы больше хотелось, чтобы об этом инциденте знало, как можно меньше народу.



– Мы с парнями были неподалеку, – признался Синго. – Понимаю, почему ты не сдержался и кинулся на него. Такого оскорбления никто бы вот так просто не снес. Даже представить не могу, как ты его сейчас ненавидишь.

– Слушай, Синго, – Юу хотел было прервать его провокационные речи, затрагивающие его личные чувства, да только сдержался. Воспоминания о том, что говорили о нем Глен и Шинья, не жалуя его как человека, оказали сейчас слабое влияние на его психику. Учитывая, что он сам пылал жаждой поквитаться с Микой, настрой Синго и его компании был Юу куда ближе, нежели благочестивые намеренья Глена, предпочитающего соблюдать нейтралитет и придерживаться христианской догмы прощать обидчика. Некая симпатия овладела сердцем Амане, встретившего такого же недруга Шиндо, коим являлся он сам, хотя сам Юу не стал возводить напраслину, не имея доказательств. Он всегда предпочитал действовать открыто, а не исподтишка, как это низко делал Микаэль. Быть может, потому и проигрывал. Разумеется, поступать как Синго – распускать ненужные сплетни – он не собирался и сейчас, но и отталкивать от себя этого парня тоже не стал.

– Что? Я просто хотел спросить, ты ведь не оставишь это унижение просто так? – серьезно осведомился Акутазава.

– По-твоему я похож на тряпку, о которую будут вытирать ноги уроды, подобные ему, а я буду молча сносить оскорбления? – презрительно хмыкнул Амане, кивком указывая на Микаэля.

– Я об этом даже не думал. Ты не из таких, Юу, – усмехнулся Акутазава. – Я тут как раз подумывал над одним вариантом, с ним можно отлично отплатить ему за выходку, если интересно, расскажу.

– Да нет, Синго, спасибо, с ним я как-нибудь сам, – поблагодарил Юичиро.

– Тоже правильно, – одобрительно кивнул Акутазава. – Если тебе понадобится помощь, только скажи, мы с ребятами окажем тебе поддержку.

– Угу, – кивнул Юичиро. Синго отстранился, и до конца урока они больше не обмолвились ни словом, зато по окончании урока, Юичиро покинул класс в сопровождении компании Акутазавы. С самим же Синго Юу в этот момент что-то живо и со смехом обсуждал.

Шинья с Гленом только проводили их взглядами. Мика также обратил внимание на новое дружеское веяние в отношениях Юичиро с этой компанией, однако, не подав виду, ушел из класса во двор, где ему снова стал докучать своим обществом Нагашима.

– Что скажешь? – Ичиносе озабоченно поглядел на Шинью, когда они покинули класс.

– Ты о ситуации с тренировками или о том, что Юу ушел с Синго? – ответно осведомился тот. – Но как по мне в этом положении тебя больше беспокоит второй пункт.

– Сначала пересел, теперь ушел вместе с ними. Неужели он так и не понял, что я пытался до него донести?

– Мне кажется, он все прекрасно понял, да только ему побоку.

– Но почему? Он же не такой, как они. Зачем он идет у них на поводу? – с ноткой отчаяния выдохнул Глен.

– Им движет определенная сила, заставляющая его поступать таким образом.

– Что ты имеешь в виду? – взглянул на него Ичиносе.

– Ты не хуже меня понимаешь, о чем я говорю, так к чему тут эти глупые вопросы? – усмехнулся Хиираги.

– Он непозволительно сильно заинтересован в нем, это ты хочешь сказать? – Глен устремил взгляд на дорогу. – И сегодняшний случай только лишний раз доказал, насколько он очарован ним. До такой степени, что, чувствуя невозможность сближения, готов объединиться с таким, как Синго. – Он прикрыл глаза и с досадой выдохнул: – Черт!

– Как раз то, чего ты так не хотел все это время, – со вздохом заключил Хиираги. – Потерпев поражение, он не смог достойно его перенести и влип в самое болото нашей школы.

– Но может это несерьезно, он одумается и уйдет от них? – с надеждой произнес Ичиносе.

– Как говорят, коготок увяз – всей птичке пропасть, – развел руками Шинья.

