Юное сердце на Розе Ветров - Алевтина Сергеевна Чичерова - Демонический шепот Предательства Читать онлайн любовный роман

В женской библиотеке Мир Женщины кроме возможности читать онлайн также можно скачать любовный роман - Юное сердце на Розе Ветров - Алевтина Сергеевна Чичерова бесплатно.

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Юное сердце на Розе Ветров - Алевтина Сергеевна Чичерова - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Юное сердце на Розе Ветров - Алевтина Сергеевна Чичерова - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Чичерова Алевтина Сергеевна

Юное сердце на Розе Ветров

Читать онлайн
Предыдущая страница Следующая страница

Демонический шепот Предательства

– Ты уходишь? – удивляется Эрика, когда сын вдруг сообщает, что его ждут и он должен торопиться. Он уже полностью готов к выходу и то и дело поглядывает на часы. Он взволнован, может даже встревожен, однако это не омрачающие чувства. Он буквально светится изнутри и будто бы с трепетом ожидает чего-то.

– Мы договорились с друзьями встретиться в торговом центре, – оживленно говорит Юичиро, выходя из кухни, заодно проверяя карман, убеждаясь, не забыл ли он деньги. – Я буду вечером. Пока.

– А, хорошо, – с легким недоумением кивает мать. – Будь осторожен.

– Ага, – слышит она голос Юичиро из прихожей, а после до слуха доносится приглушенный стук двери, свидетельствующий, что она осталась в доме одна.

– Друзья ждут, говоришь? – легкая улыбка появляется на губах женщины, когда она сквозь окно глядит, как покидает дом ее увлеченный сын. Немного грустно от того, что он ушел в выходной день, но, тем не менее, она рада этому, ибо отныне у нее нет сомнений, что у её сына появилась подружка, на свидание к которой он так торопится и так старательно собирается с самого утра. Теперь становится понятно из-за чего он так рассеян, из-за чего забыл предупредить ее о том, что уйдет. Приятно осознавать, что проблема, терзающая сына ранее, наконец-таки решилась и теперь он наслаждается своей первой в жизни любовью. Мать может только надеяться, что это чувство будет ответным и не принесет ее ребенку боли разочарования, что так часто случается в таком юном возрасте, полном тревог, огорчений и неопределенностей.



В самом деле, Юу стоило только открыть глаза и встать с постели, как начались сборы. Он был так взволнован, собираясь на первое в своей жизни свидание, что все время боялся что-нибудь забыть сделать, и так обрадован, что ни одна другая мысль не появлялась в голове, кроме воспоминания о том, что предложил Шиноа погулять вдвоем, а она, к его удивлению, со сдержанной радостью приняла его приглашение. С момента знакомства в кафе и последующего похода вдвоем к дому девушки, они практически не виделись, и, когда удалось все же ненадолго встретиться после занятий, Юу предложил ей в выходные сходить куда-нибудь вместе.

Он был полностью во власти чарующего светлого чувства, которым хотелось жить, которым хотелось наслаждаться вновь и вновь. И кажется только пребывание рядом с ней приносило в его душу то незабываемое ощущение, когда все тревоги и хлопоты забываются, превращаясь в ничто и даже нападки злейшего врага становятся не такими болезненными как некогда. То время пока он не с ней, он все равно продолжает думать о маленькой, хрупкой девушке. Ее образ словно преследует его повсюду, заслоняя от ежедневных неурядиц и провокаций со стороны.

– Почему ты так смотришь? – Шиноа чуть склоняет голову набок, с улыбкой глядя на парня, в чьем взгляде сквозят мечтательные нотки.

– Ничего, – качает головой Юичиро. – Пойдем? – растягивая губы в полуулыбке и, беря ее за руку, говорит он, увлекая за собой.



Шиндо останавливается на лестнице и оттуда наблюдает за отцом, который, прохаживаясь взад вперед по комнате, говорит с кем-то по телефону.

– Да, непременно буду.

«Ну вот опять», – закатывает глаза к потолку Мика, понимая, что даже в субботний день отец намерен оставить его одного.

Сбрасывая вызов, мужчина некоторое время глядит на дисплей, размышляя, а после, бросая взор на лестницу, замечает не спускающего с него напряженного взгляда сына.

– Мика, не заметил, когда ты вышел, – усмехается Натан.

– Еще бы, – негромко фыркает юноша.

– Мне придется на несколько часов отлучиться.

– Я уже понял, – хмуро отвечает мальчик, спускаясь на первый этаж.

– Не нужно делать такое лицо. Это важно, – строго говорит отец, видя, что его слова сказались негативно на сыне.

– Да кто же спорит, – пожимает плечами Мика, отводя обиженный взгляд от родителя.

– Чем дуться, лучше скажи, ты подумал по поводу спектакля? – вспоминая о былой теме выступления, осведомляется старший Шиндо. – Все еще не хочешь видеть меня там?

Микаэль опускает глаза и напряженно молчит.

– Полагаю, это ответ «нет». Что же, мне искренне жаль, – со вздохом произносит Натан. – Не скучай, – взлохматив волосы Мики, он покидает дом.

Касаясь рукой взъерошенных волос, Микаэль с грустью смотрит на закрывшуюся дверь.

Не столько уход отца причиняет ему неудобство, ведь к этому он привык, сколько изменившееся в последнее время поведение Юичиро. Он совершенно запутался и не может найти ни одного довода, объясняющего, почему Юу перестал обращать на него внимание. Впрочем, так Мике стало спокойней; если его главный враг оставил его и не думает о мести, можно вернуться к прежней, относительно уравновешенной жизни, которая была до его появления, и не ломать себе голову, что за пакость замыслил этот тип. Хотя, если он избрал тактику игнорирования и как раз она является его ответным ходом, то похоже ему удалось выбить Шиндо из привычного состояния. Ибо он уже который день терзается в догадках, почему вдруг Юу потерял к нему враждебный интерес без какого-либо на то повода. Неужели в его жизни появилось то, что заставило его забыть об их вражде? Но ведь он сам так страстно ее желал, сам дал Мике понять, что намерен продолжать даже спустя годы, а теперь вот так просто забросил всё? Нет. Такого не может быть. Если бы он мог так просто забыть о вражде, это случилось бы много раньше и, когда они встретились здесь в школе, он бы проигнорировал его с самого начала. Не было бы всего того, что было, если бы сам Юу остыл.

