Аметистовый Аристократ - Алевтина Сергеевна Чичерова - 3. Libertas (продолжение) Читать онлайн любовный роман

В женской библиотеке Мир Женщины кроме возможности читать онлайн также можно скачать любовный роман - Аметистовый Аристократ - Алевтина Сергеевна Чичерова бесплатно.

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Аметистовый Аристократ - Алевтина Сергеевна Чичерова - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Аметистовый Аристократ - Алевтина Сергеевна Чичерова - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Чичерова Алевтина Сергеевна

Аметистовый Аристократ

Читать онлайн
Предыдущая страница Следующая страница

3. Libertas (продолжение)

Когда в коридоре послышались твердые быстрые шаги, Николас мигом встрепенулся. После трехчасового ожидания, за время коего он не позволил себе присесть хотя бы на минуту, ожидая появления шефа, он не чувствовал ног, а его позвоночник ныл, требуя от хозяина дать ему передышку, что до нервов… Эх, тут и говорить нечего. Молодой человек был измотан до предела.

Ему потребовалось много усилий, чтобы собраться с духом. Он ждал этого и наконец дождался – Лоран вернулся к себе.

Поправив пиджак и нацепив улыбку, Николас смотрел на вход. И вот дверь распахнулась, вошел Лоран, совершенно уравновешенный и если моно сказать в хорошем расположении духа. Он вошел и тут же двинулся к шкафу с бумагами, стоявшему в другой стороне от Ника и рабочего стола, игнорируя или не замечая Николаса, чем ввел того в крайнее замешательство.

– Кхе-кхе, простите, – не выдержав, робко пробормотал Ник, опасаясь, как бы шеф снова не удалился и не оставил его в этом аду еще на три с лишним часа.

Месье Лоран обернулся. В его глазах читалось крайнее удивление и непонимание.

– Вы еще кто? Вы что тут делаете?

У Ника отвисла челюсть. Он не мог поверить своим ушам. Лоран или издевается над ним или у него реальные проблемы с памятью.

Собрав всю волю в кулак, чтобы не выказать охватившего его гнева, Ник выдавил из себя вежливую улыбку:

– Месье Лоран из-за большого количества дел наверное совсем замотались и забыли отпустить меня. Я ваш сотрудник – Николас Вилар. С недавних пор помогаю вашему секретарю и зашел к вам с утра отдать отчет и передать сообщение, касательно Дю Плесси.

– Ах да, – как-то не очень виновато пробормотал Лоран, опустив взгляд, задумавшись. – Верно. Припоминаю… – он снова поднял глаза на Ника и этот взгляд был настолько пронизывающим, что парень поежился. – И что же, месье, Вилар, вы так и не ушли?

– Разве я мог без вашего позволения?

– Да-да, в самом деле… – соглашаясь, кивнул Лоран. – Значит, пока шло заседание вы все время оставались здесь?

– Да, – растерянно пробормотал Николас.

– И не отлучались?

– Ни на минуту. Понимаете, вы ничего не сказали и я подумал, что еще могу быть вам полезен.

– Какая неприятность, – только и молвил Лоран, проходя и присаживаясь за стол. – Прошу простить мне мою невнимательность. Я погрузился в дела и совершенно позабыл отпустить вас. Надеюсь, это вас не сильно смутило?

– Нет-нет, что вы! – воскликнул Вилар. – Я понимаю, как вы заняты. При вашей нагрузке не удивительно, что вы забыли обо мне. Ничего страшного. Обидно только, что я потратил столько времени впустую, хотя мог бы приносить пользу.

– Да, в самом деле. Это и впрямь досадно. А знаете что, месье Вилар, ход ваших мыслей мне нравится, – одобрительно кивнул Лоран не спуская с парня пристального, изучающего взгляда. – Как выйдете, передайте месье Бове, что ваш испытательный срок окончен. И начиная с сегодняшнего дня вы будете получать полную ставку.

– О, благодарю! – воскликнул Ник, обрадовавшись настолько, что напрочь позабыл о своих изначальных претензиях, неудобстве и справедливом гневе на легкомысленное начальство. – Благодарю, месье. Я очень, безумно рад этой возможности. Я всегда мечтал работать в сфере техобслуживания. Быть так или иначе причастным к столь полезному стране изобретению, как искусственные помощники, для меня больша́я честь.

– Миру, – поправил его Лоран.

– Да, вы абсолютно правы, всему миру. Ведь андроиды распространены по всей Земле. Сейчас уже мало какой офис, даже самый захудалый, по типу места, где я работал прежде не представляет себе полноценной работы без искусственного интеллекта.

– А где вы работали прежде? – с интересом осведомился Лоран еще пристальней глядя на Николаса.

– Я работал на почте, месье. Целый год провел в фасовочном отделе.

– А как попали к нам? – уже спокойно спросил Лоран.

– Я увидел в интернете объявление о наборе сотрудников на должность помощника секретаря и подал свое резюме.

Поскольку мое образование дает мне специализацию в отношении устройства человекоподобных роботов, я подумал, что могу попытать удачу.