– Да уж, – протянул Глен. – Но что важнее, так это его увлеченность. Она наиболее губительна. Юу же с него глаз не сводит, даже когда разъярен.

– Ага, он-то не замечал, но за его спиной вся школа наблюдала, когда он бегал за Микой, пока тот его не отшил, а потом шептались о том, что у любовничков затишье.

– Какие еще любовнички? – возмутился Ичиносе.

 – Они же все знают. Зачем трепятся о ерунде?!

– Знают, не знают, но это лишний повод зубы поскалить. А правда тут отходит на задний план, тебе ли не знать, – спокойно отозвался Хиираги.

– Идиотская ситуация, – раздражено бросил Глен. – Ну чем он его так зацепил?

– А то ты сам не знаешь, – хмыкнул Шинья. – Равно тем же, чем Мика зацепил тут добрую половину ребят. А может я ошибаюсь, и не только половину, – он прищурился на Глена.

– А что ты сам-то думаешь на этот счет? – сконфужено осведомился тот, пропуская мимо ушей нелепое замечание дуга.

– Не знаю, я далек от всего этого, никогда раньше не задумывался о своем отношении к нему, – медленно ответил Хиираги. – Хотя если поразмыслить, Мика и впрямь выглядит соблазнительным и характер у него такой, что поневоле заинтересуешься. Загадочная личность, загадочное прошлое, все, что касается него, окутано сплошной тайной. Не мудрено заинтересоваться всерьез, особенно если вспомнить его внешность.

– Шинья, ты чего? – с удивлением и даже неким страхом поглядел на него Ичиносе.

– Я просто говорю, что думаю и всё, – засмеялся он, видя озадаченное лицо друга. – Разве это плохо?

– Скорее наоборот, – усмехнулся Глен. «Всем бы такую непосредственность, как тебе».

– А по поводу Юу, – Шинья стал серьезным. – Знаешь, есть у меня одна мысль. Если еще не поздно, она должна сработать.

– Слушаю, – обратился в слух Глен. Миновав оживленный вестибюль, двое друзей вышли на залитую солнцем улицу.



После того, как работа в художественном клубе завершилась и Микаэль зашел в смежную комнатку одеться, в помещение буквально следом за ним вошел один из представителей клуба. Шиндо ничего не успевает сообразить, когда, взяв рубашку со стола, почувствовал, как его грубо разворачивают и укладывают на этот же стол, заваленный всяким барахлом. Прикосновения к телу чужих рук, неразборчивый лепет, а потом его губы бесцеремонно накрывают. Распахивая глаза, Микаэль чувствует, как сначала страх неожиданности, а потом негодование вмиг наполняют его душу.

– Идиот! – с криком, отталкивает он от себя Инуяши, подкравшегося со спины, да еще и позволившего себе такое обращение.

– Как же я ждал, и вот наконец-то ты весь мой. Ты мой, мой прекрасный цветок, – шепчет парень с вожделенным блеском в глазах, снова приникая к желанному телу юноши. – Не нужно сопротивляться.

– Что за чушь, отпусти меня сейчас же! – шипит Мика, пытаясь встать, но его хватают за плечи и снова насильно укладывают на стол и рот затыкают грязным поцелуем. В попытке освободиться, он извивается всем телом, при этом мозг лихорадочно соображает, как спастись от похотливого парня, в последнее время выказывающего жуткое нетерпение. Неужели их никто не слышит? Не может быть чтобы все разошлись. Или же…

Мику молниеносно пробивает разрядом паники от мысли, что все это подстроенная ловушка и за дверью, никто попросту не обращает внимания на то, что творится в этой треклятой подсобке.

– Нет! – вскрикивает Микаэль и тут же содрогается всем телом, когда ладонь Инуяши ложится на его член. – Отпусти… нгха… – сдавленно выдыхает он, когда рука, массирующая его орган, крепко сдавливает его.

– Ты так чувствителен, так изящен, ты просто идеал, мечта любого художника. Стань моей единственной и личной музой, – с жадностью припадая к белоснежной груди, горячо шепчет Инуяши.

– Нет, нет, – дрожа всем телом, Мика попутно шарит рукой по столу, в попытке отыскать хоть что-то и когда его рука нащупывает какой-то твердый и тяжелый предмет, он не думает ни секунды.