«Какая же ты сволочь, Юу, смеешь игнорировать меня, делать вид, что тебе нет ни до чего дела. Я ненавижу тебя за твое пренебрежение ко мне», – шагая по улице и рассеянно глядя себе под ноги, думает Микаэль. Позади него идет привычная компания друзей, которая, несмотря на свою наглую выходку с игрой, где Мика был призом победителю, все же не была отвергнута.

– Мы уже битый час слоняемся по улице, давайте зайдем куда-нибудь? – говорит Нагашима, присматривая подходящее местечко на шумной улице центра. – Мика? – поравнявшись с парнем, позвал Кота. Однако погруженный в собственные мысли Микаэль продолжается хмурить брови и не отвечать на вопросы.

– Ты чего, до сих пор не отошел? Мы ж вроде пришли к соглашению, я принес тебе извинения, что еще нужно? – усмехнулся Нагашима, опустив на плечо парня руку, которую тот немедленно сбросил с себя.

– Не трогай меня!

– Да хватит тебе уже, – хмыкнул спортсмен, снова властно приворачивая Мику к себе. – О, глядите-ка! – прежде чем Шиндо успевает оттолкнуть от себя наглеца и громко возмутиться, восклицает Кота, обращая внимание своей жертвы в сторону магазинов.

Сердце Мики замирает, а дыхание на секунду обрывается, когда он видит, как Юичиро заходит в развлекательный центр вместе с какой-то девчонкой.

– Ого, а Юу не промах. Не знал, что у него девушка есть, – присвистывает Наир. – И давно это?

– Да отпусти ты, чтоб тебя, – отталкивая от себя Коту, Мика делает несколько шагов вперед, изумленно глядя на улыбающегося Амане, пропускающего перед собой девушку. «Не может быть. Он с ней? Это всё из-за нее?», – он не верит своим глазам. Увиденная картина жжет, лижет раскаленным языком нутро. Настолько ошеломляющее открытие, что крупная дрожь охватывает тело. Теперь он понимает, кто стал на пути их вражды и кто именно виновник того, что Юу превратился в откровенно блаженного болвана, витающего в облаках.

– Давно, – уверенно отвечает на вопрос Томоказу Леонард, в то время как его ответ проходит мощным разрядом электричества в теле одного из друзей, который только подтверждает свою теорию давней заинтересованности Юичиро в ком-то постороннем. – Я пару раз видел, как они встречались после школы и вместе шли домой.

– Ты видел? – обернулся к нему Нагашима. – А чего же не сказал?

– А вы меня не спрашивали, – усмехнулся Коэн.

– Эй, Мика, ты чего? – Нагашима воззрился на блондина, вид которого говорил о его внутреннем потрясении. – Неужто завидуешь?

– Чему? – презрительно фыркнул Микаэль, мгновенно взяв себя в руки, и поглядел на Коту так, что тот понял, что сморозил чушь, после чего, засмеявшись, направился по улице как ни в чем не бывало. – Зайдем вон туда, – указал он на ближайший кафетерий, куда и направилась группа школьников.

Однако, как бы Микаэль не изображал непредвзятое безразличное отношение, даже невпопад смеялся, казалось бы над нелепицей, да только душевная боль своеобразного предательства со стороны Юу жгла его всего изнутри. И сидя на бетонном ограждении берега, неподалеку от старого моста, он мрачно глядел на плещущиеся внизу волны пролива.

– Мика, – Леонард становится позади и кладет руку ему на плечо, но Мика не реагирует. Он все еще видит Юу и его подружку, входящих в здание. Так и не добиваясь реакции, Коэн тоже начинает следить за бьющимися о стены волнами.

Через некоторое время до слуха Шиндо ветер доносит девичий смех и, оборачиваясь, он с ужасом для самого себя видит, как Юу и его подружка также останавливаются у берега и смотрят вдаль. Они довольно далеко от них и похоже не замечают компанию из своей же школы.

– Хах, они будто нас преследуют, – усмехается Нагашима, тоже обращая внимание на влюбленную парочку, решившую погулять по набережной.

– Мика, ты куда? – вздрагивает Леонард, когда внезапно Микаэль вскакивает и, разъяренный, несется в сторону домов.

– Походу, на сегодня прогулка окончена, – иронично заметил Нагашима и недоуменно поглядел вслед Микаэлю. – У него совсем уже крыша едет. Сейчас-то чего было срываться и убегать?

– Бесится, что теперь у Юу появился новый интерес, – глядя вслед удаляющемуся блондину, кривит губы в ухмылке Наир. – Раньше он с ним враждовал, а теперь Юу на него откровенно забил. Результат налицо.

– Если так… Тогда это забавней вдвойне, – растягивает губы в такой же улыбке Нагашима.



И вот он снова остается наедине со своими мыслями. Холодный мир вокруг давит своим безразличием и пустотой. Некуда идти, некуда и не к кому возвращаться.

Сумерки сгущаются, а юноша продолжает бродить по улицам города, окутанный мрачной пеленой вспыхнувших болезненных чувств. Почему они доставляют такое мучение? Почему так претит увиденное и так терзает неопределенность, вызывая желание убедиться окончательно, что случившееся – правда? Но узнать все подробности одновременно и страшно. Хотя, что тут узнавать?

Болезненный смешок слетает с губ, растянутых в горькой улыбке.

Он все видел своими собственными глазами. Его враг нашел себе новый источник вдохновения, и то, к чему они оба привыкли и невольно стремятся, потеряло для него смысл. И отныне это важно только для него одного. Как бы ни трудно было себе в этом признаваться, но эта вражда была неотъемлемой частью его жизни и в некотором роде нравилась ему.