– Да, никогда не стоит отказываться от того, что может стать твоим, даже когда это кажется полным абсурдом, – согласился Лоран. – Вы мне нравитесь, месье Вилар. Возможно, я подумаю о вас, когда речь станет о начальнике производства. Там всегда нужны специалисты. Вам ведь известно, что помимо компании по техподдержке у меня имеется свой собственный завод, который поставляет детали, а порой и сами модели на международный рынок?

– Конечно. Конечно мне это известно. Вы один из самых влиятельных производителей в этой области! Ах, месье, если бы вы назначили меня, это было бы… – Нику не хватало воздуха. Такая милость совершенно обескуражила его. Он не мог выдавить ни слова, кроме какого-то бормотания о благодарности.

– Не стоит, – уголком губ улыбнулся Лоран. – Для начала нам всем стоит хорошо потрудиться, верно?

– Да! – с готовностью отозвался Ник.

– И вы будете, как и прежде, усердно трудиться на благо всем нам?

– Разумеется. Сделаю всё от меня зависящее.

– В таком случае, – довольно проронил Лоран. – Можете быть уверены, награда за преданность своему делу не заставит себя долго ждать. Ступайте. У вас верно накопилась куча работы за те утерянные три часа, что вы томились в безделье.

– Уже бегу, месье. Не переживайте, я все успею сделать до конца рабочего дня, – не думая скрывать свою радость, выпалил Николас и почтительно склонив голову, быстро покинул кабинет, готовый приступить к выполнению своих обязанностей.

Лоран смотрел ему вслед с задумчивостью на красивом лице. Потерев точеный подбородок, он опустил взгляд и тихонько усмехнулся какой-то мысли, что пронеслась в его голове.

– Неужели? Прямо так и сказал?!

– Да, усердно работай и награда не заставит себя долго ждать, – процитировал фразу Николас, поедая вторую порцию жареной картошки с чисбургером. На самом деле ему хватило бы и одной, но после того, как он завершил свои самые насущные дела, успел получить нагоняй от Бове, совсем потерявшего его из виду, короче после пережитого стресса да еще и толком не позавтракав дома, Ник очень сильно хотел ощутить блаженное чувство комфорта, которое позволяет нам переживать вкусная, калорийная пища попадая на наши вкусовые рецепторы, а потому не мог удержаться от добавки. Сидя в компании четырех человек – таких же молодых подающих надежды людей, занимающих на фирме мелкие должности и лелеющие свои смелые фантазии о своем великом будущем, – Николас в подробностях поведал им о своем утреннем приключении и главным образом об обещании Лорана.

– Только ты сильно губу не раскатывай, – предостерег его всегда практичный и осмотрительный Викто́р, – шеф-то пообещал, только он может также легко и позабыть о своем обещании, как и о том, что ты остался в его кабинете.

– Ты думаешь? – уныло покосился на него Ник, испугавшись что все может и впрямь так обернуться.

– Пф!

– Дело говорит наш любезный друг, – кивнул другой парень еще секунду назад удивленный рассказом. – Не обольщайся особо. Ведь это же Лоран. Ты лучше работай и помалкивай, да смотри, чтобы на глаза ему лишний раз не попасться, а не то вместо повышения получишь расчет.

– Мне кажется, ты не справедлив к нему, Пьер, – заметил Ник. – Не похоже, чтобы он блефовал. Говорил вполне себе серьезно. Да и к чему ему давать мне ложные обещания?

– Ты его что, защищаешь? – друзья подняв брови поглядели на Ника. – Уже забыл, как он поступил с Жаком? На ровном месте парень лишился работы. Как будто он был виноват в том, что сломалась оргтехника и он не успел принести документы вовремя в общий зал.

– Вовсе нет, – сконфузился Ник. – Я просто говорю, что может он не такой уж и тиран, как кажется?

– Ага, и чисто не из-за своего напыщенного тиранического поведения он, не много ни мало, забыл о тебе на каких-то жалких три часа, а потом ты как ужаленный в одно место носился по всему этажу, чтобы не отстать от графика, – нараспев произнес их третий товарищ Люсьен. – Подумаешь, дело выеденного яйца не стоит. В самом деле, сущий ангел и что только на нашей ущербной земле делает, не понятно.

– Вы меня не поняли, – возразил Ник, хотя и сам уже потерял мысль. Очевидно одно – то, как поступил с ним Лоран, забыв о его существовании и, более того, забыв даже о том, кто он вообще такой по возвращении, что доказывала его удивлённая реакция, Николаса задевало до глубины души. Он не привык, что с ним совсем не считаются и буквально не замечают его присутствия. Это напрягало и сильно. Тем не менее, сегодня шеф был достаточно любезен (а ведь это их вторая встреча один на один за целый месяц) и возможно разглядел в нем хорошего работника.

Велика вероятность, что он не так уж и не замечал Ника, а только делал вид, что не обращает на него внимания. А на самом же деле присматривался к нему, подмечая его усердную работу, а когда выпал случай намекнул, что Ник может повлиять на свое будущее в его владениях самым прямым образом.