– Я сказал, отпусти! – в бешенстве выкрикивает Шиндо, ударяя Инуяши коробкой для хранения тюбиков красок и кистей и, вскакивая, садится на столе.

– Ты с ума сошел! Что ты вытворяешь, псих?! – получив увесистый удар деревянным ящиком, обитым кожей, выдыхает Инуяши, хватаясь за голову. Боль и грохот от высыпавшихся из коробки вещей немного возвращают трезвость рассудка старшекласснику.

– Это ты больной, раз позволяешь себе такое! Кто позволил тебе прикасаться ко мне?! – гневно проговаривает Мика и, хватая рубашку, кое-как набрасывает ее на себя, устремляясь к двери.

– Стой! – бросается к нему Инуяши, хватая со спины, не давая выскользнуть из помещения.

– Выпусти меня! – Мика хватается за ручку двери, хотя более чем уверен, что она заперта или же там его поджидают другие, но не попробовать сбежать он не имеет права. Если есть хоть малейший шанс на спасение и избежание контакта, им не стоит пренебрегать.

– Прекрати, черт тебя возьми, ты сам позвал! Заходя сюда, ты так посмотрел на меня, – пытаясь оттащить упирающегося Мику от двери, шипит ему на ухо парень. – А теперь на попятную, ну уж нет! Хватит изводить меня! Немедленно возвращайся обратно, пока я тебе глотку не заткнул!

От этих слов, Мика разъяряется еще больше и, резко разворачиваясь, ударяет парня по лицу так, что тот невольно отпускает его.

– Ты просто чокнутый, если решил, что я когда-нибудь стану звать тебя и еще более чокнутый, если решил, что испугаюсь и стану слушать! – И с этими словами, брошенными со злостью и насмешкой, он выбегает из подсобки, дверь которой все же оказывается незапертой. Снаружи его встречают только удивленные взгляды тех, кто услыхал внезапно поднявшийся шум и не заметил, как в отдельную комнату к Мике проскользнул Инуяши.

– Мика? Мика, ты куда? Что там произошло?

Но Шиндо бежит от этих вопросов, от этих людей, от этой комнаты. Все это уже настолько осточертело, что сказать нельзя. Сегодняшняя выходка Инуяши, лишила его последних сил, которые он и без того едва находил, дабы пребывать там, где на него устремлены эти похотливые взгляды восхищения, где почти каждый старается прикоснуться к нему, сделать замечание и все это прикрываясь таким святым понятием как искусство.

Последние капли терпения иссякли сегодня, Мика уже не сможет вернуться и продолжать в том же духе. Присутствие там в последние дни становилось совсем невыносимым. Если до этого парни хоть как-то держали себя в руках, то теперь вовсе позабыли о понятии достойного поведения. Поступок Инуяши это только первый звонок, то, к чему все шло с самого начала. Нет, надо убираться оттуда, пока не стало хуже. Хотя куда уж хуже, его чуть не изнасиловали в этой грязной подсобке.

Мика вылетел из класса художественной секции и сразу же чуть не налетел на Томоказу Наир, отчего-то дежурившего со своими друзьями около клуба.

– Вижу, вы всё на сегодня? – усмехнулся уголком рта парень, взирая на разгневанного Микаэля.

– Уйди с дороги, Наир, – прошипел Шиндо. Только столкновения с этим парнем и его дружками ему сейчас не хватало. И что они тут забыли? Уроки давным-давно окончены.

– Я не пытаюсь тебя задержать, – миролюбиво отозвался тот. – Я только хотел удостовериться, что с тобой ничего не случится.

– Что за бред ты несешь? – Мика направился по коридору. Думая, что на этом Томоказу отстанет, он глубоко заблуждался – тот последовал за ним.

– Эти наши художнички те еще лицемеры, – хмыкнул Наир, не отставая от блондина, но держась чуть позади. – Да и вообще, утренний инцидент с Юу.

– Уж кого-кого, а тебя это совсем не касается, – горячо бросил Микаэль, через плечо, направляясь к выходу из школы.

– Не стоит так грубо отвергать предлагаемую помощь, это, по меньшей мере, не вежливо, – спокойно проговорил Наир.

– Кто сказал, что мне нужна помощь, а тем более твоя? – презрительно фыркнул Микаэль, а в следующую секунду Наир ухватил его за руку и развернул к себе.