Она разбавляла унылые будни однообразных действий. Во всяком случае, здесь, в Японии, это было самое яркое пятно его жизненного пути. Теперь нет и его. Юичиро лишил его и этой маленькой радости.

Не зная куда податься, он неосознанно идет туда, где возможно сможет залечить свою душевную боль. К тому, кто остается у него. Единственный, кто пусть даже подолгу оставляет его одного.

Впереди уже виднеется верхушка небоскрёба, в котором располагается отцовский офис и, точно во сне, Мика движется к этим ярким огням. Улицы в такой час становятся неспокойными, возобновляется их жизнь, мирно спящая в дневное время, но раскрывающая свои пестрые яркие крылья бабочки, пробудившееся из невзрачного кокона, представая перед любителями ночных развлечений в своем чарующем облике искусной соблазнительницы.

– Эй, малыш, почему ты совсем один?

– Тебе не страшно? Иди ко мне, я тебя защищу.

– Приласкать тебя, а?

– Хочешь, побуду твоей нежной мамочкой, спою тебе песенку на ночь?

Вульгарный смех вырывается из грязных ртов низкосортных девиц, ожидающих на бульваре своего звездного часа, вызывая только омерзение и неприязнь к себе. Микаэль идет сквозь всю эту красочную стаю, ищущих продажной любви существ. Их слова не проникают в душу, он хорошо защищен от таких напастей и не питает пока пристрастия к подобным развлечениям.

– Иди ко мне, – его приобнимает за плечи молодая девушка и ласково шепчет на ухо, – мадемуазель Нана обогреет тебя, и ты вмиг позабудешь обо всех горестях, – ее сладкий, исполненный ядом голос проникает в сознание. Мика останавливается, устало глядя перед собой. – Такого юного красавца еще ничто не должно беспокоить. Живи и радуйся тому, что ты молод. Пойдем ко мне, я живу тут неподалеку. Побудь со мной этой ночью и ты увидишь, как прекрасен мир. Я покажу тебе все его радости.

Мгновенье Микаэль стоит неподвижно, позволяя чужим рукам обвиваться вокруг своего тела.

«Почему бы, собственно, и нет, – размышляет он, поддаваясь воле внутреннего голоса, который неоднократно за последние годы шепчет ему о том, чего невольно жаждет его познавшее некогда извращенную близость тело. – Забыться с ней и утонуть в страсти, и пусть все исчезнет…»

Минутная слабость, в которой терзаемый безразличием окружающих, мальчик готов уйти к первой попавшейся блуднице и утолить свою боль в ее жарких объятиях. Забыть и об отце, сменявшем его на работу, и о враге, предавшем их многолетнюю борьбу, и о всех людях, кто когда-либо ранил его осознанно или же, даже не понимая этого.

– Найди себе для игр кого-нибудь другого, – передергивая плечами, сухо говорит Шиндо, оглядываясь на отпрянувшую девушку.

– Подумаешь, – фыркает она, скрывая уязвленное самолюбие и, разворачиваясь, идет обратно к своим подружкам, в то время как Мика направляется дальше.

Когда юноша оказывается в офисном здании и непосредственно на этаже, где работает отец, озираясь по сторонам, он нигде не может его найти. Рабочий стол родителя аккуратно убран и не похоже, что здесь ведется оживленная деятельность. А ведь он должен быть здесь, как обещал. Может, вышел куда и нужно подождать, пока он вернется?

Думая так, мальчик усаживается на стол, решая, что в состоянии позволить себе ожидание, тем более на душе так гадко, что хуже уже все равно быть не может.

– Мика?

Младший Шиндо оборачивается, когда слышит голос друга отца. Адриан, вынужденный провести на работе выходные, входит в общий офис, где видит восседающего на рабочем месте его давнего товарища сына этого самого друга.

– Ты что тут делаешь? – он подходит к мальчику.

– Где отец? – сразу спрашивает его Микаэль.

– Натан? – удивляется Адриан. Почему Мика ищет его здесь, он же сегодня выходной. Неужели Мика этого не знает? Очевидно да, раз пришел сюда и справляется об отце.

– Да, где он? – кивает в знак подтверждения мальчик.

– Ты знаешь, – мужчина толком не знает, что и ответить. – Ты немного опоздал, он ушел некоторое время назад. Хочешь, я позвоню ему, скажу, что ты его ждешь в офисе, он заберет тебя?

– Не надо, – отрезает Микаэль и склоняет голову в раздумье. Ушел? Но куда? Дома-то его нет, Мика звонил, но никто не поднял трубку. Что же происходит, если он не на работе и не дома, тогда где, черт возьми, его носит? Чем он занят? Быть может, его сегодня и не было в офисе, и он соврал о работе с самого начала?

– Мика, – Адриан окликает задумавшегося парня.

– Послушайте, – улыбка появляется на губах юноши и, опираясь на руку, он слегка откидывается назад. – А Вы всегда работаете допоздна и без выходных?

– Нет, не всегда, а почему ты спрашиваешь? – с некоторым удивлением глядит на него мужчина. Внезапная перемена в поведении мальчика, кажущегося потерянным еще буквально секунду назад, кажется подозрительной.

– Тяжело вероятно, – томно прикрывая глаза, проговаривает Мика. – Сидеть тут совершенно одному в этом отвратительно скучном месте.

– Пожалуй, я все-таки позвоню твоему отцу, – видя, что дело начинает принимать странный оборот, говорит Адриан.

– В этом нет нужды. Я ухожу, – спрыгивает со стола Микаэль и, посмеиваясь, легкой походкой покидает помещение.

– Что же ты делаешь с ним, Натан? – с жалостью проговаривает мужчина, глядя вслед несчастному парню.



