Аметистовый Аристократ - Алевтина Сергеевна Чичерова - 2. Libertas Читать онлайн любовный роман

В женской библиотеке Мир Женщины кроме возможности читать онлайн также можно скачать любовный роман - Аметистовый Аристократ - Алевтина Сергеевна Чичерова бесплатно.

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Аметистовый Аристократ - Алевтина Сергеевна Чичерова - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Аметистовый Аристократ - Алевтина Сергеевна Чичерова - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Чичерова Алевтина Сергеевна

Аметистовый Аристократ

Читать онлайн
Предыдущая страница Следующая страница

2. Libertas

Эжени ждала его на остановке. Почти каждое утро они встречались здесь и потом вместе ехали на работу. Николас высаживался раньше, в то время как девушка еще несколько остановок ехала после одна. Совсем немного утреннего времени но они могли посвятить друг другу.

Однако этим днем, меньше всего Нику хотелось лицезреть подругу. И даже невзирая на теплые, скорее дружеские нежели любовные отношения между ними (по крайней мере такими их более воображал себе Ник), он предпочел бы побыть в одиночестве и поразмышлять.

– Что-то ты тихий сегодня? – чуть подавшись вперед, проговорила Эжени всматриваясь в отстранённое лицо Ника, уставившегося в окно и почти не обращающего на нее внимания.

– Да, в самом деле? – парень выдавил глупую улыбку.

– Угу.

– Ерунда. Просто… – он помедлил. И хотелось промолчать, но что-то внутри него отчаянно требовало поделиться с кем-нибудь своими проблемами.

– Снова предки все настроение с утра испортили? – словно догадавшись о его печалях, спросила девушка.

– Ну в общем… Ай, черт с этим со всем, – махнул рукой Ник, словно отгоняя навязчивые образы. – Достали они уже. Только и делают, что грызутся. Каждое утро одно и то же. Я уже заранее могу сказать, что произнесет отец или мать в следующую минуту. Неужели они сами не замечают этих повторений и как их не тошнит от этого? Знаешь, иной раз поражаюсь, зачем они поженились? Если любили, тогда почему же сейчас не могут к соглашению прийти? Мало того, что между собой не ладят, так еще и мы…

– А вы-то что?

– Лишний повод для распри, – мрачно пояснил Николас.

– Знаешь, говорят истинная любовь не возможна без ссор, – задумчиво протянула Эжени, откидываясь на мягкую спинку маршрутного такси.

– В самом деле? – удивился Николас.

– По крайней мере, – Эжени опустила взгляд. Голос ее звучал чуть приглушенно. – Мама всегда так говорит, когда повздорит с отцом.

– Ааа.

– Мне кажется, тем самым она себя как бы успокаивает. Понимаешь?

– Понимаю, однако… – Ник почесал затылок. – Не вижу смысла создавать ячейку общества, если она приносит такой дискомфорт. Тебе так не кажется? – он направил внимание на девушку.

– Ник… – не поднимая глаз, проговорила она со странным выражением на лице. – Ты меня любишь?

– Что? – распахнул глаза парень. – Причем тут это?

– Совсем не при чем, – мотнула головой Эжени и видимо испытывая волнение, начала перебирать пальцами свои длинные русые волосы, собранные в хвост сбоку. – Мы тоже частенько ругаемся и… Знаю, я бываю порой несносна и эгоистична, однако… Я хочу знать, что ты чувствуешь ко мне.

Николас содрогнулся, когда на него прямо и требовательно посмотрели ее большие, лучащиеся глаза.

– Блин, ну чего ты вдруг, – замялся он. – Такие вопросы странные задаешь.

– Ник…

– Прости, мне уже пора выходить. Давай, я тебе позвоню. Пока, – и поцеловав девушку, он быстро поднялся.

– Ник! – она подалась вперед, но он уже пробирался к выходу. Махнув ей на прощанье, парень проследил взглядом за тем, как удалялась маршрутка, после чего вздохнул с облегчением.

– Пронесло.

«Ох и зачем задавать эти дурацкие вопросы? Мы ведь и так встречаемся. Неужели не очевидно? Неужели мать не научила ее, что мужчинам тяжело выражать свои чувства?».

С радостью от так удачно избегнутого прямого ответа на поставленный вопрос, он двинулся в сторону офисного здания, возвышавшегося над прочими высотками. Черт, он хотел всего-то поделиться с ней событиями утреннего инцидента, спросить ее мнение насчет сестры и отношения ко всему этому отца, и, что не менее актуально, он хотел поговорить с ней об этих людях, которых еще почему-то принято называть «аметистовыми аристократами». Но ничего не вышло. Беседа повернула в совершенно неожиданное для него и надо сказать не совсем приятное направление.