Разве после такого заявления стоит бросать в него камни?

– И все же, – подала голос Беатриса, молодая привлекательная темноволосая девушка с тонкой талией и приятным голосом, единственная представительница противоположного пола в их скромной компании, к которой все парни относились с достаточным уважением, чтобы пытаться за ней ухаживать. – Я уверена, – серьезно продолжила она, – что он поступил с тобой отвратительно.

Разве это нормально, забыть о человеке? Это же вопиюще. Ты же не фломастер, которой можно забыть поднять с пола! Ты же человек, со своим достоинством, к тому же, член его штата и у тебя есть свои обязанности, а он по своей халатности!..

– Тише, Беа, – мягко посмотрел на нее Люсьен, – с другой стороны, что ему еще оставалось делать? – и он приобнял Ника за плечи. – Не вступать же в конфликт из-за такой мелочи и лишиться работы? Ты бы и сама не стала ничего говорить, и точно также была бы рада новой возможности. Разве я не прав?

– Не прав. Я бы напомнила о себе.

Люсьен только скованно усмехнулся и посмотрел на Ника.

– Считаете меня трусом? – сдавленно молвил Ник, опустив нахмуренный взгляд к земле.

– Нет, – возразила Беатриса. – Мы считаем, что наш шеф зарвался. И совсем не считает людей, за людей.

– И вы тоже так думаете? – Ник поглядел на парней.

– Безусловно.

– Тогда, – глотнув булочку, задумался Ник. – Почему никто ему об этом не скажет?

– Больной что ли? – прыснул со смеху Пьер. – Или тебе работать здесь надоело?

– Да, – подтвердил Виктор. – И думать забудь о том, чтобы перечить ему, если хочешь продолжать работу. Он увольняет людей и за меньшее.

– Как Жака? – осведомился Ник.

– Да, – кивнул Виктор. – Как Жака, как Робера и как многих несчастных до них.

– Вот тебе совет – сиди и помалкивай, довольствуйся тем, что есть. А свою гордость спрячь подальше до поры. У тебя всегда будет возможность выставить ее напоказ при других обстоятельствах, а здесь, – Виктор окинул взглядом всех товарищей так или иначе потупивших взоры, – властвует месье Лоран. И никто ему безнаказанно не смеет указывать как поступать. Так что, Беа, – он укоризненно посмотрел на девушку, – не давай наставлений, если они могут сильно подпортить кому-либо жизнь.

– Просто меня бесит такое поведение, как и всех вас, – удрученно произнесла Беатриса, проводя рукой по своим длинным волосам. – Мне противно и в то же время, я понимаю, что ничего не могу. Я связана. Я не могу потерять такую работу. Где я найду лучше? И меня убивает такое положение. Вроде бы мы и свободны, вроде бы нас никто не держит здесь, но на деле получается, что мы зависимы и не можем сами освободиться. Что очень печально.

– Во всяком случае, утешение есть, – улыбнулся ей Виктор. – У тебя есть работа и хорошее жалованье. А Лоран с его замашками – да пошел он к черту. Выскочка. Думает, что он аметистовый аристократ и ему все позволено?

– Как ты сказал? – оживился Николас во второй раз за день услышав интригующее словосочетание.

– Сказал, что он выскочка и что…

– Да нет же, я имею в виду твое выражение «аметистовый аристократ».

– Ааа, ты об этом, – Виктор потер лоб. – Да так, вылетело просто.

– А кто это? – не унимался Николас. – Я уже который раз сталкиваюсь с этим названием, но понятия не имею о чем идет речь.

– Я и сам толком не знаю, – пожал плечами Виктор и потянул кофе из стаканчика. – Вроде как это некое элитное общество. Какие-то особенные люди.

– А в чем их особенность? – Ник чувствовал небывалый интерес к этой теме, хотя и сам не понимал отчего. Какое ему дело до слоев населения к которым он не имеет прямого отношения?

– Сложно сказать. Об этом мало информации. Но говорят, что это не простые смертные. В их руках сила и власть о которой только мечтать можно.

– То есть? – не понял Ник. – Члены правительства?

– Нет, – покачал головой Виктор. – Насколько мне известно, они не правят странами. Хотя вроде как и в парламенте некоторые из них присутствуют. Но дело в том, что они не пытаются контролировать что-либо ставая во главу стола, как все мы привыкли. Они это делают как-то иначе, как-то по особенному.

– То есть не занимая посты? – уточнил Пьер.

– Да.

– А как это? – спросила Беатриса.

– Не знаю, – честно ответил Виктор.

– Тогда в чем же заключается их власть и сила, если таковые имеются? – снова полюбопытствовал Ник.

– Не могу сказать наверняка, слухи о них самые противоречивые. Говорят, они те еще чудаки.

Повисла тишина. Кажется каждый по-своему был заинтригован словами Виктора.

– Я слышал, – медленно начал Люсьен, – что эти парни, впрочем, там есть и девушки, так вот, эти люди помимо всяких невероятных умений, хех, помимо всей своей чудаковатости, еще обладают такой уникальной способностью как управлять своей реальностью.