По возвращении домой Шиндо снова охватили воспоминания об увиденном. Только сейчас образы Юу и его подружки приносили еще больше беспокойства в мечущееся сердце, не сумевшего получить такую необходимую поддержку. Отец не известно где и до сих пор не явился домой, даже в субботний день, когда просто обязан быть рядом с ним. Не только он оставляет его, а даже давний враг, отвязаться от которого казалось совсем невозможным. Даже он причиняет ему боль своим равнодушием и заинтересованностью в другом, а ведь еще совсем недавно казалось, что Юичиро как раз тот, кто не оставит его никогда, будет вечно преследовать его и пытаться испортить жизнь. Но нет. Как глупо было полагаться на постоянство зыбких человеческих чувств.

И почему осознавать, что был предан своим врагом так больно? Вот единственный вопрос, не дающий покоя в этот вечер.

– Где ты был? – холодно спрашивает Натана Мика, когда тот все же приходит в дом.

– Ты прекрасно знаешь, где я был, – со вздохом отвечает мужчина, проходя мимо сына в гостиную.

– Я приходил к тебе в контору, но тебя там не было. Почему? – юноша устремляет на отца взор полный упрека.

– Мика, – устало смотрит на него Натаниэль. – Давай не сегодня.

– А может ты хоть один раз за всю жизнь попытаешься объяснить мне, что происходит, в тот день, когда я спрашиваю об этом? – не выдерживает Микаэль. – Почему ты уходишь в выходные дни? Что делаешь, когда не возвращаешься вовремя домой и сидишь где-то по полночи? Ты же врешь мне, что работаешь, я чувствую. Каждое твое слово – вранье! Почему ты все время бросаешь меня?

– Мика, как ты смеешь говорить со… – он осекается на полуслове. Быть может, сейчас действительно настало время пролить свет на некоторые обстоятельства. Ведь мальчик и так скоро обо всем узнает, и, поскольку в нем уже кричит дух противоречия, именно сейчас стоит всё ему рассказать. Он настолько хрупок эмоционально, ему сложно будет это принять, но в то же время он обязан будет смириться с этим.

– Мика, – смягчая интонацию, говорит Натан. – Извини меня. Я не должен был оставлять тебя в неведенье и бросать одного. Я объясню тебе в чем причина и надеюсь, ты выслушаешь меня спокойно и поймешь то, что я попытаюсь донести до тебя. Это очень важно и касается нашей жизни.

При этих словах Мика вздрогнул, ощутив в предстоящем разговоре что-то нехорошее и пугающее, но, раз уж его отец намерен пойти с ним на откровение, он не может упустить этот, возможно, единственный шанс и без лишних слов позволяет увлечь себя в гостиную, где должен состояться разговор.



«С этим школьным театром я совсем забыл о тренировках. А это нехорошо», – укор самому себе в халатности с утра забивает голову Юичиро, и теперь, поднимаясь по ступеням школьного входа, он также не перестает думать об этом, хотя его мыслям всё норовят помешать – Синго и его дружки сегодня необычайно шумные и не прекращают болтать всю дорогу, сбивая его с мысли.

«Как давно совместный приход в школу стал для нас обычным делом?» – спрашивает себя Юичиро, бросая взгляд на друзей. Внезапно дверь открывается перед самым носом Юу. Он едва успевает затормозить прежде, чем нарваться на нее и на выходящего из корпуса.

– Прошу простить, я был неосторожен, – звучит сдержанный голос Ферида Батори, задерживающегося на входе. – Надеюсь, Амане, Вас не ушибло дверью?

– Нет, что Вы, – скованно усмехается Юичиро председателю, перед величием коего все еще ощущает робость. – Это я не смотрел. Извините, – он слегка склоняет голову.

– В таком случае давайте в следующий раз оба будем внимательнее? – некоторое подобие улыбки появляется на тонких губах Батори, который также как и Юу, но менее заметно, кивает головой, приветствуя пришедших учеников, после чего уходит.

«Прямо иной раз до дрожи», – Амане глядит вслед школьному президенту, чье поведение вызвало в этот раз смешанное чувство.

– Видали, как разлюбезничался? – ухмыльнулся Синго. – От тренировок отстранил и теперь грехи замаливает перед тобой?

– Небывалые дела!

– Чтобы вот так сам с кем-то заговаривал!

«Действительно необычно, хотя и самая банальная вежливость», – Юичиро переводит взгляд на друзей.

– Ты своими разборками с Шиндо уже походу и председателя нашего покорил, – фыркнул Учида.

– Вы всё преувеличиваете. К тому же, для него мои дела с Шиндо только в минус мне оборачиваются, и уж никак не наоборот, – слабо улыбнулся Юу и, желая избежать дальнейшего развития щекотливой темы его личных разборок с Микаэлем и того, как на это смотрит верхушка, поспешил зайти в школу.

В классе, оставив сумку на парте, Юичиро подошел к Глену и Шинье – первый доделывал домашнее задание, а второй, сложив ноги на парту погрузился в онлайн-игру.

– Доброе утро, – поприветствовал обоих Амане. Глен поднял на него взгляд, кивнул и снова склонился над записями.

– Доброе, – весело отозвался Хиираги. – Как прошли выходные?

– Эм, ну, неплохо, – с некоторым смущением ответил Амане, ибо все выходные он провел в основном с его младшей сестрой.

– Ну понятно, – хмыкнул Шинья. – Судя по тому, с каким довольным лицом моя сестра ходит последнее время, я могу заключить, что вы действительно хорошо проводите время вдвоем. – Прищурившись, он покосился на друга. – Не переживай, в расспросы вдаваться не стану, для своего же личного спокойствия.

Невольное облегчение разлилось по телу Юичиро от этого заверения Шиньи.

– Глен, – обратился Хиираги к другу, – как насчет рассказать Юу о вчерашнем казусе на тренировке?

– Я бы с радостью, но мне нужно закончить к началу урока, извините, – виновато улыбнулся Ичиносе, погружаясь в решение.

– Хм, – пристально воззрился на него Хиираги, но тут же вновь обрел благодушный настрой. – Хорошо, тогда я расскажу.

– Шинья, может, давай позже, скоро уже урок начнется, – остановил его энтузиазм Амане, которому было неловко слушать о вещах, о которых он в последнее время немного забыл.