– Не дури, Мика, – серьезно проговорил он, глядя в гневное лицо Шиндо, – ты не хуже меня знаешь, в какой ситуации находишься. Что ты натворил и чем это может обернуться. Ты изначально ведешь опасные игры, а сейчас положение усугубилось. Разве то, что произошло только что, не является тому доказательством, – он кивком указал в сторону художественного клуба.

Мика вздрогнул. Откуда он узнал? Неужели следил за ним?

– Ты встрял в еще большие неприятности, пытаясь защититься от Синго, – продолжал говорить Томоказу. – И повздорив с Юичиро, нажил себе еще одного врага. Даже для тебя такое количество врагов – это многовато.

Прямо глядя в светлые глаза одноклассника, Микаэль криво усмехнулся. Он уже немного оправился после случая в подсобном кабинете, и к нему стало возвращаться прежнее состояние.

– И что же ты предлагаешь мне, Наир? Защиту в обмен на возможность самому приблизиться ко мне? – Дразнящая улыбка озарила его лицо. – А может мне больше по душе их компания? Зачем мне ты? Какой от тебя прок?

– Тогда почему сбежал, раз они тебе по душе? – изогнул бровь Наир, чувствуя, как неприятно задели его слова Мики, но он не подал виду.

– Это моё дело, как я поступаю, – хитро прищурился Микаэль, вызывая еще больше ранящих чувств в душе парня.

– Как знаешь, – махнул рукой Наир. – Но тебе следует быть осторожней. – После этого он прошел мимо одноклассника, а за ним поспешили и его друзья.

– Я всегда осторожен, – со смешком бросил ему Мика, провожая их взглядом. Когда они скрылись с глаз, Шиндо привалился к стене. Он понимал, что в словах Томоказу есть смысл и ситуация вокруг него выходит из-под контроля. Еще немного, и его припрут к стенке, и тут ни Кота, ни Леонард не окажут должной поддержки. Если Юу настолько разозлился, что решил принять сторону Синго, это может быть гораздо опасней, чем когда они действовали порознь.

– Что же делать? – коснувшись макушкой холодной стены и поглядев в потолок, прошептал Микаэль.



– На этом пока всё, господин директор, более подробно с ситуацией Вы можете ознакомиться здесь, – положив папку с бумагами на стол директора школы, проговорил Ферид.

– Как всегда безупречно, спасибо за работу, – одобрительно кивнул мужчина.

– Благодарю, – почтенно склонил голову президент, не утратив при этом ни капли достоинства.

– Но есть одна вещь, которая меня беспокоит, – директор скрестил пальцы в замок и пристально уставился на парня.

– Слушаю Вас, – серьезно взглянул на него Батори.

– Это касается твоего распоряжения отстранить Амане Юичиро от тренировок. Я убежден, ты вынес ему это наказание заслужено и справедливо, однако я бы не хотел, чтобы, вынося приговоры, ты забывал о самом главном. Не скажется ли это плачевно на результате? Все же он важная фигура, впрочем, что тебе это говорить, ты сам все знаешь. Я просто пытаюсь понять твой поступок.

– О, господин директор, я ни на секунду не позволил себе забыть о том, что такое честь нашей школы и как это важно не уронить её, – проговорил Ферид. – Однако я специально позволил себе принять это решение, потому как оно затрагивает непосредственно другой пункт, которому также уделяется значение не менее важное.

– Ты говоришь о…

– Вы правильно меня поняли, – кивнул Ферид. – Временное отстранение Юичиро, послужит ему только на пользу. Форму он не потеряет, так что на предстоящей игре не подведет команду.

– Примерно это я и объяснил их капитану.

– Ичиносе был у Вас? – переспросил президент школьного совета.

– Да, он также беспокоился о предстоящем матче и пришел уточнить, так ли это на самом деле, но я заверил его, что все учтено, – пояснил мужчина. – Только тот наш разговор был приватным, надеюсь, ты понимаешь к чему это?

– Я все понимаю, – проговорил Батори. – Что же касается моей деятельности, то всю ответственность я беру на себя.

– Иначе и быть не может, – фыркнул директор.

– Да, – согласился Батори и продолжил. – Но во время этого отстранения он поспособствует решению другой проблемы. По крайней мере, я на это надеюсь.