– В смысле? – все обернулись к блондину.

– В смысле, что они каким-то неведомым образом способны подчинять себе реальность и строить ее таким образом, чтобы все шло им на пользу, – пояснил Люсьен.

– Откуда ты знаешь? – спросил Пьер.

– Да так… Сижу иногда на форумах, а там всякое болтают. Вот и выцепил информацию у одного приятеля.

– И ты доверяешь этому бреду? – скептически проговорил Пьер. – Как по мне, тот кто тебе наболтал о таком, просто псих. Такого в природе не бывает. Никто не способен подчинять себе ход событий. Это не в человеческой власти.

– Верно, – хмыкнул Виктор. – Мне кажется, что это просто бравада. Попытка показать себя какими-то особенными. Иллюзия контроля над ситуацией. Уход от реальности одним словом.

– Может и так, – не стал спорить Люсьен видимо разделявший ту же точку зрения, что и остальные. – Тем не менее, таков один из слухов о них.

– А что этот человек еще сказал тебе, Люсьен? – не желая уходить от темы, быстро спросил Николас. – Он был свидетелем чего-то подобного? Хотя бы раз?

– Лично – нет, как я понял. Это ему поведал его товарищ, который якобы знаком с одним из этих сектантов.

– Почему сектантов? – удивился Виктор.

– Потому что у них своя община и свои тайны и ритуалы, а такое принято в народе называть сектой, – пояснил Люсьен.

– Если у них своя община, значит, есть что-то что может позволить им распознать друг друга, – проговорил Ник в то время как его мозг лихорадочно работал. – Исходя из названия, это может быть…

– Аметист в петлице камзола, – хмыкнул Пьер. – Или эти шуты себе волосы в фиолетовый красят, а может татуировки цветные делают, а может еще что покруче. Поди разбери эти сумасшедших.

– Чего сразу сумасшедших? – поднял бровь Николас.

– Потому что только сумасшедшие могут убеждать окружающих, что они способны творить реальность. И надо быть полным остолопом, чтобы верить в эти бредни, – посмеиваясь ответил Пьер.

– Не знаю, а я бы хотел познакомиться с кем-то из них. Наверно, это было бы интересно встретить человека, заявляющего, что он может контролировать реальность, – мечтательно проговорил Ник поглядев на Люсьена словно надеясь, что тот скажет ему где найти «Аметистового Аристократа».

– Так облейся фиолетовой краской и выйди на площадь Пале Рояля, глядишь, тебя кто из них за своего примет и сам подойдет, – прыснул со смеху от собственной шутки Пьер.

– Очень смешно, – нахмурился Ник, – пик остроумия.

– Ладно, не обижайся. Я же шучу, – хлопнул его по плечу Пьер. – Я бы и сам не прочь завести дружбу с таким человеком. Пусть научит меня, как устроить Лорану сладкую жизнь. Довести его до такого состояния, когда он на своей же шкуре почувствует всю ту боль и унижение, которые ощущаем все мы ежедневно. А то ходит как павлин, с высока глядит, да милости, будто Бурбон раздает, а мы все прогибаемся под него и слова сказать не можем.

В компании вдруг резко стало шумно. Всех похоже увлекла эта игра придумывать козни Лорану, которые можно было бы устраивать анонимно, умей они управлять событиями, как то по слухам делают члены сообщества «Аметистовых аристократов».

– Аметистовый аристократ… – произнес Пьер после минутного молчания. – И надо же было такое название чудно́е придумать. Ясное дело – очередная зажравшаяся элита. Уверен среди них нет ни одного честного работяги.

– Мой отец примерно также рассуждает, – сказал Ник с какой-то душевной смутой. – А в чем еще выражается их чудаковатость?

– Поди знай? – пожал плечами Люсьен. – Но мой друг утверждал, ссылаясь на заверения его друга, что их виденье мира совершенно отлично от нормального.

– Говорю же психи, – хмыкнул Пьер. – Крыша поехала, вот и несут всякую чушь и себя колдунами великими считают.

– Но ведь среди них есть и члены правительства, – напомнила ему Беатриса.

– Подумаешь! – фыркнул Пьер. – Как будто среди политиков не могут существовать сумасшедшие. Вспомните хотя бы Наполеона или Гитлера. Их признавали шизофрениками, а вы говорите о невозможности нахождения психически больных людей среди правительства.

– Их сообщество можно уже считать фальсифицированным, от того, что у них априори не существует распознавательных символов, хотя мы все прекрасно знаем, что у любого сообщества, если оно претендует на это звание, есть распознавательные знаки, – заметил, как бы мимоходом Люсьен, смерив друзей своих лисьим взглядом. – Они вроде бы существуют, но с другой стороны их как бы и нет. Мистика? Пожалуй.

– Это тебе тоже твой товарищ поведал? – спросил Виктор.

– А как же? – самодовольно усмехнулся парень. – Он самый.

– И ты поверил? – презрительно покосился на него Пьер.

– А почему бы и нет, раз это способно привнести хоть немного веселья и мистики в нашу обыденную рутинную жизнь?