– Да, ну как знаешь. Позже, так позже, – как всегда беззаботно отозвался парень, хотя было видно, что он растерян.

Юу вернулся на свое место. Соседнее по своему обыкновению пустовало – Микаэль как всегда не торопился приходить в школу.

Уроки прошли без происшествий. В конце дня была назначена репетиция и как только прозвенел звонок Юичиро, Синго и другие ребята принимающие участие в постановке направились к актовому залу, где их уже ожидал учитель Медина.

– Все пришли? – осведомился преподаватель.

– В лесу массовый падеж зверья начнется, если настанет день, когда он вместе со всеми наравне без опозданий явится, – посмеиваясь, Акутазава подтолкнул Юу в бок.

– Это точно, достал уже своими глупыми выходками, – раздраженно фыркнул Юичиро, припоминая, что сегодня Мика присутствовал в школе, но перед последним уроком куда-то запропастился. Вообще он показался Юу странным сегодня. Конечно, странность поведения блондина была его совершено нормальным состоянием, да только не сегодня. Сегодня с ним творилось что-то особенно необычное.



– Не торопишься ты сегодня, – ухмыляется со скамьи Кота, глядя на прислонившегося плечом к дереву Шиндо, как к единственной опоре, способной поддержать его в эти минуты. Весь облик хрупкого юноши твердит его наблюдателям о внутренней замкнутости и мрачной серьезности. – В чем дело? Неужели так убиваешься из-за того, что Юу тебя на подружку променял, а?

Слова словно молнией пронзили тело Шиндо, заметно вздрогнувшего.

– Кота, – опасливо взглянул на здоровяка Леонард. Он бы не стал затрагивать больное место такого человека, как Микаэль, без крайней на то нужды.

– Плюнь ты на него и живи спокойно. Весь день как в воду опущенный. – продолжает скалиться Нагашима.

– Заткнись! Не смей мне даже говорить об этом! Ты ничего не знаешь, а смеешь свой рот открывать! – взвился Мика, мгновенно обернувшись.

– Чего это я не знаю, что тебя твой враг кинул? Так знаю, сам видел. Все видели.

– Плевать мне на него, – Мика коснулся рукой своей шеи и склонил тяжелую голову в сторону. Идеальный изгиб длинной белоснежной шеи, которую охватывает изящная рука, невольно приковывает к себе взоры некоторых учеников.

– И что же тогда? – ухмыляется Нагашима.

– Отец женится, – глухо проговаривает Микаэль.

Парни переглядываются между собой, но не находят в его словах причины быть грустным.

– Подумаешь, эка невидаль! – махнув рукой, фыркнул Нагашима. – Моя мать мне уже четвертого папика приводит и ничего. Жив, как видишь. Никакой трагедии. А ты, между прочим, через пару лет школу закончишь и уедешь, а отцу твоему будет хоть с кем остаться. Да, пожалуй, единственное неудобство, это если у твоей новой матери свой спиногрыз окажется. Вот тогда и впрямь вешайся, – усмехается он. – Ты как, не спрашивал, он только женой обзаводится или еще дополнительными детьми, окромя тебя?

– У нее тоже есть сын, – опускает напряженный взгляд Шиндо. – Только маленький.

– О, так ты у нас теперь старшим братом станешь! Будешь носить ему игрушки, водить за ручку, вытирать нос и петь колыбельные на ночь, не жизнь, а мечта, – восхищенно восклицает Нагашима и, поднимаясь со скамьи, приближается к парню. – Ах, Мика, – он приобнимает его и противно улыбается. – Как же я хотел бы оказаться на месте этого твоего будущего братца. Это же просто мечта, ты и я, в одном доме, за одним столом, в одной спальне. Это же сколько всего нафантазировать можно. Хм, а может, потолкуешь со своим папиком и мы наших предков вместе сведем, а то, чую я, мать долго этого болвана терпеть не будет. А, Мика, породнимся? Я буду тебе хорошим братом. Никому не позволю тебя обижать, сам буду.

– Уберись от меня, грязный кретин! – отталкивая от себя игрока, вырывается из его объятий взбешенный Шиндо. – Достал уже, только и можешь, что эти мерзкие намеки делать! Никогда ко мне приближайся, ты омерзителен и скучен! – с этими словами он бежит в сторону школы, где уже давным-давно началась репетиция.

Ему все равно, поверили ли в его слова эти люди или нет, главное чтобы был достойный предлог, который поможет отвести подозрения от истинных терзаний его души, связанных с поступком Амане, а он и есть настоящий. Мика нисколько не врал и не преувеличивал, говоря о намеренье отца обзавестись семьей, и этот удар он испытал пару дней назад…



– И? – настойчивый взгляд юноши упирается в родителя. Он в томительном ожидании объяснений, но одновременно и побаивается их.

Испуская тяжелый вздох, собираясь с мыслями, Натан прямо смотрит на сына, который сто процентов не сумеет воспринять эту новость адекватно, как бы он его не умолял, но сказать надо. Иссякли все сроки тайны и молчания.

– Мика, послушай меня, – мужчина присаживается на диван рядом с мальчиком. – Пожалуй, я начну с главного. – Он немного медлит, но чуть погодя все же решается. – Я собираюсь снова жениться.

– Что? – распахивает глаза Микаэль. Известие действует как разряд электричества, убивающий за доли секунды. Неужели опять, неужели прежний опыт ничему его не научил и он вновь намерен привести ему в дом чужого человека?! Неужели это правда? Нет, не может быть!

Не в силах справиться с навалившейся новостью, Микаэль вскакивает, намереваясь убежать к себе.

– Мика, постой! – мужчина успевает схватить его за руку.

– Нет, нет, отпусти! Отпусти меня!

– Мика, прекрати истерику и выслушай меня как взрослый адекватный человек! – мужчина усаживает его обратно. – Я делаю это не для себя. В первую очередь, это для тебя.

– Нет, нет… – в ужасе шепчет Шиндо.

– Мика, пойми, тебе нужна мать, тебе нужен человек, который будет заботиться о тебе, любить тебя так, как умеют любить только матери. Я был плохим отцом и не смог дать тебе любви и нежности, как обещал перед смертью твоей маме.