– Я полностью полагаюсь на твое мнение, потому как именно тебе было доверено это важное дело, – заключил директор. – Потому поступай, как считаешь нужным, но палку не перегибай.

– Ни в коем случае, – заверил его Ферид.

– Хорошо, а теперь другое. Что касается Шиндо. Сегодня он тоже был у тебя, как продвигаются дела?

– К сожалению, тут пока докладывать не о чем. Никаких изменений, разве что кроме… – Ферид замолчал.

– Продолжай.

– Нет, извините, я должен еще немного понаблюдать, и только когда смогу убедиться в достоверности выводов, доложу о результате, – молвил Батори. «Не нужно пока сообщать о прямой заинтересованности, лучше это скрыть. Планируемое мероприятие само расставит все точки по местам, и только тогда можно будет говорить с уверенностью».

– Твоя излишняя таинственность, порой убивает, – недовольно проговорил мужчина.



– Простите, директор, но так будет только лучше. Пока могу лишь сказать, что на предстоящее событие, в котором будут задействованы эти двое, у меня большие надежды.

– Еще раз повторю – тебе была доверена эта работа и только тебе решать, как ее выполнять, я полностью полагаюсь на тебя.

– Спасибо за доверие, – произнес Ферид, чувствуя, как тяжесть этого задания давит на него. И нет никакой возможности отказаться от неприятного ему дела.



На следующий день, классный руководитель Джуджо Мито в присутствии школьного председателя, сообщила своим ученикам о том, что их класс вместе с другими задействованы в школьной постановке. Никого не удивило это заявление, потому как подобные мероприятия осуществлялись и в прошлом году, и их организовывали ученики первых классов средней школы. Следовательно, их очередь была неминуема. Более всего учеников удивляло присутствие Ферида Батори во время объявления такой обычной вещи. Преподаватель хоть и говорила уверенно, но все же ощущала некую робость в присутствии этого ученика.

Темой всех спектаклей в этом году было избрано творчество Вильяма Шекспира и для их класса была отведена пьеса «Отелло».

– Почему именно «Отелло», давайте лучше «Ромео и Джульетту»? У нас даже актеры готовы! – крикнул кто-то из парней и сразу же поглядел на Юичиро и Микаэля.

– Актеры будут в любом случае, – строго проговорил Ферид, до этого спокойно стоявший в стороне. Теперь же он вышел вперед. – Простите, – бросил он преподавателю. – Вы позволите?

– Да, конечно.

– Что касается утвержденных и закрепленных за классами тем – они обсуждению не подлежат, – оглядывая властным взором класс, строго заявил президент. – На ваше усмотрение остается только распределение ролей. Но и тут я вынужден внести поправку, позволив себе самолично отобрать учеников на главные роли в постановке. Не только на мой взгляд, но и на взгляд директора – это идеальные кандидатуры.

Класс внимал речам школьного идола, не смея перебить. Только один ученик вел себя совершенно не заинтересованно, позволяя себе скучать. Микаэлю и в голову не могло прийти, что буквально через пару минут прозвучит его имя, потому он просто ожидал завершения трепа президента над делом, не стоящим такого чрезмерного внимания.

– Микаэль Шиндо, Юичиро Амане, Синго Акутазава, вам достаются три основные роли в нашем спектакле, соответственно – Дездемона, Отелло и Яго, – с неким торжеством объявил Ферид.

– Что? – Мика и Юу буквально одновременно выдохнули эти восклицания, при том, если первый это сделал с возмущением, то второй скорее с удивлением.

– Почему это я должен играть Дездемону?! – возмутился Микаэль, прожигая Ферида ненавидящим взором.

– Хах, все правильно.

– Кому как не ему девиц изображать.

– И так как девчонка.

– Президент просто гений, знает толк в распределении ролей, ха-ха.

– Да, вот это ирония.

По классу прошелся глумливый смех, в то время как Шиндо был оскорблен до глубины души и никак не хотел с этим примириться.

– Я отказываюсь! – выпалил он, вскакивая с места.

– Извините, но отказы не принимаются. К тому же, – Ферид прямо взглянул на недовольного юношу, – избирая Вас на эту роль, мы можем сэкономить на парике и макияже.