– А как же они тогда узнают друг друга? – тревожно спросил Ник. Все посмотрели на него с недоумением.

– Я смотрю наш приятель крайне заинтересован этой сектантской группировкой. Смотри, они еще прознают, что ты так ними интересуешься, почуют угрозу, да подстерегут тебя ночью, да сделают так, что ты на ровном месте носом об асфальт, – и не выдержав, Пьер разразился смехом.

– Да ну тебя! Я же просто… – Ник в смущении пожал плечами. – Просто спрашиваю. Интересно ведь. Я об этом ничего не слышал прежде.

– Странно, ведь о них уже давным-давно поговаривают, – заметила Беатриса. – В наше время они чуть ли не первая тема в обсуждения в сети. Как ты мог пропустить это мимо ушей?

– Ну вот как-то пропустил, – смущенно улыбнулся Николас. – Поэтому и хотел бы знать, как это происходит.

– Да пес их знает, как они узнают друг друга, – бросил в ответ Люсьен. – Мой знакомый тоже ничего об этом не знает. Умалчивают они это.

– Значит, если это правда, то их опознавательные знаки скрыты и увидеть их можно только если… – Пьер заговорчески понизил голос.

– Только если, что? – насторожился Ник.

– Только если пригласить одного из них в баню, – воскликнул Пьер и снова расхохотался. – Их метки сто пудов там находятся, вот они о них и не распространяются. Бред. Наверняка еще одно меньшинство со всякими извращениями.

– Фу, пошляк! – поморщилась Беатриса. – Как будто нам одного Люсьена мало, так и ты еще!

– Воу, а я здесь каким боком? – усмехнулся Люсьен, которого все они знали, как любителя «побродить по ночам».

– Мадам! – наигранно-уязвленно выдохнул Пьер.

– Вообще-то, мадемуазель, – выпрямившись надменно поглядела на него Беатриса.

– Ладно, ну их! – махнул рукой Николас не желая более слышать комментарии друзей на счет этих таинственных людей. – Каждый имеет право сходить с ума по-своему, – он усмехнулся, вставая с бордюра раскинувшегося на шумной площади великолепного фонтана, подле которого они частенько коротали время ланча, – а мне уже идти пора. Сегодня очень много дел и хоть бы до конца дня управиться, а то не охота тащить всё это домой.

– Да, мы тоже пойдем. Да, ребят? Нам платят не за то, чтобы мы тут лясы точили. А если опоздаем с перерыва, рискуем вылететь. Пошли.

И все вместе молодые люди направились к зданию, где надлежало еще доработать добрые четыре часа.

Всю обратную дорогу к офису Ника не покидала мысль о тайном обществе аристократов, о котором оказалось достаточно много любопытных слухов и бесед, почему-то обошедших его стороной. Интересно, а знает ли о них что-нибудь Шанталь? Он крутиться в обществе подростков, а они всегда первыми узнают о всяческих новшествах, будь то новое сообщество или выпуск новой модели телефона.

А вообще, мистика с этими ребятами да и только. Как это возможно – управлять своей реальностью? Тут и впрямь надо быть каким-то колдуном.

А скорее всего это действительно просто чья-та шутка. И самое обычное общество оптимистов, которых за последние годы развелось столько, что не передать. Просто люди, уставшие от ежедневной рутины вообразили себя магами и внушили себе и другим, что способны что-то там контролировать. И им кажется, что от такой иллюзии их жизнь проще. А для основателей общины это идеальный шанс заработать денег на этих несчастных. Тоже коммерция. А чтобы не нести ответственности за своих приверженцев, они даже статуса общины как таковой не имеют. Ведь если нет официального документа о существовании группы, то, следовательно, и ответственность за них и их странности никто не несет.

Все это чушь. «От» и «до». Полная фальсифицированная чушь.

«Ведь, к сожалению, – Ник с грустью посмотрел на клочок лазурного неба, среди верхушек небоскрёбов, – никому не дано управлять ходом событий».

Компания молодых людей уже готова была распасться в холе 12 этажа, когда внимание Ника и остальных привлек оклик женщины, отчаянно бежавшей по коридору в попытке кого-то нагнать и ожесточенно махающей одной рукой в то время как второй сжимала папку с документами.

– Кристиан, подождите! Пожалуйста, постойте!

Уже было собравшийся войти в дверь лифта парень обернулся и устремил на звавшую его особу живой, пронзительный взгляд своих темно-зеленых глаз. Затем его губы озарила приветливая полуулыбка, словно бы к нему спешил друг.

– Элен, неужели вы бежали через весь этаж только ради того, чтобы догнать меня? А я и не заметил. Задумался о своем. Прощу прощенья за свою невнимательность. Даже не знаю, чем могу быть вам полезен.

– О, Кристиан, вопрос жизни и смерти, я прошу вас, – молитвенно сложила свои худенькие руки женщина. – Не сочтите за труд, пойдите, отдайте эти бумаги вашему шефу.

– Моему шефу? А вы что же? – лукаво поглядел на нее молодой человек, одновременно беря документы из ее рук.