– Это неправда, ты хороший отец, – качает головой мальчик. – Мне не нужен чужой человек.

– Она не будет тебе чужой, вы обязательно поладите. Я уверен, она станет тебе другом. Я знаю, что ты пережил и как больно тебе было, но в этот раз я нашел действительно прекрасную, любящую женщину. Она будет любить тебя, вы подружитесь, она сможет дать тебе то, чего тебе так не хватает. Я долго встречался с ней и полностью уверен, что она очень замечательная.

– Ты любишь ее, да? – горько усмехнулся Микаэль, не поднимая взгляда на отца.

– Мика…

– Любишь или нет?

– То, что я испытываю к ней, совсем другое. Сейчас я хочу, чтобы ты понял главное, понял почему я это делаю, – проговорил Натаниэль. – Твоя мама очень любила тебя. Вам не довелось быть вместе, ты даже не помнишь ее, но она всегда очень трепетно, с огромной любовью относилась к тебе. Она знала, что умрет, и знала, чего ты лишишься после ее ухода, а потому перед смертью она взяла с меня обещание, что я найду женщину, которую смогу назвать своей женой и которая будет хорошей матерью ее сыну.

– Мама просила тебя об этом, – серьезно взглянул на отца Микаэль. Воспоминания о матери, о том, что она любила его, всегда тепло отзывались в его душе, хоть и доставляли боль.

– Я думал, что нашел ее, ту самую, которая сможет заменить Хиро хоть немного, но я ошибся, – он виновато склонил голову. – И вместо того, чтобы сделать твою жизнь лучше, я обрек тебя на мучения. Потом долгое время я хотел забыть об обещании, данном ей, но ты рос и я видел, что ты нуждаешься в заботе, как никто и только поэтому я снова решился начать поиски. И теперь нашел. Пойми, все это время я не мог быть тебе хорошим отцом, потому как каждый раз, глядя на тебя, я видел её. Мою любимую жену. Это причиняло и причиняет мне до сих пор нестерпимую боль, которую я только со временем научился усмирять. Когда я обнимал тебя, я особенно остро чувствовал боль утраты, ведь я любил ее больше жизни. А потом еще присоединилось чувство вины перед тобой и перед ней за то, что не сберег тебя от боли и унижения. Но то, чего не смог дать тебе я, сможет дать она, если ты предоставишь ей хотя бы один шанс.

– Ты хочешь, чтобы я дал ей шанс? – изогнул бровь Микаэль.

– Всего один и, Мика, поверь, – он взглянул в глаза сына, – ты не разочаруешься, ведь она правда замечательный человек. Придя в наш дом, эта женщина только улучшит нашу с тобой жизнь. Если ты примешь её как мать, то никогда не раскаешься.

«Принять? Принять? Но ты же бросаешь меня ради нее. Ты меняешь меня на нее. Снова… Снова ты уходишь от меня к другому человеку, заменяя меня им…»

– Она ни в коем случае не помешает нам. Ее присутствие здесь пойдет нам только на пользу. Ты очень скоро привыкнешь к ней и ее сыну.

– Сыну? У нее есть сын? – снова ужаснулся Микаэль. Образы жуткого прошлого вновь всплыли в его памяти. У него снова будет сводный брат! Немыслимо! Не исключено, что он окажется такой же тварью, как и Эндзай! Мика не понимал, как отец может так поступать с ним, во второй раз бросая под этот страшный каток. Неужели он до такой степени ему безразличен?

– Да, у неё есть сын, он младше тебя. Не волнуйся, Мика, того что было уже не будет, я гарантирую тебе это. Она будет любить тебя не меньше, чем своего собственного ребенка. Она ужасно хочет познакомиться с тобой все это время, она уже заранее испытывает к тебе теплые чувства. Не отталкивай её. Прошу, подумай и пойми, что для нас это будет лучшим решением проблем. Мика, – отец заглянул ему в глаза, – сможешь ли ты принять ее для меня, для себя, для нас обоих?

– Значит, ты все-таки любишь ее, папа? – горестно усмехается Микаэль, чувствуя, что второй раз за день его предали, причем отец предал не только его, но и светлую память о его матери.

– Люблю, – со вздохом отвечает Натан. – Да, я люблю эту женщину. Но тебя я люблю намного больше и согласился на брак только для того, чтобы у тебя была мать, как некогда просила меня Хиро. Я люблю вас обоих и ничего не могу с этим поделать.

– Ничего не можешь? – юноша опускает глаза. – Нет, ты можешь исполнить обещание и жениться на ней, вот что ты можешь сделать…

– Мика! – восклицает отец, когда мальчик снова подрывается и уносится прочь из комнаты. Он забегает к себе не в силах совладать со своими эмоциями, бьющими сейчас через край. Из-за которых он не может мыслить трезво. Отец не пытается его догнать, ибо понимает, ему нужно время осознать и примириться. Чуть позже, когда сын успокоится, можно будет еще раз поговорить с ним и попытаться еще раз все объяснить. Но это оказывается уже ненужным, потому что буквально через полчаса Микаэль спускается из своей комнаты. Он выглядит спокойным, что настораживает отца.

– Извини, что так повел себя, – тихо произносит младший Шиндо. – Если она тебе правда нужна, ты любишь её так, как когда-то любил маму и она сумеет заменить тебе её, я не буду противиться вашему браку. И постараюсь принять её.

«Только не рассчитывай, что я стану называть ее «мамой». Она всего лишь та, кто поселится у нас, не более того… И я иду на это только потому, что ты мой отец и кроме тебя у меня больше никого нет…»

– Мика, – отец был поражен до глубины души этим откровением. – Ты говоришь серьезно?

– Более чем, – отвечает мальчик, в чьем взгляде сквозит некоторая обреченность. – Живи с кем хочешь. – Сказав это, он разворачивается и идет обратно наверх.

– Мика! – он оборачивается, но его взгляд далек от родителя.