– Аметистовые аристократы… Что за странное название? И почему именно аметистовые? У них что, у всех имеются аметисты? Или это какое новое модное словечко, характеризующее особое мировоззрение и того гляди сексуальное направление? Ерунда какая-то. Было бы время полазил в нете поискал о них что-то.

Размышляя над этими вопросами, молодой человек спешно шагал к зданию.

По пути, прикупив в ларьке гамбургег с говядиной и колу, и заглотив их еще прежде чем вошел в помещение, он услышал телефонный звонок из кармана своего пиджака.

– Да, месье Бове!

– Ты где? – раздался нервозный голос секретаря. – Ты уже должен быть на месте! Какого черта! Я ничего не успеваю, где тебя носит? Ты хоть понимаешь силу ответственности нашего отдела?!

– Так я же… – растерянно пробормотал Ник, взглянув на часы. Он не опаздывает, даже пришел раньше, так в чем дело? Даже спустя три недели работы, он все еще не мог приспособиться к тому, что на работу его могут вызвать в тот самый миг, когда солнце только покажется из-за горизонта. И где бы ты ни был, чем бы при этом не занимался, а обязан быть максимально собранным и готовым к любому поручению.

– Никаких оправданий! Чтобы через секунду был на рабочем месте! Месье Лоран прибудет с минуты на минуту и сразу же спросит с меня документы, а у меня их еще нет, потому что какой-то бездельник любит поспать! И только попробуй сказать, что забыл их дома!

– Нет-нет, они у меня, – для большей убедительности, скорее для самого себя нежели для секретаря, который все равно не мог его видеть в данный момент, Ник похлопал по сумке, в которой лежала папка с бумагами.

– Ну слава богу. Быстро сюда! А не то нам обоим прилетит!

– Бегу, – кивнул Ник и выбросив салфетку и пустую бутылочку в урну, бегом бросился к центральному входу компании с весьма вызывающим названием «Libertas», что в переводе с латыни означало «Свобода». Такое кричащее название, не соответствующее положению дел в реальности, своей фирме дал сам глава – месье Лоран. Он был твердо убежден, что деятельность его сотрудников дарует истинную свободу людям, нуждающимся в роботизированных помощниках. И если рассматривать это имя с его позиции, то все становится весьма логичным, поскольку большинство людей в самом деле получили свободу не заниматься монотонными делами, получив простор для творчества и самореализации в делах.

Больше на раздумья времени у Вилара не было. Его должность слишком ответственная, а положение чересчур шаткое (впрочем, как и у других сотрудников господина Лорана), чтобы придаваться грезам.

– Принес? – нетерпеливо шагая взад-вперед по маленькой светлой приемной, с порога осведомился Бове, как только Николас показался в дверях.

– Да, вот. Возьмите, – Ник протянул начальнику папку с бумагами.

– О, счастье, – выдохнул Бове, нервный и конвульсивный мужчина лет 30–33. – Месье Лоран только что прибыл и ждет. У него собрание и он должен к нему подготовиться.

– Тогда я буду предупреждать всех, кто ему позвонит, чтобы не беспокоили, – Ник хотел было пойти сесть за свой стол, но Бове удержал его за руку.

– Это само собой, дружок, но сейчас ты пойдешь и отнесешь эту папку господину Лорану.

– Я?! – воскликнул Николас, содрогнувшись всем телом. По правде сказать, меньше всего ему хотелось идти в кабинет своего шефа, о чьем специфическом характере он был осведомлен не понаслышке.

А дело в том, что когда он только-только устроился в компанию в самый первый день, горя желанием поскорее познакомиться с человеком, чьему секретарю он отныне оказывает помощь в их общих делах, месье Лоран появившись на этаже, даже не взглянул в сторону Ника, хотя Бове и сказал ему и даже показал на парня, занявшего место их прошлого сотрудника. Лоран даже не оглянулся, словно бы Ника не существовало и только приказал принести ему кофе, что Бове тотчас беспрекословно выполнил.

– У него прошли очень серьезные переговоры, – сразу отрапортовал Бове так, словно бы Ник был виновен в том, что появился не вовремя, нарушив атмосферу размышлений начальника после тяжелой встречи.

Всё следующее время Николас каждый раз, подобно Бове, вставая с места при виде появляющегося в приемной Лорана и здороваясь, не удостаивался даже кивка головы со стороны шефа, всегда держащегося гордо и непринужденно, будто бы он и впрямь был властителем мира.