– Ах, вы же знаете, как он ко мне относится, – Элен опустила поникший взор к полу, – а тут еще я не успела вовремя. У меня дома ребенок, мальчику только четыре года. Он заболел и почти всю ночь я провела с ним, совсем не успела ничего сделать из порученного. Пришлось пораньше прийти на работу и тут заканчивать отчет. Я еле на ногах стою, боюсь, я не вынесу если он еще на меня обрушиться. Ведь я с тура должна была доставить ему отчет, а сейчас, как вы сами знаете…

– Время послеобеденного перерыва, который, к слову, уже подошел к концу, – докончил за нее парень, тряхнув гривой своих каштановых, вьющихся волос.

– Вот видите, – в отчаянье выдохнула Элен, – я и без того уже опоздала, а если он еще увидит меня, ох, нет! – она зажмурилась и закрыла лицо руками. – Я этого не вынесу. А говорить ему о моих домашних проблемах…

– Почему бы и да? – пристально глядел на нее молодой человек.

– Ах, Кристиан, не будьте столь наивны. Не всем так везет, как вам! Не каждый способен быть таким как вы! – выдохнула в отчаянье Элен.

– Как я? – искренне удивился Кристиан.

– Ради бога, Дюбуа меня и слушать не станет, просто уволит и дело с концом. И это в лучшем случае. Прошу, Кристиан, вы моя последняя надежда.

– Я понимаю, однако документы же не поступили вовремя, неужели вы полагаете, что гнев его станет меньше от того, что я принесу ему бумаги теперь?

– Не станет! Поскольку вы сможете улучить момент и незаметно подложить ему бумаги и тогда есть шанс, что он решит, что они лежали тут с самого утра, а он их попросту не заметил.

– По-вашему это хорошая идея? – сочувственно улыбнулся Кристиан.

– Нет, она отвратительна, но это единственное, что я смогла придумать. Так, Кристиан, вы поможете мне? Он вас любит.

– Любит? Вы шутите?

– Я хотела сказать, уважает. Да, он уважает вас. Не то что меня, хотя я работаю здесь побольше вашего… Он не станет ругаться даже если заметит, как вы открыто кладете ему ваши запоздавшие бумаги, а вот на меня… Если я позволю себе подобное… – она сжала виски. – Поймите, я не могу так рисковать. Я не могу лишиться роботы. Мой муж сейчас сидит без работы и все держится на мне и…

– Хорошо-хорошо, – выставил изящные руки вперед Кристиан, останавливая поток ее горестного красноречия. – Не продолжайте. – он вздохнул. – В конце концов разве я могу отказать в просьбе девушке, в чьих глазах так остро читается нужда и страх?

– О, вы ангел, Кристиан. Не зря вас так назвали родители. Вы его второе воплощение на Земле*, – обрадовалась Элен, глядя на молодого человека, точно на божество.

– Не преувеличивайте, – хмыкнул Кристиан, польщенный ее словами, но не до такой степени, чтобы заливаться краской. – Я делаю лишь то, что считаю должным.

– И в этом ваше основное преимущество, – серьезно произнесла Элен. – Мало кто сейчас вспоминает о своем долге, как человека.

– Мне кажется вы ошибаетесь, дорогая Элен, – мягко возразил Кристиан.

Женщина ничего не ответила, видимо решив остаться при своем мнении и еще раз от души поблагодарив парня, опасливо озираясь по сторонам, боясь, как бы ее не застал начальник, исчезла в одном из коридоров здания.

В то же время Кристиан, заметив Ника и его товарищей, кивнул им в знак приветствия, после чего ступил в кабинку как раз распахнувшихся дверей лифта.

– Хах, не ну вы видали. Тоже мне добрый Самаритянин, вечно нарывается на неприятности, – хмыкнул Пьер.

– А я как раз видел Дюбуа на улице. Он собирался подняться к себе, – произнес Николас и побуждаемый каким-то внутренним толчком, бросился к лифу, пока тот еще не уехал.

– Кристиан! – взволнованно выдохнул Николас, удержав руками двери, – если хотите остаться незамеченным для главы отдела, поторопитесь, он после нас вошел в здание, но его отвлек курьер.

– О, в самом деле? – поднял брови молодой человек, мгновенно оценив обстановку. – Что же, благодарю за информацию, месье Вилар. Учту.

Кивнув, Николас с чувством выполненного долга отошел назад, позволив дверям закрыться и лифту отправиться наверх.

«Откуда он знает мое имя?» – оторопело подумал Николас и только сейчас отметил как гулко стучит его сердце в груди. И отчего он так разволновался-то?

– И что это было? – встретили Ника друзья с саркастическими усмешками, а точнее Пьер. – С каких это пор ты оказываешь информационные услуги отделу программного обеспечения? Или сам туда метишь от того и контакты с их представителями налаживаешь?

– Что за вздор! – смутился Вилар. – Никуда я не мечу и ни к кому, как ты подразумеваешь, не подлизываюсь! Я действительно видел Дюбуа внизу, вот и решил предупредить его, чтобы не мешкал.