– Спасибо, что понял меня. Я уверяю тебя, когда это произойдет и мы станем жить все вместе, ты ни на миг не пожалеешь о том, что так сложилась судьба.

– Да, я знаю, – уголком рта слабо улыбнулся Микаэль. – Я пойду спать.

– Конечно, спокойной ночи, сынок.

Однако в ту ночь юноша долго не мог сомкнуть глаз, думая о своей предстоящей жизни с новой мачехой и младшим сводным братом, о том, что скоро его жизнь опять круто изменится и насколько это будет хорошо или плохо, он судить не может, но знает только одно – его заменяют и вытесняют из своей жизни абсолютно все… И близкие, и враги…



– Сколько можно, только тебя и ждем! – взвился Амане, стоя на сцене, когда в актовом зале, наконец появился голубоглазый блондин и своей неспешной, размеренной походкой поплыл между рядами.

– О, Юу, а ты уже соскучился по мне, как мило с твоей стороны, – элегантно бросив свои вещи на один из стульев, издевательски пропел Микаэль, после чего ловко взлетел на сцену и приблизился к прожигающему его гневным взором парню.

«Ненавижу тебя, мерзкий предатель» – шепчет оскорбленное подсознание, но сознание прочит вдоволь насладиться насмешками над врагом, а посему умелая игра сознания заставляет голос звучать приторно сладко.

– Вот я уже здесь, перед тобой, теперь быть может ты усмиришь свой гнев? – изящная рука касается груди; вызывающий томный взгляд голубых глаз наполнен колкостью, на губах играет лукавая улыбка.

– Прекрати! – отталкивает его от себя Амане. – Что ты себе позволяешь? Совсем уже?!

– Как же так, мой милый Отелло! – восклицает Шиндо, отшатываясь и театрально прижимая ладони к лицу, а после снова приближаясь. – Неужели не признал свою дорогую Дездемону? – со страхом и отчаяньем глядит он на Амане. – А ведь я так ждала тебя из похода, а ты так жестоко холоден со мной, – наигранно печалится юноша, опуская глаза. – Гневаешься на меня, неужто дурные языки оклеветали меня перед моим героем? Но я бесспорно чиста перед тобой. Иди ко мне, я докажу тебе свою невиновность. Утешу тебя, согрею своим теплом, окружу заботой, и ты осознаешь, что мое единственное счастье заключено лишь в тебе, – Мика подается вперед всем корпусом, прижимаясь к брюнету.

– Мы еще не начали, уберись от меня! – отдергивается Юичиро, чувствуя раздражение, вызывающее в нем странную дрожь от прикосновений этого человека.

– Как знаешь, – хмыкнув, Микаэль повел плечом и все с той же кокетливой улыбкой отошел от Амане.

– Микаэль, почему ты опоздал? – Медина, стоя внизу у сцены, строго задал вопрос юноше.

– Ах, простите, совсем забыл о времени, – с улыбкой отвечает Шиндо, глядя на учителя.

– И чем это он там занимался?

– А что не понятно? Какой уж тут спектакль, когда там так весело! – Доносится шепот хихикающих между собой парней.

– Ты всем так собрался свои извинения приносить за опоздание? – скрестив руки на груди, саркастично заметил Акутазава. – Тогда можешь сразу убираться, смотреть тошно.

– А мне казалось, ты бы больше всех этому обрадовался, Синго, – хмыкнул Мика, повернув к нему лицо.

– Что ты сказал? – вспыхнул Акутазава и испуганно забегал глазами по сторонам. – Да я тебя…

– Хватит! – строго прервал возгорающийся конфликт между учениками учитель Медина. – Полагаю, на этом можно окончить прения и приступить к работе. До спектакля осталось чуть больше недели. Такими темпами, нас ожидает провал. Будьте добры, мальчики, сосредоточьтесь и давайте проведем репетицию нормально.

– Чтобы репетиция была нормальной, нужно чтобы на ней не присутствовали ненормальные. А так обещать мы ничего не можешь и за его безбашенные поступки отвечать тоже, – желчно косясь в сторону Микаэля, прогнусавил Синго и, ухмыльнувшись, поглядел на Юичиро.

– Надеюсь, тексты заучены наизусть? – осведомляется Медина.

– Да! – звучит почти единогласно.

– Тогда начнем! Яго и Кассио, убийство в переулке.

Не участвующие в первой сцене ребята уходят за кулисы. «Яго» и «Кассио» отправляются с ними за атрибутикой для боя.

– А шпага где? – заглядывая за ширму, спрашивает Синго, не находя своего сценического важного атрибута.

– Возьми пока мою, потом поищем, – бросает ему свое оружие Юичиро. Синго ловит шпагу налету и вместе с одноклассником уходит на сцену. Поднося к глазам текст с ролью, Юичиро решает еще раз пробежаться по строчкам, дабы закрепить эффект зубрежки.

– Ты со всем, что имеешь, так расточителен?

Слыша насмешливую интонацию, Юу вскидывает голову и машинально оборачивается. Около кулис стоит, скрестив руки на груди, Микаэль.

– О чем ты? – хмурит брови Амане, не понимая к чему был этот глупый вопрос.

– Отдаешь не глядя, а ведь это твоя шпага, доблестный рыцарь, – хмыкнул Микаэль. – Как же ты теперь без нее справишься?

«Он правда не понимает или нарочно дураком прикидывается? Вообще странный сегодня» – думает Амане и холодно отвечает:

– Когда Синго сыграет эту сцену, я заберу ее.

– А так ли легко будет забрать то, что уже упустил?

– А? – Юу окончательно запутался в чужих туманных изречениях.

Но Мика лишь загадочно улыбается и прежде чем Амане задает ему вопрос, отдергивает портьеру и выходит на сцену. Тяжелая ткань водворяется на место, скрывая с глаз блондинистого парня, исчезнувшего за ней.