От такой заносчивой манеры поведения, совершенно не обращать внимания на других, у Ника возникло предубеждение против этого человека, а в душе зародился и всплывал какой-то глубинный страх, который он подавлял каждый раз, стоило ему только услышать твердые шаги в коридоре.

До сего дня Нику еще не представлялось возможности лично обратиться к шефу – чему он был глубоко в душе рад, – и поэтому сегодня когда Бове поручил ему самому отнести документы, сославшись на более срочные дела, парня буквально пронзило судорогой паники.

Вопреки воле его лицо приняло такое несчастное выражение, что Бове его заметил.

– Ты чего? Тебе плохо?

– Нет, но я…

– Тогда идти немедленно. Не заставляй месье Лорана ждать и передай ему, что Дю Плесси не смог попасть на встречу с главой компании сегодня, но договорился на завтра. Запомнил?

– Да, – кивнул Ник.

– Отлично. Всё иди. И не задавай ему вопросов до тех пор, пока он сам тебя не спросит.

– Х-хорошо, – сглотнув протянул Ник и с гулко бьющимся сердцем шагнул к кабинету, где слышал, как начальник говорит по телефону.

– Ну же! – нетрепливо выдохнул Бове, когда Ник замер у самых дверей и обернулся на него с несчастным видом приглашенного на голгофу. – И не вздумай мешать разговору. Лучше подожди пока он закончит, только тогда проявляй себя. А я убегаю, – надевая пальто и хватая шарф с вешалки, сказал Бове и тут же выбежал из приемной.

– Всего лишь передать документы и послание. В этом нет ничего сложного, – закрыв глаза пробормотал себе под нос Николас. – Ты войдешь и выйдешь. Ничего плохого не случится. Ты исполняешь свои обязанности и только. Это твой долг.

И когда разговор за дверью умолк, он протянул руку дабы постучать, как вдруг дверь неожиданно открылась и прямо перед ним возникла стройная фигура мужчины. Темно-зеленые глаза смотрели строго, в них чувствовалась надменность и в то же время удивление, быстро сменившееся спокойствием.

– В чем дело? – холодно осведомился Лоран.

 – Вы ко мне?

– Д-да, – пролепетал Ник, ненавидя себя за это овечье блеянье. – Мне вот поручили, – он сжал в руках папку с документами. – Месье Бове…

– А, отчет. Все ясно. Заходите. Живее.

– Да, – выпалил Ник и шагнул в кабинет следом за шефом, прикрыв за собой дверь.

Элегантной походкой шеф прошел к своему письменному столу и изящно сев в кресло, осмотрел поверхность стола, на которой были аккуратно разложены всяческие бумаги, поднял вопросительный взгляд на Николаса, так и замершего в дверях кабинета.

– Вы долго намерены там стоять? – одновременно он вытянул левую руку вперед.

– Простите, ради бога, – спохватившись, Ник бросился к столу и вложил документ в выжидающе протянутую руку шефа, после чего отошел на шаг от стола. Он ощущал, как подгибаются его колени.

– Эм, еще… – Ник собрался с силами, – по поводу господина Дю Плесси…

И он передал слова Бове относительно сделки.

Лоран выслушал его не отрывая взгляда от чтива и только едва заметно кивнул.

– Как вас зовут? – прозвучал неожиданный вопрос.

– Ник, месье, Николас Вила́р, – поспешно отозвался парень. – Я вот уже месяц, как работаю помощником месье Бове, вашего секретаря.

– Угу, – промычал Лоран, словно бы что-то решил для себя. Ник рассчитывал на следующий вопрос, однако он не прозвучал. Одновременно, Ник внутренне укорял себя за тупость и предательскую дрожь во всем теле и голосе при виде этого статусного человека, которому он посмел напомнить о своей должности в его компании.

А месье Лоран производил впечатление человека из высших слоев населения. Не только его должность, как хозяина фирмы и фабрики по производству высококачественных механизмов, а сама его внешность и осанка говорили о том, что он знает себе цену. Это был видный мужчина 44 лет, тем не менее каждый кто видел его единожды мог бы поклясться, что ему не более 30. Густые темные волосы, не тронутые сединой, матовая кожа, совершенно не изобличающая возраст, под одеждой угадывалось рельефное стройное и сильное тело. Его движения были пластичны и плавны, словно у представителя семейства кошачьих.

Временами бросая взгляд из-за кипы бумаг на проходившего мимо них начальника, Николас невольно думал о том, что месье Лоран выглядит даже моложе его самого, хотя разница в возрасте была очевидна и составляла лет двадцать.