– Блин, у тебя своей работы нет, что ты еще чужими делами заморачиваешься? – усмехнулся Пьер. – Элен сама виновата, что не выполнила работу. У нее такое не впервой. Ей крайне не хватает ответственности. Она вечно все делает в последнюю минуту. Я поражаюсь, как ее еще не сняли с должности.

– Видать от того, что все-таки что-то да делает, – хмыкнул Люсьен.

– Пожалуй, – согласился Пьер. – А мое мнение таково, не можешь выполнять свою работу – увольняйся и нечего мозги другим своими проблемами засорять.

– По крайней мере, так она не будет подставлять своих же подчиненных, – задумчиво заметил Виктор.

– Вы это серьезно? – сдвинув брови поглядел на решительно настроенных друзей Николас. – Вы правда так считаете?

– Ник, – Беатриса коснулась его руки своей. – Пойми, не то, чтобы нам не было ее жаль. Мы конечно все понимаем и тому подобное, но ты же не хуже нашего сознаешь всю ответственность нашей работы. Чтобы работать исправно мы не должны отвлекаться на мелочи.

– Под мелочью ты подразумеваешь ее заболевшего сына? – сухо поинтересовался Николас.

– Во всяком случае у ее сына есть также и отец, который мог бы заменить ее, раз уж сам сидит без дела, пока она доделывает работу! – возмутилась Беатриса.

Николас смолчал. В принципе, он разделял мнение друзей про неответственное отношение Элен к работе, тем не менее, что-то в его душе подсказывало ему, что их поведение далеко от идеала.

– В любом случае, на сей раз она избежит неприятностей, – заметил Виктор, поправляя очки. – Я более, чем уверен, он все сделает вовремя.

– И то верно, – хмыкнул Пьер. – Этот тип и не на такое способен. Уже хотя бы то, что он сумел каким-то образом меньше чем за два месяца из обычного временного работника стать помощником главы отдела, делает его не совсем обыкновенным человеком. Ведь всем вам известно, как тяжело добиться расположение наших глав. Они все под одну гребенку. Ведь не зря говорят, какое начальство такие и подчиненные. Теряюсь в догадках о скрытых способностях нашего любезного коллеги.

– Я слышал, он оказался очень толковым в делах программирования, – сказал Виктор. – Показал удивительные навыки от чего начальство, немного понаблюдав за его работой, приняло решение перевести его, а особенно когда заглянули в личное дело в графу образования.

– Нет, – покачал головой Пьер. – Все равно там что-то нечисто. Чтобы на одних только навыках и знаниях так просочиться, Да еще к нашему Дюбуа, я уже молчу о том, чтобы понравиться Лорану, через которого все это прямым образом проходит. Нет-нет, ни в жизнь не поверю в случайность. Каким бы странным не был наш добрый друг Маре, а своей ангельской мордашкой так просто расположения от начальства не заслужить.

– На что ты намекаешь? И как же по-твоему он попал на это место? – изогнув бровь, осведомилась Беатриса.

– А сама как думаешь? – нацепил гаденькую ухмылочку Пьер. – Тут явно не обошлось без бартера.

– Бартера? – переспросила девушка. – А что же было на кону?

– А ты угадай, что может предложить смазливый мальчик, без особого дохода? Ведь я слыхал у него нет семьи и он беден, как церковная мышь, в отличие от своего однофамильца бизнесмена Маре. Только благодаря старшему брату и скромным пожиткам, что остались от родителей, он получил образование и устроился к нам, чтобы помочь старшему с делами. Ну, – после короткой многозначительной паузы, развел руками Пьер, – или же попросту он молчит о зарытых на заднем дворике миллионах его именитых предков, родство с которыми держит в тайне. Как знать.

– Хах, совсем дурак? Как-будто наши шефы на такое купятся, – недоверчиво усмехнулся Люсьен, успевший подметить совершенно стандартную ориентацию руководства.

– А как будто нет? Они не люди, да?

– Дело не в том, люди они или нет. Ты же понимаешь, что есть предпочтения в отношениях. А наши шефы предпочитают более изящные фигурки.

– Ой, а типа нельзя сделать исключение. Не говори ерунду, Люсьен. Тебе ли не знать.

– Между прочим, вопреки вашему мнению, совершенно ложно сложившемуся обо мне, у меня также имеются кое какие принципы, – гордо заявил Люсьен.

– Да, неужели. А как насчет…

– Ах, Пьер, – прервала его Беатриса, уставшая слушать болтовню. – Сделай милость. Довольно уже! Вечно ты со своими дурацкими шутками. Слушать противно. Пошляк.

– Самое главное, моя милая Беа, что вы все тут смекаете, что это всего лишь шутки, – самодовольно заметил Пьер.

– Как насчет начать работу? – вставил Виктор. – Если начальство нас тут увидит после окончания перерыва…

– Да, он прав. Встретимся после работы, – сказала Беатриса и вместе с Люсьеном направилась в маркетинговый отдел.

Пьер и Виктор также удалились. Пьер двинулся в отдел планирования, а Виктор – в финансовый.