Репетиция подходит к концу. Можно надеяться, что спектакль пройдет на славу. Медина вполне доволен сегодняшней игрой своих учеников, которые ни разу не сбились и не сфальшивили. Особенно он отмечает про себя игру одного ученика. Взгляд Юичиро так искренен, так жгуч, словно он действительно переживает трагедию предательства любимой. Вообще последнее время он стал играть гораздо лучше, в его репликах, жестах появляется страсть, которая захватывает всех вокруг. Возможно, он так сопереживает героем драмы, возможно в его жизни случилось то, что приближает его к образу влюбленного ревнивца. Так или иначе, при желании этот мальчик мог бы добиться успеха на театральном поприще.

– Это просто восхитительно, скажу я Вам.

Медина так увлекшийся игрой в последней на сегодня сцене, вздрагивает и оборачивается, когда рядом с ним звучит мягкий, вкрадчивый голос. Актеры на сцене также останавливаются и смотрят на незаметно вошедшего ученика.

– Доджи, – улыбается Медина, который с гордостью может показать заместителю школьного председателя своих подопечных. – Решил поглядеть как у нас идут дела?

– Что-то вроде того, – мягко отзывается выпускник. – Я здесь скорее со специальным заданием. Вас хотел навестить наш президент, но оказался слишком занят.

– Ясно, ты здесь вместо него.

– Не скажу, что мне это доставляет излишние хлопоты. Я давно уже хотел посетить хотя бы одну вашу репетицию, – с улыбкой отзывается парень с длинными белоснежными волосами.

– Это еще кто? – удивляется Амане.

– Ты чего, не знаешь? – поражается Синго, стоя за ним. – Это же Шикама Доджи, третий в нашей школе по значимости человек после директора и Батори. Неужели ни разу не видел его?

– Как-то не доводилось, – пожимает плечами Юу, с любопытством оглядывая высокого, стройного юношу с загадочным взглядом.

– Милое личико, вкрадчивый голосок, да только он обладает здесь не меньшей властью, чем Батори и подчиняются ему здесь с не меньшим энтузиазмом, чем президенту, – говорит кто-то из ребят.

– В определенных кругах, он довольно известная личность, говорят у его семьи крупная торговая компания со связями в Индокитае.

– Прошу, не обращайте на меня внимания и продолжайте репетицию, – с улыбкой говорит Шикама.

– Он прав, ребята, продолжим. Доигрываем сцену и расходимся, – хлопает в ладоши Медина, тем самым призывая парней обратно к работе. Актеры возобновляют свои действия, теперь уже под надзором двух наблюдателей.

– Полагаю, беспокоиться не о чем. Правда я до сих пор боюсь, что что-то пойдет не так, – говорит Медина, не отрывая взгляда от играющих на сцене парней.

– Нет-нет, без сомнений, это поистине великолепно. Вы непревзойденны в работе с драмкружком. Очень надеюсь, что директор отметит Ваши старания, – проговаривает Шикама и смотрит на часы. – Простите, но я откланиваюсь. Некто ждет от меня доклад, и я буду крайне рад сообщить о положительном результате. – С этими словами элегантный аристократ покидает актовый зал, оставляя положительный след в душе преподавателя, переживающего за успех предстоящего мероприятия.

– На сегодня всё. Все молодцы и можете быть свободны, – объявляет вскоре Медина. Сборы длятся недолго, ибо каждый хочет поскорее покинуть школьные стены и отдаться пьянящей свободе, что ожидает по ту сторону забора.

– Юу, это не к тебе? – окликают Юичиро и когда тот поднимает голову ему указывают на окно.

– Шиноа, – парень чувствует, как при виде подружки, ожидающей его у ворот, внутри разливается тепло и, не замечая направленного на него колкого взгляда синих глаз, торопится к двери. – Всё, я ушел.

– Удачи, Юу, не облажайся, – подбадривающе кричит ему вслед Синго. Однако Юу уже полностью внимает этой встрече и не видит ничего вокруг. Подбегая к девушке, они обмениваются приветствиями и вместе идут домой.

– Зайдем в кафе, я слышала там новое меню выставили. Девчонки были, говорят, это просто нечто. Пирожные восхитительные.

– Конечно, почему бы и нет, – улыбаясь отвечает ей Амане и, беря за руку, уводит с собой.

– Значит это все-таки правда, – проговаривает Микаэль, стоя за деревом и не пропустив ни единого слова, слетевшего из уст счастливых влюбленных. Короткий смешок вырывается из груди, когда в голове созревает план дальнейших действий.



Останавливаясь у двустворчатой двери, беловолосый юноша оглядывается назад на пустынный коридор и, прижимая к себе свой доклад, аккуратно стучит костяшками пальцев в дверь. Не дожидаясь ответа, он плавно заскальзывает в просторную комнату студенческого совета. Там он застает хозяина кабинета за напряженной письменной работой.

– Я сейчас занят, выйди, – холодно говорит Ферид, когда в его рабочую среду бесцеремонно вторгаются. Однако его приказу не торопятся мгновенно подчиняться. Мягко усмехаясь, Шикама идет по направлению к столу, за которым восседает президент.

– Я ведь предупредил, у меня очень много работы. Выйди. Ты мне мешаешь, – поднимает на него неодобрительный взгляд Батори.

– А ты закрой глаза и представь, будто меня здесь нет, – мягкая улыбка не сходит с нежного лица парня, который кладет документы на край стола. – Я сделаю нам чаю.

– Ничем тебя не проймешь, – ухмыляется Ферид без тени иронии в интонации. Когда он откидывается на стуле, Шикама проходит к нему и становится за спиной. Слегка склоняясь над ним и продолжая глядеть с улыбкой в глаза школьного президента, Доджи осведомляется:

– Черный или зеленый?

– Красный, – чувствуя на своем лице кончики белоснежных прядей, отзывается Батори.

Усмехаясь, Шикама одобрительно кивает.

.

Получить полную версию книги можно по ссылке - Здесь


Предыдущая страница Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Юное сердце на Розе Ветров - Алевтина Сергеевна Чичерова


Комментарии к роману "Юное сердце на Розе Ветров - Алевтина Сергеевна Чичерова" отсутствуют


Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Партнеры