«Конечно, – думал затем Ник с горькой усмешкой, провожая шефа глазами, – обладай я такими доходами, я бы тоже мог ежемесячно спускать гигантские суммы на то, чтобы поддерживать себя в форме. И если бы принадлежал сам себе, имея свое дело, которое, дало бы мне возможность самому строить свой распорядок дня, а так у меня настолько плотный график работы, что при всем желании я не в состоянии выделить время на банальные занятия спортом».

После этого Николас снова сокрушался, что не может избавиться от тех неприятных ему 4-5 лишних кило на весах, которые пусть и не столь заметны глазу, тем не менее, лишают его внешне того лоска и блеска, коим его приводит во внутренний трепет тот же всегда подтянутый и холеный месье Лоран.

И сейчас впервые стоя перед начальником чуть ли не нос к носу и вдыхая тонкий шлейф его дорогого парфюма, Николас невольно робел, тем более зная о дурном нраве боса, который увольнял людей чисто из прихоти, только потому что кто-то попался ему на пути, когда он торопился или же попросту будучи в дурном расположении духа подписывал приказ об увольнении того или иного сотрудника, после чего, его настроение заметно улучшалось.

Николас ощущал напряжение в каждой клеточке своего тела. Он опасался сделать что-то, что могло бы не понравиться Лорану. Боялся выставить себя дураком и никчемным работником. Страсть как не хотелось терять столь ценную работу и возвращаться к отцу с плохими новостями. Работая в столь крупной фирме, Николас питал тайную мечту продвинуться по карьерной лестнице, а пока заработать денег и снять отдельное жилье, куда возможно позвал бы Эжени. Хотя думать о совместном проживании с девушкой ему пока было в тягость, хоть свое намеренье он уже озвучил ей ранее.

Все естество Ника было устремлено больше на работу, нежели на личные отношения. Эжени была рядом, он питал к ней теплые чувства, можно сказать они были хорошими друзьями, но что-то большее… Ник был не готов предложить ей это, хотя понимал, что девушка надеется. И их близость только доказывала ему, что у нее серьезные намеренья в отношении их будущего. Тем не менее, Ник был не готов определиться, что ему на самом деле нужно от Эжени. Она была и их связь была приятной. На этом всё. Если во всем остальном Ник точно представлял чего хочет, то в отношениях с Эжени все было сложнее. Умом он отчетливо понимал, что она была бы ему идеальной парой, но в душе питал сомнения. И вот такое чувство неопределенности тянулось уже три года, в то время как все вокруг, сама Эжени, да и он сам в некоторой степени планировали совместное будущее.

Может в какой-то степени он не позволял себе думать о будущем с Эжени, поскольку не имел даже собственного жилья, а приводить ее в дом родителей, где и без них всегда полно хлопот, не было никакого желания?

Так что, беря во внимание обстоятельства стыда перед отцом и невозможность планировать свое светлое будущее будучи без должного заработка, Ник намеревался терпеть все что угодно, лишь бы сохранить место, доставшееся ему каким-то чудом. Да-да, именно чудом, ведь из 150 кандидатов, многие из которых уже имели опыт работы, выбрали именно его – парня, только недавно закончившего институт с подработкой на почте, мечтавшего работать по своему профилю.

Внутренняя тревожность Николаса настолько контрастировала со спокойствием месье Лорана, изучающего цепким взглядом бумаги, что взгляни на них кто посторонний, то этот человек непременно бы решил, что тиран-отец проверяет школьный дневник своего сына и видит там плохие отметки.

Парень очень хотел поскорее уйти, и казалось бы, надо так и поступить, ибо шеф полностью увлекся чтением бумаг и по всей видимости на присутствие Ника ему уже было наплевать, но он не смел. Вилар чувствовал, что даже несмотря на полностью утраченный интерес к своей скромной персоне, он должен оставаться на месте и ждать, пока его отпустят. Исходя из этого убеждения он продолжал стоять испытывая ужасное напряжение от того, что в любой миг могло последовать указание. Он не смел поднять глаза на Лорана, чтобы получше рассмотреть его, он только лишь украдкой поглядывал на него, почтенно склонив голову и созерцая узорчатый пол под своими ногами.

Время шло. Лоран все так же с непроницаемым лицом неторопливо изучал одну бумагу за другой. Затем встал, прошел к окну о чем-то думая и замер там, глядя на улицу и заложив руки за спину. Казалось, он совершенно забыл о присутствии в кабинете сотрудника, чьи нервы уже были на пределе от напряжения и ожидания. Ведь у Вилара также была работа, которую он должен был выполнить как можно скорее. И наверняка месье Бове сейчас клянет его на чем свет стоит из-за того, что он шляется невесть где и еще не приступил к исполнению своих обязанностей, а ведь общий результат зависит от скорости каждого! А Ник застрял в кабинете шефа, не в силах напомнить тому о своем присутствии.