Николас же, прежде чем отправиться в приемную, бросил тоскливый взгляд на лифт. Откровенно говоря, он питал тайную симпатию к этому парню, чей взгляд пронизывал до костей и поражал своей глубиной.

Кристиан Маре – очень привлекательный молодой человек. Гибкий и утонченный, а его открытое чело свидетельствует об интеллекте, глаза всегда исполнены удивительной силы душевного покоя и улыбаются.

К своему стыду и величайшему упущению, Николас еще ни разу за весь месяц не сумел найти повода заговорить с Кристианом, хотя такое желание возникло в ту же секунду, когда их взгляды ненароком встретились и шатен с благородным лицом (его имени Ник тогда не знал) приветливо кивнул ему в знак приветствия.

Познакомиться не удалось вовсе не из-за стеснительности или природной скромности Вилара, коими он к слову не обладал, а скорее из-за отсутствия свободного времени, как такого. К тому же сам Кристиан вечно был с головой погружен в дела, когда они время от времени пересекались в коридорах здания. Нужно также отметить, что Николас совершенно ничего не знал об этом парне, даже возраст только предполагал. И по его мнению, Кристиан был с ним примерно одного года рождения. И посему краткие сведенья биографии Кристиана, случайным образом озвученные Пьером, дали сладкую пищу для размышлений.

Ник сам порой удивлялся, как человек с которым ни разу не заговорил за целый месяц может вызывать в нем такое расположение.

Повод обратиться к Кристиану выискался наиотменнейший. Пусть диалог был кратким, но он так или иначе состоялся. А это уже что-то в сравнении с теми приветственными кивками, коими они обменивались до сего дня. Не мудрено, что сердце Ника так отчаянно колотилось, когда ему вдруг дружественно память выдала воспоминание о Дюбуа и он не думая ни минуты кинулся передать важную на тот момент информацию, даже не думая о том, что собственно совершает, заговорил с Кристианом.

И что поразило его куда больше собственной реакции, так это осведомленность о нем Кристиана. Откуда он знал, как зовут Николаса, они же раньше не были знакомы и рабочие места их довольно далеко друг от друга, чтобы располагать данными?

«Неужто…»

Столь смелое суждение привело Ника в трепет.

«Неужто Кристиан интересовался им? А он даже не подозревал… Как обидно. Как досадно, что ему самому не пришла в голову мысль немного пораспрашивать об этом парне. Он был так занят работой, что совершенно не подумал, что можно собрать информацию.»

Ник тяжело вздохнул. Он уже сидел за рабочим столом и подпирая ладонью подбородок, смотрел в монитор компьютера. От обилия цифр глаза совсем скоро начали побаливать и Ник закрыл их.

– Чего вздыхаешь? – бросив в его сторону короткий взгляд и отхлебнув из чашки кофе, недовольно буркнул Бове. –Только не вздумай жаловаться на усталость. Ты и так полдня даром потратил. По твоей милости, я теперь ничего не успеваю.

– Я же извинился, – пробормотал Ник, которого это «поклевывание» в течение дня уже стало порядком раздражать.

– Лучше бы ты работу вовремя сделал.

– Месье Бове, – вдруг неожиданного для самого себя заговорил Николас, – а вы никогда не думали найти менее нервную работу?

Бове чуть своим кофе не поперхнулся.

– Ты что несешь? Это как понимать?

Ник вздрогнул и замахал руками.

– Нет-нет, ничего такого не подумайте. Просто я вдруг подумал, что вам должно быть ужасно опротивело каждый день находиться в таком подвешенном состоянии. Сплошная нервотрепка. Нужно все время быть наготове, вдруг шефу что-то понадобиться, а ту еще я… А у вас ведь своя семья, свои заботы. И может вам иной раз хочется найти менее нервную работу?

– Может и хочется, – угрюмо проговорил Бове, устремив взор в свой монитор, – да только где я еще найду работу с таким окладом? Да и должность такая как моя на дороге не валяется. Вот и приходится наизнанку выворачиваться, да еще таких лентяев, как ты подгонять. – Он поднялся из-за стола. – Я вернусь через пять минут и чтобы к тому времени, все файлы по отделам уже были собраны и, отформатированные, лежали на моем столе. А нет – ищи другую работу. Уяснил?

– Уяснил, – кивнул Николас.

Бове быстрыми, нервными шагами прошел к двери, но прежде чем выйти задержался на мгновенье.

– Странно второй раз за день я слышу этот вопрос.

Ник с удивлением уставился на него, ожидая пояснений, однако Бове не стал комментировать, а просто вышел.

– Что-то я не понял, кто-то еще спросил его о том же о чем и я? – и, пожав плечами, парень продолжил приводить данные в порядок.



Примечания:

* Кристиан – от лат. Christ варианта имени Христа.

.

Получить полную версию книги можно по ссылке - Здесь


Предыдущая страница Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Аметистовый Аристократ - Алевтина Сергеевна Чичерова


Комментарии к роману "Аметистовый Аристократ - Алевтина Сергеевна Чичерова" отсутствуют


Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Партнеры