– Ага, не говоря уже о том, что лучшего образа девчонки, у нас в школе не найти, – донесся до Мики чужой смешок, прошедшийся еще одним ударом ножа по сердцу. К нему и без того относятся как к девице, а еще с такой унизительной ролью, это и вовсе невыносимо. Кроме того, в роли возлюбленного выступает Юичиро, а в роли главного врага – Синго… Нет, Батори точно знал, какое наказание будет для него наихудшим. Это подобно смерти.

– В соседнем классе, к примеру, избранный на роль Джульетты – Леонард Коэн – совершенно спокойно отнесся к поставленной задаче, отчего же Вы проявляете недовольство, м? – безмятежно продолжал свою речь председатель. – Или Вас что-то смущает?

Мика заскрежетал зубами, улавливая эту издевку.

– Совершенно ничего, – грубо бросил он.

– В таком случае сядьте и не устраивайте сцен, Вы пока не играете, не стоит так фанатично входить в роль, – с холодком проговорил Батори. – Надеюсь, больше недовольств по поводу ролей ни у кого не возникает?

Юу был бы и рад высказаться, попытаться воспротивиться и решительно отказаться, да только безрезультатное возмущение Шиндо дало ему понять о невозможности отказа. К тому же, судя по всему это и было то самое наказание, о котором вчера упоминал Ферид, так что торг тем более не уместен.

Юу взглянул в сторону Мики. Все бы нечего, если бы только не довелось играть с ним, можно было бы закрыть глаза на зубрежку текста и кривляние перед публикой.

«Вот же черт»

Из всей троицы, пожалуй, только Синго равнодушно отнесся к известию, если не считать, что разучивать роль ему было в тягость. Однако ничего сверх этого его не угнетало, чего нельзя было сказать о двух врагах, коим предстояло сыграть любящую пару, состоящую из жуткого ревнивца и его несчастной жертвы.

– Хорошо, – не встретив вопросов и возмущений, Ферид обернулся к классному руководителю – Госпожа Джуджо, мне кажется, стоит посадить нашу влюбленную пару поближе, чтобы, так сказать, они получше притерлись друг к другу и смогли убедительно сыграть, – задумчиво проговорил юноша так, чтобы его могла слышать только женщина.

– Замечательная мысль, я сама подумала об этом.

– В таком случае не откладывайте. Желаю удачи с учениками, – сказал Ферид, после чего покинул класс.

Потрясение и неприятие всего этого было настолько велико, что, как только прозвенел звонок, Мика выскочил из аудитории. Амане пересадили обратно, и терпеть его присутствие еще дольше Шиндо уже физически не мог.

Юу пребывал в том же отвратном положении. Снова вернуться на это место (хотя этот пункт отчего-то вызывал в душе двойное чувство), да еще и играть с ним в одном спектакле ведущие роли. Самоубийство не иначе.

– Вот ведь повезло, – услыхал он над собой голос Акутазавы.

– Не говори, бесит, – забрасывая в сумку вещи, проворчал Амане. – Мало того, что из-за него тренировки накрылись, так теперь еще в этот цирк впутался.

– Зато выдастся отличный шанс отыграться. Он тебя оскорбил, а ты его за это придушишь, – злорадно хмыкнул Синго.

– Пожалуй, единственное, что доставляет наслаждение, – усмехнулся в свою очередь Амане и впрямь ощущая некоторое облегчение от открывшейся перспективы, не только официально попытаться придушить Шиндо, но и вдоволь потешиться над его женским образом.

– Не дрейфь, как твой соратник по жизни, а теперь еще и по сцене, я буду с тобой и сообщу обо всех провинностях этой шалавы, – посмеиваясь, хлопнул Юу по плечу Синго.

– Рассчитываю на тебя, – улыбнулся Юу. – Только давай полегче в выражениях.

– Без проблем, – кивнул Акутазава и криво улыбнулся. – К тому же, я уверен это будет довольно весело, с такой-то Дездемоной.

.

Получить полную версию книги можно по ссылке - Здесь


Предыдущая страница Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Юное сердце на Розе Ветров - Алевтина Сергеевна Чичерова


Комментарии к роману "Юное сердце на Розе Ветров - Алевтина Сергеевна Чичерова" отсутствуют


Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Партнеры