Парень переминался с ноги на ногу, сжимал руки в кулаки, но не смел потревожить шефа в его размышлениях. Тот выглядел таким сосредоточенным на своих делах, что отвлечь его было все равно, что ударить в спину ножом. Тем более Ник знал наверняка, ибо сам составлял отчет, что дела не самые радужные и требуют срочного вмешательства главы компании.

И вот, месье Лоран наконец обернулся и Ник поймал его жесткий взгляд на себе. Страх и почтение пронизали его тело и одновременно в душе блеснула надежда, что сейчас Лоран его отпустит и он вернется к своей работе за которую уже был готов приняться с таким воодушевлением, какого еще не наблюдал у себя за весь период работы. Он уже был готов выполнить в два, в три раза больше обязанностей лишь бы поскорее его отпустили из этого кабинета, где на него морально давила каждая деталь чрезмерно лоскового интерьера, не говоря уже о присутствии самого шефа.

Ник уже было открыл рот, дабы поблагодарить и выйти, как вдруг Лоран, не спуская с него какого-то отстраненного взгляда, будто бы смотрел сквозь парня, быстро прошел к выходу. Ник опомниться не успел, как остался в помещении совершенно один. Его охватила паника брошенного на произвол судьбы человека.

Что делать? Он остался один. Уйти? Уйти самому не получив одобрения?

Страх снова пронизал каждую клеточку тела от этой мысли.

А вдруг он еще за чем-то нужен шефу и, возвратившись, Лоран рассвирепеет увидев, что Ник отлучился самовольно? Еще не дай бог прикажет уволить его за самоуправство. Что он тогда скажет отцу? Старик навряд ли одобрит его своенравный поступок.

Ах, жуть! А что если Лоран, будучи озабоченным отчетом, попросту забыл отпустить его? И по возвращении будет крайне удивлен тем, что Ник все еще ошивается в его кабинете, вместо того, чтобы работать?

Только… как он мог забыть о его пребывании если смотрел на него в упор?

А точнее, не совсем на него… Скорее он видел строки отчета внутренним взором, в то время как его физические глаза смотрела на Ника… Но это не важно!

Нельзя смотреть на человека и не видеть его! Значит, Лоран намерено не отпустил его, так как Ник ему еще за чем-то нужен.

А может лучше выйти? Ведь он может прекрасно дождаться появления шефа в его же приемной. Он же не пропустит его возвращение и как только Лоран появится в приемной он будет рад выполнить любое его поручение.

Кошмарная дилемма – уйти или остаться! Что же делать?

Абсурдная, совершенно нелепа ситуация, но она доставляла Нику такие мучения, что и не описать.

Стоя в кабинете, он слышал, как возвратился Бове и началась работа, ибо как только скрипнул его стул, зазвучал голос секретаря, говорившего по телефону.

О, если бы только Бове вошел и увидел его здесь. Он бы наверняка решил ситуацию. Он избавил бы его от томительного ожидания и мучений выбора, как правильно поступить в столь щекотливой ситуации!

Бове – умудренный опытом работы с Лораном человек и знает ход мыслей шефа, по крайней мере, он похож на того, кто знает. Уж он-то бы сказал Нику наверняка, что ему следует делать – оставаться или уходить.

Но какова вероятность, что Бове войдет в кабинет, когда там нет шефа? Почти нулевая. Может выглянуть и окликнуть его? Спросить, как лучше поступить?

Ник уже было сделал шаг, как вдруг остановился. А что если сейчас вернется Лоран и он столкнется с ним в дверях? Это будет крайне неудобно. Тот оставил его на минуту одного, а он уже поднял кипиж и дергает других сотрудников по пустякам.

Нет, надо подождать. Бос наверняка скоро придет и тогда все решится.

Еще через пять минут Ник услыхал, как Бове покинул приемную.

" – Ну вот… – в отчаянье подумал Николас, – теперь последний шанс уйти отсюда пропал."

– Как же быть? – молодой человек закрыл глаза. Он очень страдал не зная, как ему поступить в такой ситуации и уповал лишь на скорейшее возвращение Лорана.

.

Получить полную версию книги можно по ссылке - Здесь


Предыдущая страница Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Аметистовый Аристократ - Алевтина Сергеевна Чичерова


Комментарии к роману "Аметистовый Аристократ - Алевтина Сергеевна Чичерова" отсутствуют


Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Партнеры